Бесконечный ужас. Том 6. Глава 7

Предыдущая | Следующая


К тому моменту, как Шиву отбросило к стене, тело Арота начало трансформироваться. Внезапно, он обернулся. Девчонка, держащая пылающий кинжал, молча стояла в темном туннеле. Из-за дрожащего пламени она казалась миражом. Арот посмотрел на нее холодным взглядом, и начал отвратительно смеяться:

– Разве ты не поняла с прошлого раза? Ты недостаточно сильна, чтобы быть моим противником. Хватит одного удара, и ты станешь куском мяса. После чего я буду пить твою кровь, и играть с твоими костями. Хаха.

Йонконг спокойно ответила:

– Тогда вперед, подходи.

И после этих слов она скрылась в тенях. Через несколько секунд Арот превратился в зверя и последовал за ней в туннель.

Оставшиеся два человека из команды Индии были шокированы внезапным изменением ситуации. Они посмотрели в обоих направлениях, в одном был их лидер, а в другой сильный боец. Для сравнения, они были поддержкой и дальнобойным стрелком. Ни один из них не мог сражаться в ближнем бою, и даже обычное огнестрельное оружие могло их ранить. Таким образом, после того как оба бойца ближнего боя покинули их, они не знали, что делать.

– Ламу, в этой темноте ты сможешь прицелиться? – спросила Манавия.

Ламу покачал головой и ответил:

– Я не могу попасть в цель, если не вижу ее четко, независимо от того, насколько близко она, но если я увижу цель, то я смогу поразить ее на любом расстоянии. В этой комнате слишком темно. Боюсь, что я не смогу прицелиться.

Манавия посмотрела на комнату за стеной и стиснула зубы:

– Сначала мы пойдем искать Имхотепа. Если мы его найдем, то не умрем. У нас уже отрицательный счет. Если мы оба умрем, то у всех отнимут слишком много очков. Вперед, найдем Имхотепа!

Ламу посмотрел на комнату, сомневаясь. Крики и звон металла вызывали у него озноб. И особенно, эта темнота забирала остатки его смелости войти. Он некоторое время колебался, прежде чем сделать тяжелый выбор.

– Лидер сильный. Он должен быть в состоянии победить. Ха-ха. Да, он должен победить. А мы отправимся на поиски Имхотепа.

После этого короткого обсуждения, они решили отправиться на поиски Имхотепа. Они подошли к пропитанному кровью мешку и с жадностью посмотрели на него. Ламу взмахнул своей спицей и сказал:

– Что мы должны с этим делать? Убить ее? Мне жалко ее, когда она в таком состоянии. Она в любом случае не сможет вернуться живой. Смерть будет милостью для нее.

Манавия достала из рукава пистолет и рассмеялась:

– Позволь мне сделать это. Как я помню, ты все еще сохранил три тысячи очков. У меня столько нет. Поэтому, позволь мне убить ее.

Ламу нахмурился и поднял мешок:

– Слишком рано обсуждать это. Сначала давай найдем Имхотепа. Если мы сможем убить оставшихся членов команды Китая, тогда, возможно, мы сможем убить кого-то с разблокированными ограничителями.

Манавия вздохнула. У нее не оставалось другого выбора, кроме как пойти за Ламу в один из более широких туннелей.

***

Дженг все же не был одним из убийц. Он излучал настолько сильную жажду убийства, что, несмотря на то, что он сумел ударить Шиву, тот смог избежать попадания в жизненно важное место. Удар только подбросил его вверх, и именно бросок Дженга втолкнул его в комнату за стеной, комнату, полную золота.

Шива также вошел в состояния снятых ограничителей второго уровня. Его взгляд расфокусировался сразу, как он влетел в комнату. Он оттолкнулся ногой от кулака Дженга и перекувыркнулся назад. Кроме того, он призвал за спиной змею, и приземлился на ее тело, чтобы избежать падения на что-нибудь острое.

