Бесконечный ужас. Том 11. Глава 9

Предыдущая | Следующая


Они задержались в Хамунаптре еще на десять дней, пока из Европы не привезли сто зажигательных бомб. После этого все снова погрузились на дирижабль и направились к золотой пирамиде. Дженг успел полностью восстановиться за эти дни.

– Бог создает не миссии, а целые миры. Раньше меня интересовало: почему есть возможность вернуться в посещенные ранее миры? Если бы это предназначалось для отдыха и отпусков, достаточно было бы и реального мира. Бог оставлял нам подсказки, что мы не должны следовать его правилам. Он желает только чтобы мы эволюционировали… чтобы сами искали опасность и преодолевали ее. Твоя техника взрывного усиления это признак эволюции, – сказал Дженгу стоящий на палубе Суан, глядя на пустыню.

Дженг многому научился у него за эти десять дней. Например, он узнал, какие могут быть бонусные миссии в потенциальных мирах, как лучше выживать, как сражаться с другими командами и даже как он может улучшить свои техники. Выводы этого человека были краткими и ориентированными на результат. Это давало Дженгу множество ответов. Хотя некоторые из них были не тем, что он хотел услышать.

– Я задумывался о том, каким образом Бог оценивает силу каждого, чтобы установить сложность фильма, – заговорил Дженг. – Сложность не должна быть одинаковой для всех, иначе сильные смогли бы с легкостью собирать очки и награды. Получается, что техника, которую я создал, стоит за теми рамками, по которым Бог устанавливает сложность?

– Именно так, – кивнул Суан. – Иначе Бог был бы настоящим богом. Также это не соответствовало бы цели эволюции. Тот, кто развивается, должен быть вознагражден. По мере развития, сложность будет становиться все меньше и меньше, пока в итоге вы не сможете накопить 50 000 очков и вернуться в реальный мир.

– Если это так, то почему бы нам не пойти в лес, чтобы убивать пигмеев? – обрадовался Дженг. – Я думаю, что если буду осторожен, то легко смогу уничтожать их. У меня ведь есть роторный пулемет с бесконечными патронами.

– Это возвращает нас к предыдущему разговору, – нахмурился Суан. – Вероятность того, что Бог оставит лазейку, позволяющую тебе набивать очки и награды, близка к нулю. Потому что если ты недостаточно силен, чтобы сразу убить их всех, ты сможешь отступать и возвращаться, убивая их, пока не наберешь 50 000 очков. Но в этом случае отпадет нужда в эволюции. Скорее всего, Бог увеличивает твой личный рейтинг на единичку за каждую убитую обезьяну, так же как раньше это происходило для всей команды Китая. Как только ты наберешь определенный рейтинг, сложность увеличится. Так как ты уже уничтожил несколько тысяч обезьян, я подозреваю, что они будут использовать оружие 70-80-х годов, а возможно даже более современное. Если ты убьешь более десяти тысяч, то скорее всего в тебя начнут стрелять ракетами сразу же, как только ты окажешься в лесу.

– Тогда что насчет зажигательных бомб? – вздохнул Дженг. – Это также должно считаться убийством.

– Кто получит награду за убитых? Ты или я? – слабо улыбнулся Суан. – Бог не глуп. Не пытайся обыграть его. Даже если это действительно метод, который позволит добраться до пирамиды, возможно, это просто то, с чем может согласиться Бог. В противном случае мы столкнулись бы с тропическим лесом. Однако так как ты обойдешь опасность, то потеряешь награду. Если только ты не будешь бросать бомбы прямо им в лицо. Каждое правило этого мира подтверждает одно: награда эквивалентна риску.

Дженг вздохнул. Было жалко, что он не мог получить очки за уничтожение пигмеев, иначе он мог бы воскресить за них как минимум трех членов команды.

– Следуя твоей теории, награда за уничтожение Царя Скорпионов также будет уменьшена из-за обхода опасности в лесу.

– Нет, так как интеллект также часть эволюции, – улыбнулся Суан.

Улучшенный дирижабль, использующий Небесную доску, вернулся к границе леса через сутки полета. Всю дорогу они были настороже, ожидая атаки Имхотепа. Несмотря на то, что дирижабль мог лететь быстрее, чем его песчаный шторм, они не желали подвергаться риску нападения в воздухе. К счастью, они добрались в целости, поэтому все с облегчением вздохнули, спускаясь с дирижабля. С Книгой Амон-Ра в руках и с Эвелин для расшифровки иероглифов они больше не боялись Имхотепа.

– Нам повезло, что мы не встретились с ним во время полета, но если он появится сейчас, то я уже не испугаюсь его, – рассмеялся Джонатан.

О’Коннел спустился вслед за ним:

– Интересно, а кто это так быстро бежал, когда в предыдущий раз встретил несколько обезьянок.

Дженг жестами предупредил остальных и отравился в лес.

