Бесконечный ужас. Том 7. Глава 4

Предыдущая | Следующая


До начала следующего фильма оставалось два дня – вся возможная подготовка уже завершена, приобретены оружие и предметы поддержки, такие как гемостазовый спрей, упакованная еда и вода. После тренировки всем также потребовалось немного времени, чтобы отдохнуть. После того как все узнали, что можно сделать в своем подвале, многие вернулись к себе и создали свои личные курорты – они были точными копиями земных, за исключением отсутствовавших там людей.

– Когда мы вернемся, найдем такое же тихое и красивое место, чтобы жить там. Мы, наверное, будем очень богаты к тому времени. Ха-ха. Если вдруг мне захочется, то я буду носить трусы поверх одежды и спасать мир. А в свободное время буду ходить с тобой по магазинам. Прекрати смеяться, что-то вроде этого не так невозможно.

Дженг сидел на траве, держа Лори в объятиях. Погода и атмосфера казались очень расслабляющими, если не учитывать отсутствия солнца.

Перед тем как умереть, Лори не смотрела фильмов о супермене. Однако здесь они смотрели много различного кино. В основном это были фильмы ужасов, которые она смотрела вместе с Дженгом, но также она смотрела и некоторые обычные фильмы в одиночестве, поэтому она уже знала о супермене и рассмеялась в ответ на слова Дженга. Волна нежного ветерка прошла мимо них и породила рябь на травяном поле.

Они оба удобно устроились и не говорили ни слова, испытывая спокойствие, пока руки Дженга не скользнули ей под одежду.

* * *

Хенг целился в дерево, находящееся в километре от него. Геном Эльфа намного улучшил его ловкость, зрение и способность обращения с луком. Кроме того, он и сам по себе был талантлив в этом. Привыкнув к использованию Сириуса за эти нескольких дней, он также улучшил свои навыки стрельбы из лука.

Рикошет и взрывной выстрел были двумя способностями, которые он изучил из древней книги, переходящей по наследству в его семье, но даже с его упорным трудом он смог научиться использовать только рикошет. В той книге были описания и других способностей, но они казались столь нереальными. И только увидев их в списке способностей, доступных для покупки, он осознал, что они реальны. Именно поэтому он и начал тренироваться в использовании взрывного выстрела.

Взрывной выстрел – чтобы использовать его, нужно было выстрелить двумя стрелами, приложив больше сил для второй стрелы, так чтобы последующая стрела ударила в летящую впереди и удвоила ее силу и скорость. Легенда гласит, что сильнейший лучник мог таким образом выстрелить сразу девятью стрелами.

Хенг знал, что он был немного талантлив в стрельбе из лука, но этого недостаточно для того, чтобы его прозвали гением. Наиболее важным было то, что у него не хватало мужества, чтобы выстрелить во второй раз. Поэтому, чтобы компенсировать свою слабость, он мог только стараться еще больше. Все его надежды обращались на первый выстрел.

К сожалению, его пределом при взрывном выстреле оказались всего две стрелы. Было понятно, что ему требуется улучшать свой геном эльфа дальше. Но сейчас он должен был стать опытным по крайней мере в использовании взрывного выстрела из двух стрел.

Капельки крови скатывались с лука. Его рука была покрыта царапинами, а тетива запятнана кровью. Хенг нахмурился, идя по направлении к лестнице.

– Осталось всего восемьсот очков. Этого должно хватить еще на восемьдесят восстановлений.

* * *

Лан сидела в своей комнате с закрытыми глазами, но спустя некоторое время лениво развалилась на своей кровати. Сейчас она выглядела потерянно – подобрав подушку, девушка начала избивать ее и в то же время бормотать: «Идиот». Через некоторое время она обняла подушку и снова вернулась в то же потерянное состояние.

– Я дура? Это очевидно, что они разные люди. Почему я не создам его? Действительно ли я одновременно люблю двух людей? Нет, это потому что… – Лан бормотала так, как будто говорила во сне.

В действительности, она не осознавала, что говорит. Перед ее глазами стояли образы двух фигур, но в итоге они обе слились в один образ, что еще больше озадачило ее.

Поднявшись с кровати, Лан достала из тумбочки закрытый на ключ дневник. Она открыла его и начала читать.

«Такое удивительное место. Возможно, это ад, как сказал Джие, и мы не сможем вернуться назад. Тогда могу ли я снова увидеть тебя здесь? Я уже почти забыла твое лицо.»