Но как мог Дженг позволить Шиве разорвать дистанцию? Змея была оружием средней дистанции, в то время как он был бойцом ближнего боя. Если он не сможет убить Шиву и дистанция увеличится, ему останется только проиграть. Поэтому, не думая, он бросился к Шиве, активируя прогрессивный нож в правой руке и «Nа»-кольцо в левой. Он бросился в темноту, следуя своим инстинктам.

Шива также быстро среагировал. У него появилась идея об их приблизительном местоположении, и он взмахнул рукой. Вторая голова змеи появилась над ним, и выплюнула огненный шар. Огонь осветил комнату, показав, что Дженг всего в метре от него, но также заставив его отскочить.

Шива быстро приказал другой голове змеи атаковать Дженга. Молния полетела в него, но было слишком поздно. Молния попала только в золотую статую, расколов ее напополам. Дженг уже успел исчезнуть в тенях.

– Ха-ха. Мое умение позволяет призвать легендарного Орочи.[1] Он[2] может эволюционировать, в зависимости от сожранных им людей, в навык «А»-ранга. Ха-ха. Ты смог достигнуть второго уровня состояния снятых ограничений, и я вижу, что у тебя есть еще какое-то улучшение. После того как он съест тебя, то сможет вырастить еще одну голову, и я стану еще сильнее! – прокричал Шива.

Он приказал змею окружить его кольцами. Теперь кому бы то ни было стало невозможно добраться до него. Каждые тридцать секунд он приказывал змею плеваться огнем. Огонь освещал зал, и если Дженг не успевал вовремя спрятаться, другая голова плевалась в него молнией. К счастью, была небольшая задержка между атаками двух голов. Поэтому, каждый раз он успевал скрыться.

С ходом времени, Дженг начинал нервничать. Даже при том, что остальная часть команды Индии не пришла, чтобы помочь, как он и ожидал, Йонконг была в опасности. Он не мог поверить, что Йонконг сможет справиться с оборотнем, когда она ранена. Честно говоря, он не был уверен даже в своей победе в бою лицом к лицу с оборотнем. Таким образом, он должен победить монаха как можно скорее, или он рискует потерять еще одного товарища.

Как только Дженг решился. Он поднял с пола какое-то золотое украшение, и бросил его в Шиву, а сам в это время побежал к стене. Монах почувствовал движение воздуха, приближающееся к нему, и приказал змею заблокировать это, а затем плюнуть огнем в ту сторону, в то время как другая голова готовила атаку молнией. Однако, к его удивлению, Дженга нигде не было видно.

– Ха-ха. Значит, ты решил просто убежать? Почему бы тебе не выйти и не сразиться со мной? Ах да, ты хочешь узнать, что произошло с теми двумя новичками, что попали в наши руки? Одного убил выстрелом в сердце ваш снайпер. Ха-ха, вы, ребята, сами друг друга убиваете. Какого это, чувствовать потерю очков? Разве это не особенно приятно? Ах. Прошу прощения, я забыл, что ваш снайпер также был убит. Как жаль. Мы могли бы уже быть мертвы, если бы он не был трупом. А хочешь знать, что произошло с другим новичком? С той красивой азиаткой. Моя команда поиграла с ее телом, потом я приказал врачу отрезать ее конечности и язык, выколоть глаза, а затем Арот даже снимал ее кожу кусочек за кусочком, а кровотечение мы остановили гемостазовым спреем. Она была полностью покрыта кровью, как будто была сделана из нее. Ха-ха.

Шива безумно смеялся, но его взгляд был спокоен. Эти слова были направлены на то, чтобы разозлить Дженга, но он не чувствовал никакой жажды убийства, как будто бы Дженг покинул зал.

Стать единым с тьмой. Не думать ни о чем. Отринуть осознание себя как человека. Я просто тьма. Только тьма.