Он пришел к этому выводу после разговора с Суаном. У него все еще оставался не до конца разряженный амулет. Теории Суана были наиболее вероятны, но все-таки были теориями, а не фактами. Так как у них был способ защититься, они решили проверить текущее состояние пигмеев. Если они не слишком развились, то неплохо было бы убить немного в ближнем бою.

Пока все остальные устанавливали лагерь, Дженг вошел в лес в одиночку. Он ощущал все то же самое: как будто за ним следило неисчислимое количество глаз. Но в этот раз его задачей было исследование, а не сражение, поэтому он перешел только на первую ступень состояния снятых ограничителей. Прыгнув в просвет между деревьями, он за пару минут достиг внутренней части леса.

Внезапно его охватило предчувствие опасности, а затем раздался звук взрыва.

*Bang!*

Он был отброшен на три метра, прежде чем успел среагировать. Амулет в его руке раскрошился. Пуля со скоростью молнии ударила его в грудь. Барьер отразил ее в сторону, но сила удара все равно оттолкнула его назад. Дженг прекрасно знал звук этого выстрела, его издавала противотанковая винтовка, подобная той, которую он использовал в бою с командой Дьявола. Как и следует из названия, это снайперская винтовка, предназначенная для пробития танковой брони. Несмотря на то, что она все равно намного слабее Гаусс-винтовки, одного попадания хватит чтобы оставить в его теле дыру.

Теперь, после того как амулет рассыпался в прах, Дженг оказался беззащитен против угрозы снайперских винтовок. Он почувствовал, как холод пробежал по спине, и сразу же активировал взрывное усиление, после чего прыгнул в просвет между деревьев и побежал, используя ветви и листья так, чтобы ограничить противнику видимость. В следующую секунду раздалось множество выстрелов. Он мог представить себе множество дыр в земле от попадания пуль там, где он только что пробегал. Таким образом, небольшая задержка могла стоить ему жизни, от осознания этого его тело покрывалось холодным потом: «Сжечь их всех. Это безумие. Такими темпами пигмеи скоро будут пилотировать Гандамов».

***

– Передумал? Собираешься сжечь их всех? – спросил Суан, просматривая какие-то бумаги.

– Да, всех их, – тут же ответил Дженг. – Черт, у них уже есть снайперские винтовки. Если мы не уничтожим их, то нам придется столкнуться с современной армией. Однако при этом мне интересно, что задумал Имхотеп.

Суан ответил, не поднимая головы:

– 70% на то, что он уже внутри пирамиды. 20% на то, что он неподалеку и следит за нами. 10% на то, что он отправился в Хамунаптру. Каких из вариантов, по твоему, наиболее выгоден для нас?

– Конечно же, что он внутри пирамиды, – не задумываясь, ответил Дженг. – Так мы сможем разобраться с ним по пути. Иначе он может появиться во время боя. Что ты рассматриваешь?

– Информацию по египетской мифологии, полученную от Эвелин, – ответил Суан, подняв голову. – Я ищу то, что может быть реальным. Если это реальный мир, то в нем не может существовать только одно сокровище. Возможно, есть еще квестовые предметы, которые могут привести нас к сокровищам, способным увеличить нашу силу.

– Есть какие-нибудь результаты? – сразу же спросил Дженг.

– Можно забыть об этом всем, – он поправил очки и глотнул из стакана. – Слишком низкий коэффициент усилий и выгоды из-за того, что мы не знаем, правдивы ли эти мифы. Будут дополнительные затраты времени, патронов и расходников. Кроме того, они относятся к сюжетам, о которых мы ничего не знаем. Мы не знаем, откуда может прийти опасность или как использовать квестовые предметы. Я буду рассматривать эти мифы только если шанс на успех будет больше пятидесяти процентов.

Дженг хотел рассмеяться, но сдержался:

– Тогда почему ты так сконцентрирован на этих бумагах? Разве они не бесполезны для тебя?

– Я попросил Эвелин написать их сразу иероглифами и на английском. Я изучаю структуру иероглифов и способ их расшифровки. Мы должны получать новые знания в любой ситуации.

– Правильно, правильно, – кивнул Дженг. – Я понимаю. Итак, как мы собираемся сжечь лес? Тебя не беспокоит ветер?

Суан взял бумагу, на которой было изображено нечто, похожее на карту, явно сделанное от руки:

– Пока ты был в лесу, я облетел округу и нарисовал карту местности. Может показаться, что это не так, но этот лес напоминает своей формой треугольник. Мы должны использовать зажигательные бомбы в этих четырех местах. Нужно будет распределить бомбы на территории в 100 квадратных фунтов в каждой из точек, а затем взорвать их твоими гранатами. Это будет наиболее эффективно. Мы сможем сжечь весь лес независимо от направления ветра, только если бог не создаст для нас какие-нибудь препятствия.

– Это звучит легко, но какие могут быть препятствия? У меня плохое предчувствие насчет этого.