«Я уже несколько дней нахожусь здесь. Джие говорил, что через десять дней мы попадём в следующий фильм. Я надеюсь, что нам так же повезет, как и в предыдущем фильме. Меня почти убил тот монстр. И именно тогда я осознала, что на самом деле боюсь умереть. Нет, не просто умереть. Я боюсь, что забуду все. Забуду о себе, о тебе, о любви и о ненависти.»

«Мы отправимся завтра. Этот Дженг такой везунчик. Но люди всегда говорили, что удача и счастье никогда не идут вместе. Но он так счастливо смеялся. Стоит ли мне поступить также и создать тебя? Я не знаю. Действительно. Смерть это смерть. Даже если я создам тебя, это же будет другой человек. Когда я думаю о том, что кто-то выглядит как ты и имеет те же воспоминания, и будет прикасаться ко мне, то мне становится так страшно. Может ли быть, что я боюсь увидеть тебя снова? Или я так ненавижу тебя, что не хочу больше видеть? Я отправлюсь. Надеюсь, что я смогу вернуться.»

Лан смеялась, читая это. Но при этом слезы падали на страницы дневника подобно жемчужинам.

«Он на самом деле хороший парень, просто слишком упрямый и с добрым сердцем. Он должен был просто бросить меня и убежать в той ситуации. Он такой же, как и ты, упрямый и добросердечный. Такой дурак.»

«Когда меня потащил чужой, я внезапно поняла, что, должно быть, чувствовала та девушка. Она, наверное, была в отчаянии, но при этом все еще была привязана к этому миру. Независимо от того, насколько человек хочет умереть, он все равно будет испытывать привязанность к этому миру. В тот момент для меня он занял твое место.»

«Внезапно я ощутила симпатию к посторонним людям. Отвращение и сочувствие. Не к тому, что они сделали, а к жалости, которую они ощущали.»

«Я почувствовала себя такой расстроенной, когда увидела, как он обнимает Лори.»

К этому моменту она уже всхлипывала. Она плакала и плакала, пока не достала ручку и не начала писать:

«Я действительно сдалась. Извини, сможешь ли ты простить меня? Отныне я никого больше не полюблю. Я останусь с тобой в сердце, пока мы не встретимся в аду. И тогда я попрошу прощения.»

* * *

Хонглу фанатично собирал что-то из механических деталей, однако затем на одной из них вспыхнула искра, и со звуком *bang* все это взорвалось. Когда дым рассеялся, Хонглу сидел с лицом, покрытым черной сажей – коснувшись своего лица, он громко рассмеялся.

– Молодой господин, это заставляет остальных волноваться. Может, вы воспользуетесь защитным оборудованием?

Безумно красивая женщина около двадцати восьми или двадцати девяти лет, одетая в ципао[1], стояла за спиной Хонглу. Она выглядела зрело, и обладала великолепным телом, которое могло спровоцировать фантазию любого мужчины.

Хонглу покачал головой:

– Я сказал тебе не спускаться вместе со мной, но ты просто не собираешься меня слушать? Сестренка Ран, разве я не просил тебя называть меня младшим братом? Ладно. Эти приборы используют низкое напряжение, они не опасны. Они не наносят повреждений, даже если взрываются. Я знаю, как избежать опасности. Хе-хе, не волнуйся.

Она хотела что-то сказать, но в итоге решила промолчать и, достав носовой платок, вытрела его лицо.

– Молодой мастер, эта одежда слишком… По крайней мере, позвольте мне одеть белье.

Хонглу извращенно захихикал, после чего шлепнул ее по попе и сказал:

– Ни за что. Так или иначе, ты не будешь выходить на платформу. А здесь других людей нет. Или ты не хочешь, чтобы я видел?

Она покраснела и пробормотала:

– Нет. Просто в этом есть что-то неправильное.

Хонглу вернулся к сборке механических деталей:

– Нет, ни за что. Мне нравится видеть тебя, когда ты одета так. И когда мы ложимся спать, ты должна одевать ту пижаму и крепко прижиматься ко мне. Так, продолжим. Я должен собрать это до конца сегодняшнего дня.

Детали снова взорвались, и его лицо оказалось покрыто сажей еще раз, и также вытерто платком.