Дженг медленно полз по потолку на высоте около восьми метров. Чтобы избежать шума, он передвигался, концентрируя в пальцах Ки и цепляясь за щели между камнями. Приближаясь к голосу по пути мести!

Внезапно, Дженг отпустил пальцы и упал прямо на Шиву. Яростная жажда убийства мгновенно заполнила его разум. Шива также ощутил это. В то время как Шива поднял голову, змеиные головы бросились вверх и обмотались вокруг Дженга на высоте одного метра над ним.

– Поймал тебя! – громко и отвратительно расхохотался Шива.

Он взмахнул рукой, приказывая змею сжать Дженга со всех его сил. Но Дженг также безумно закричал.

– Поймал тебя! – и в то же самое время, окрашенное в цвет крови пламя окутало его тело. Алое Пламя было особенно эффективно против духовных существ!

Обе змеиные головы мгновенно испарились. Дженг активировал вибрацию на своем ноже и рубанул им в сторону Шивы.

Из всех битв, в которых он сражался с момента попадания в этот мир, в этом бою враг был ближе всего к нему по силе. Даже при том, что змей был очень силен как в бою один на один, так и в групповом бою, у Дженга было преимущество – в ближнем бою он был намного сильнее. Стоит ему добраться до Шивы, как он сможет вырвать себе победу!

Дженг разрубил Шиву от левого плеча до сердца. Несравненная острота кинжала позволила с легкостью отрубить руку Шивы. В тоже самое время Шива правой рукой выхватил золотую драхмачакру. Барьер золото света покрыл его тело, не позволяя ножу продолжить свое движение.

– Агх! – в безумии прокричал Дженг.

Он продолжал наносить удары, несмотря на то, что они блокировались щитом света. Напитав вторую руки Ки, он продолжал бить Шиву и, продолжая наносить удар за ударом, неосознанно покрыл кулак Алым Пламенем.

Каждый раз, контактируя с Алым Пламенем, золотой свет понемногу тускнел. Через несколько секунд, Шива заметил, что свет становится все тусклее и тусклее, тогда как у него не было даже малейшего шанса контратаковать. Впервые у него на лице отразился страх.

Дженг провалился в неистовство. В безумии он продолжал атаковать и кричать. Если бы не этот свет, Шива не продержался бы и секунды, прежде чем его размазали бы. Даже оборотень в этой ситуации не смог бы ничего сделать. Но это еще не было концом. Дженг схватил Шиву, раскрыл рот и попытался укусить его за голову.

Зубы Дженга щелкнули мимо, но он продолжил пытаться. В конце концов, он продавил барьер и вцепился в левое ухо Шивы. Дернув, он разодрал ему все ухо вместе с куском кожи на левой стороне лица. Выплюнув кусок плоти, он снова вцепился в Шиву.

– Аааа! Остановись, неееет! – Шива, наконец, закричал в ужасе.

Его мышцы быстро раздулись, освобождая его от Дженга. Он, как безумец, бросился к дыре в стене. И Дженг погнался за ним. Эти кроваво-красные глаза и покрытые кровью губы делали его похожим на демона. Не удивительно, что Шива был напуган им. Даже Имхотеп был бы шокирован, если бы он увидел Дженга прямо сейчас. Каждый раз, задумываясь о Зеро и Тенгуи, Дженг все больше хотел разорвать Шиву живьем. Этот гнев во время боя превратился в такое безумие, что пробудил в нем что-то, о чем он не знал.

Как жертва и охотник, эти двое бежали по туннелям. Из-за того что все это время они были слишком сосредоточены друг на друге, ни один из них не услышал криков, раздающихся из тьмы, мимо которой они пробежали.

***

Йонконг заманила Арота в глубину гробницы, в место, где не было ни факелов, ни капли света. В этом месте была лишь тьма и тихое шебуршание скарабеев. Раны Арота были полностью исцелены. Сила, ловкость и скорость реакции оборотня, вместе с состоянием снятых ограничителей первого уровня, превращали его в великолепное оружие, почти превосходящее Дженга в ближнем бою.