– Кхм, убийство слишком большого количества пигмеев может привести к тому, что Бог превратит их во что-то другое, например, в Кинг Конга, – внезапно легко рассмеялся Суан. – Поэтому это риск. Если мы проиграем ставку, то умрем, потому что могут существовать другие способы проникнуть в пирамиду, не убивая всех пигмеев. Вероятность того что мы умрем от вмешательства Бога равна тридцати процентам.

Дженг не сильно задумывался о Кинг Конге, но потом представил, как пигмеи пилотируют Гандамов и особенно его любимый «Providence», и покачал головой:

– В любом случае, постарайся. Ах, да, ты умеешь смеяться?

– Да, просто нужно напрягать определенные мышцы лица, – Суан снова рассмеялся. – Однако плакать намного сложнее. Несмотря на то, что я могу сделать такое выражение лица, вызвать слезы очень сложно. Но если есть подходящие приспособления, то можно и поплакать.

– Не беспокойся, напарник, ты достигнешь четвертой ступени, – хлопнув его по плечу, Дженг вышел из палатки.

– Напарник? — пробормотал ему вслед Суан.

С помощью персонажей фильма они завершили установку зажигательных бомб к вечеру. Дженг воспользовался простым детонатором, созданным Суаном, и подорвал их. Смотря вниз с дирижабля, они видели, как лес начинает загораться с четырех мест. Черный дым поднялся до небес, после чего огонь двинулся во внутреннюю зону леса.

– Это только начало. Судя по размерам леса, до того как огонь доберется до пирамиды, должно будет пройти около трех-четырех дней. Потом еще три-четыре дня на остывание леса. Это значит, что нам придеся ждать восемь дней. Сколько времени у тебя осталось?

– Пятнадцать дней, – ответил Дженг. – Если считать дни, включая сегодняшний, то у нас останется восемь дней. Этого времени должно быть достаточно для того, чтобы войти в пирамиду и убить Царя Скорпионов.

– Тогда вероятность исполнения моего плана немного выше. Возможно, Бог дал тебе 60 дней как раз для того, чтобы ты смог сжечь лес, и у тебя осталось время на то, чтобы его останки остыли.

Ардет вздохнул, стоя рядом с ними.

– Печальна судьба этого леса. Если бы мы могли сохранить его, тогда весь Египет… – он покачал головой.

– Не беспокойся об этом, – похлопав его по плечу, сказал Дженг. – Даже если бы мы не сожгли лес, твое племя не смогло бы разобраться с пигмеями. Кроме того, лес все равно, наверное, исчез бы без магической подпитки от Анубиса после нашей победы над Царем Скорпионов. Это не то, что зависит от нас, поэтому не стоит сильно об этом переживать.

Ардет мог только вздыхать, качая головой. Никто другой не смог бы себе представить, насколько он – как человек, выросший в пустыне – мечтал о пустыни, покрытой зеленью. Если бы он не понимал, что этот лес никогда не будет принадлежать им, он бы сделал все, чтобы остановить Дженга.

Огонь горел несколько дней, оставляя после себя только черный и белый пепел. Но наступив в пепел, можно было оказаться в огне. Там внутри все еще оставались очаги огня, поэтому им приходилось ждать. Дженг и Суан ни разу за это время не получали уведомлений от Бога о полученных очках за убийство пигмеев.

Но никто не отдыхал в эти дни ожидания. Дженг продолжал без перерыва тренироваться во взрывном усилении и других боевых навыках, а Суан читал написанные иероглифами документы, связанные с мифологией. Эвелин возмущалась, что она работает как при горящих сроках.

***

Восемь дней спустя.

Дженг в одиночку отправился в лес. Пройдя несколько километров, он не встретил никакой опасности, поэтому все остальные также решили отправиться во внутреннюю часть леса. В глубине в некоторых местах по прежнему сохранялся огонь, так что эта местность была покрыта слоем дыма. Но в то же время они никак не могли найти пирамиду.

– Продолжим идти к центру леса. Пирамида должна быть там, – решил Дженг и выдвинулся на пару сотен метров дальше остальных.

По дороге они находили сгоревшие тела зверей, однако чем ближе они приближались к центру леса, тем меньше было тел животных и тем больше тел пигмеев. Они умирали целыми группами. Рядом с их телами можно было найти деформированное оружие от пистолетов и снайперских винтовок до РПГ. Важнейшим же было то, что пигмеев было просто слишком много. Они уже увидели десятки тысяч тел на пути. Обладая оружием, пигмеи не отличались от армии. Они были партизанскими силами, сражающимися на родной территории.

Видя их количество, все ощущали беспокойство, особенно Дженг. Если бы они действительно попытались убивать пигмеев в небольших количествах за подход, как он изначально рассчитывал, то реально существовала бы возможность того, что могли появиться пигмеи, пилотирующие Гандамов. Тогда даже сжигание леса не помогло бы им справиться с ними. К счастью, подобного не произошло, и они смогли пройти так далеко не встретив угроз только благодаря Суану.


Предыдущая | Следующая