* * *

Комната Йонконг была обустроена таким образом, что походила на тюремную камеру – там не было никакой мебели или украшений, кроме небольшого шкафа и грубо выглядящей деревянной кровати, застеленной серыми простынями. Это все было похоже на тюремную камеру больше чем на что-либо другое.

В данный момент комната утонула во тьме. Йонконг же сидела на краю кровати со скрещенными ногами. Она глубоко погрузилась в свое сознание и слилась с окружавшей темнотой, если не считать легкого ощущения присутствия. Через какое-то время она открыла глаза и поднялась, после чего дернула цепь на полу, открывая вход в подвал. Даже этот вход выглядит так странно, далеко не как то, с чем нормальная девушка должна иметь дело.

Подвал также был погружен во тьму. Но если бы вы включили свет, то увидели бы деревянные столбы высотой в человеческий рост. Эти столбы не были расставлены в каком-то порядке. В центре них находился металлический столб, внешне напоминающий человека. И при этом, этот столб, единственный из всех, был целиком покрыт царапинами.

Йонконг спустилась в этот темный подвал. Она ничего не видела дальше метра от себя. Таким образом, закрыв глаза и держа правой рукой кинжал в ножнах, она начала медленно двигаться к столбу в центре. А затем начала ускоряться, пока не перешла на бег.

Удивительно, но, не замедляясь ни на мгновение, она добежала практически до центрального столба, увернувшись ото всех остальных. Также, она пробежала практически бесшумно, подобно кошке. Присмотревшись, можно было заметить, что она была без обуви.

Приблизившись к центру, Йонконг открыла глаза, как будто почувствовав это. Когда она уже была готова выхватить кинжал из ножен, раздался звук *bang*! Она врезалась в деревянную колонну, потеряв сознание. Прошло некоторое время, прежде чем она смогла подняться с земли.

Когда она сидела так, потерянно смотря в темноту, она выглядела такой милой девочкой. Такой, что заставила бы любого лоликонщика сходить с ума по ней. Поднявшись с пола и перебинтовав лоб, она пробормотала.

– Я все еще не могу быть без эмоций в момент атаки. Я продолжаю излучать жажду убийства. Как они это делают? Или они уже не думают о себе как о людях?

Говоря это, Йонконг поднималась по лестнице. Эти столбы были запятнаны кровью. Она провалилась уже бесчисленное количество раз.

* * *

Джие занимался тем же самым, чем и Дженг – вместе с любимой женщиной он отправился на поле, созданное в подвале. Они гуляли, держась за руки, и так как Джие был отягощен мыслями, они вдвоем просто гуляли, не говоря ни слова, пока не дошли до озера, возле которого Нана нежно сказала:

– Не хочешь немного порыбачить? Я схожу за удочкой.

Он хотел отказаться, но увидев намек на просьбу в ее глазах, с улыбкой согласился. Затем он сел на берег реки и стал смотреть на серебристую гладь воды. Нана вскоре вернулась, слегка запыхавшись. Она передала Джие рыболовную удочку:

– Что тебя гложет? Это связано с членами твоей команды?

Она осторожно помогла ему насадить наживку. Джие вздохнул и забросил удочку в озеро, в то время как она элегантно присела рядом с ним и, слегка облокотившись на него, прошептала:

– Ты мог бы рассказать мне об этом? Лучше выход, когда ты раздражен или несчастлив, это поговорить с близкими тебе людьми. Расскажи мне, Джие, я хочу знать, что делает тебя таким несчастным.

Немного помолчав, Джие ответил:

– Готова ли ты исчезнуть вместе со мной? Не умереть и не жить. Мы покинем этот мир, держась за руки. Готова ли ты к этому?

Нана опустила свои маленькие ладошки на ладонь Джие и улыбнулась:

– Мои ладони всегда в твоих руках. Джие, независимо от того, куда ты отправишься, даже если ты должен будешь исчезнуть, я всегда буду следовать за тобой, вечно. Пока ты не отпустишь мою ладонь, я никогда не отпущу твою.

Джие с любовью смотрел в ее глаза и как будто ощутил песчинку в своих. Отвернувшись, он продолжил:

– Я… Я просто беспокоюсь о тебе. Что этот мир хочет сделать с нами? Я просто боюсь твоей печали и твоих слез. Если однажды я исчезну, ты же будешь плакать?