– Ты хочешь поиграть со мной в прятки? Хо-хо? – он все еще мог говорить в форме волка, но его смех превратился в завывания, это звучало странно и жутко. – Ты все еще веришь в кредо убийц? Один удар – одна смерть? Хо-хо. Это все ложь. Если это кредо столь сильно, тогда почему я все еще жив? Почему столько убийц не смогли от меня избавиться? Ты знаешь, скольких из них я убил? Десять? Двадцать? Нет, позволь рассказать тебе. Я убил сорок семь! Никто из них не избежал смерти от моей руки! Я заживо снимал с них кожу и погружал в соленую воду. Смотрел на то, как боль искажала их лица, и даже в такой ситуации они не могли убить себя, ведь я переломал все их кости. Хо-хо-хо. То, как они умирали, агонизируя от боли, было великолепно! – продолжая говорить, Арот все больше углублялся в темноту.

– Ты знаешь, почему Европейский клан убийц поставил меня в розыск? – спросил он. – Потому что я хотел проверить свою силу и бесполезность так называемого кредо убийцы. Ты не понимаешь, смерть, это не страшно. Убеждения, наподобие того, что один удар – одна смерть, лживы. Самое страшное в этом мире, это насилие и пытки. Хо-хо. Тогда я похитил маленькую двенадцатилетнюю девочку со светлыми волосами, дочку лидера клана. Она была похожа на ангела. И была самой изумительной моей игрушкой. Я игрался с ней три дня и три ночи, пока все ее тело не было разорвано на маленькие кусочки. Затем я отправил видео этого лидеру клана убийц. Хо-хо. Я так хотел увидеть выражение его лица. Как жаль, что сразу после этого я стал проверять свою силу. Семнадцать убийц, я убил треть Европейского клана.

– Это потрясающе, что я попал в этот мир, – продолжил оборотень. – Мне наскучил реальный мир. Это было весело, играть с людьми, один за другим, но со временем это наскучивает. К счастью, этот мир позволил мне продолжить развлекаться. Что ты об этом думаешь? Завидуешь моему идеальному телу? Ты должна гордиться, что я так долго с тобой разговариваю. Даже я не могу ощутить твое присутствие в этой темноте, но не забывай, что я намного сильнее улучшил свои характеристики, чем ты. Я чувствую запахи, как волк. Ты не можешь скрыть запах крови. Хо-хо-хо. Разорву на части!

Арот уже давно обнаружил местоположение Йонконг, но продолжал говорить, шаг за шагом приближаясь к ней. Находясь уже рядом с ней, он с рычанием прыгнул в ее сторону. *Bang*! Арот оказался застрявшим между двумя валунами. Из-за своей массивности он застрял там без возможности двигаться. Но маленькое тело Йонконг позволило ей свободно стоять между ними. Она медленно вытащила Клык Адского пламени. Пламя осветило окружающее пространство. Это была ловушка, спрятанная во тьме. Узкое место не позволяло крупному оборотню сбежать.

– Стой, подожди, я…

Не слушая его больше, Йонконг просто вонзила в него кинжал. Без сопротивления, он вошел в пасть Арота. Пламя вспыхнуло у него в пасти и вскоре вырвалось из его глаз, ушей и носа. Затем его тело обмякло, и перестало двигаться.

– Убийце нужен только один удар. Зачем столько разговоров обо всякой чуши? – Йонконг отпихнула оборотня в сторону и растворилась в темноте.

***

Когда Дженг и Йонконг сражались, Хенг тащил Джие на своей спине и вместе с Хонглу бежал вглубь гробницы.

– Хорошо, остановимся здесь. Через пять минут побежим обратно, — внезапно сказал Хонглу.

Хенг удивленно спросил:

– Зачем?