Она улыбнулась ему. Ее голос по-прежнему был нежен, но в нем чувствовалась решимость:

– Такого не произойдет. Когда ты исчезнешь, я последую за тобой куда угодно. Неважно, смерть это или просто исчезновение. Я никогда не буду одна.

Джие сделал глубокий вдох и рассмеялся:

– Вот оно как? Тогда я сказал что-то неправильное. Давай встретим все вместе. Давай закончим наше последнее путешествие держась за руки в следующем фильме. Глупая девчонка, я обещал, что никогда не отпущу твою руку, и я выполню свое обещание. Мы будем держаться за руки, даже когда придет наша смерть.

«Мы все встретим вместе, даже смерть. С этого мгновения и до самой смерти, мы не будем разлучены».

* * *

Время шло и вскоре настал последний день. Они понимали, что возможно не каждый из них доживет до конца следующего фильма, независимо от того, хотят они этого или нет. Многие вещи были предопределены с самого начала. Единственное, что они могли делать, это бороться изо всех сил.

Дженг с самого утра начал приводить в порядок вещи в кольце. Золотые слитки, пули, нож, огнестрельное оружие, воздушная пушка, гранаты, Книга Мертвых и прочие различные предметы, вроде еды и воды. Даже если каждый предмет в отдельности занимал небольшое место, вместе они заполнили все полтора квадратных метра в кольце. Дженг даже задумался о покупке еще одного кольца, но и только. Это не стоило того, чтобы тратить награду на еще один предмет с такими же свойствами.

– Все упаковал? Ты упаковал свое оружие? Я не видела, как ты его положил, – Лори беспокоилась сильнее, чем сам Дженг.

Дженг погладил ее по голове и улыбнулся:

– Не беспокойся, я все собрал. Оружие, золото, пули, все. Глупенькая, почему ты так волнуешься? Это же не первый раз.

Лори ответила ему в серьезном тоне:

– Перестань быть таким беспечным. Независимо от того, сколько раз ты будешь отправляться туда! Любая ошибка может привести к смерти, даже два, казалось бы, не связанных между собой события…

Дженг без промедления остановил ее.

– Я же говорил тебе не смотреть «Пункт назначения». Не беспокойся, мы путешествуем по фильмам ужасов, а не в саспенс[2] или триллеры. Мы не попадем в него. Я выполню свое обещание. Независимо от того, что произойдет, я не умру. Понимаешь? – договорив, он поцеловал ее.

Поцелуй заставил ее покраснеть и забыть все, что она хотела сказать.

– Дурак, это единственный способ, который ты знаешь, чтобы заставить меня замолчать!

Дженг рассмеялся и, схватив ее за руки, толчком открыл дверь. Все остальные кроме Джие уже были там. Каждый из них нес по рюкзаку, хотя Хенгу пришлось взять дополнительный специально для лука.

Вскоре Джие также вышел, держа Нану за руку. Он улыбнулся всем. В особенности, когда он смотрел на Дженга, его улыбка была особенно искренней.

В то время как они болтали на платформе, наконец-то появился луч. Все вошли внутрь, но к удивлению Дженга, Джие вошел в луч света вместе с Наной. В то же самое время, они услышали сообщение от Бога.

В течение тридцати секунд войдите в луч света.

Цель определена: Пункт назначения 2.

Начинается транспортировка.


[1] Ципао (кит. упр. 旗袍, пиньинь: qípáo) — это китайское платье, современная форма которого создана в 20-х годах модельерами Шанхая. В самом Шанхае эта форма платья называется zǎnze или zansae (長衫) собственно длинная рубашка/платье, но северный вариант того же слова чаншань (chángshān) обозначает мужскую одежду. Через кантонское произношение «чёнсам (cheungsam)» слово попало в английский (cheongsam).

[2] Саспенс (англ. suspense — неопределенность, беспокойство, тревога ожидания, приостановка; от лат. suspendere — подвешивать) — состояние тревожного ожидания, беспокойства. В английском языке этот термин широко употребляется при описании бытовых и жизненных ситуаций. В русском языке этот термин употребляется только применительно к кинематографу, видеоиграм и изредка к литературе: словом «саспенс» обозначают художественный эффект, особое продолжительное тревожное состояние зрителя при просмотре кинофильма; а также набор художественных приемов, используемых для погружения зрителя в это состояние. Саспенс в основном применяется в триллерах и в фильмах ужасов, а также в хоррор-играх.


Предыдущая | Следующая