Покрутив волос, Хонглу ответил:

– Если сказать проще. Раз мы в гробнице, то в какой-то момент нам все равно придется сражаться. Однако в этой битве мы висим мертвых грузом. После пяти минут все уже должны были оказаться внутри. И к этому моменту тысяча кавалеристов уже должны ждать снаружи. Мы просто должны выйти, и мы будем в безопасности. Нет смысла подвергать себя опасности, находясь в гробнице.

Хенг пробормотал что-то про себя, и ответил:

– Я хочу сражаться! Я не хочу больше убегать. Ни разу больше. Я не хочу убегать!

Хонглу был удивлен и, посмотрев на Хенга, сказал:

– Позволь мне оценить силу твоего лука.

Хенг сразу же кивнул. Он достал свой метровый английский лук и направил его в факел, висящий перед ними. Стрела полетела в стену на невероятной скорости, сбив факел по пути.

Хонглу покачал головой:

– Выстрел занимает слишком много времени. Твой противник не даст тебе столько. Кроме того, он менее мощный, чем пистолет. Если только у тебя нет усиленного оружия, я против твоего участии в бою.

Без слов Хенг нацелил две стрелы на другой факел. Скорость и точность этих двух стрел была еще меньше, чем во время предыдущего выстрела, однако они полетели в разные стороны. Хонглу снова покачал головой:

– Для того чтобы контролировать сразу несколько стрел, нужен талант и огромное количество тренировок. Ты не…

Прежде чем он успел договорить, одна из стрел зацепила хвост другой, изменяя ее полет так, чтобы она попала в факел. Местность внезапно погрузилась в темноту. В заполнившей все темноте Хонглу ненадолго замолчал, а затем продолжил:

– Я все равно против твоего участия в бою. Твой талант будет полезен нашей команде. Тебя ждет блестящее будущее, если ты приобретешь улучшения и хороший лук. Если ты будешь сражаться, тогда тебе придется… Если ты хочешь сражаться, тогда ты должен пообещать, что не будешь атаковать монаха и оборотня, что не пойдешь специально искать команду Индии, и что нападать ты будешь только из засады. Эти три условия легко понять. По полученной мной информации, эти двое не боятся огнестрельного оружия. Возможно, твой лук и сможет на близком расстоянии сравниться с пистолетом, но им не повредят обычные стрелы. Единственное, когда ты имеешь право атаковать их, это когда ситуация будет на грани отчаяния. Что касается второго условия – наша миссия состоит не в том, чтобы убить их, а скорее, чтобы просто выжить. Даже если наша команда может и не победить, если мы оба умрем раньше завершения задания, тогда победа будет уже бессмысленна. Третье же условие не совсем условие. Но все же, если ты встретишь оставшихся двух членов индийской команды, было бы лучше, если бы ты спрятался в тени, и напал на них из засады. Жди свою добычу, как охотник, а не втягивай себя в сложные битвы. Это просто совет. Твоя техника удивительна. Возможность изменить направление полета стрелы может поймать противника врасплох. В этом смысле, оно лучше некоторых видов огнестрельного оружия.

– Также позволь мне проанализировать твоих противников, – продолжил Хонглу. – Не учитывая оборотня и монаха, среди них был худой мужчина с парными изогнутыми мечами. Он неслаб в ближнем бою, но ты должен быть в состоянии убить его одним выстрелом. Он не настолько силен. Мужчина, который атакует спицей, кажется, имеет возможность мысленно контролировать ее, и атаковать даже тогда, когда он не видит цель. Но простая дедукция дает нам понять, что он не так силен, как кажется. На самом деле, его сила завязана на ту индианку, что может поймать цель благодаря своим ментальным способностям. Его атаки ограничены тем, что он может увидеть без помощи в прицеливании. Они в действительности слабее огнестрельного оружия, так как он не может бросить спицу в темноте. Последняя женщина может использовать какой-то защитный навык или магнитное поле, а может, еще что-то наподобие. Этот навык может блокировать выстрелы и в каком-то смысле, он противодействует тебе.

Хенг с любопытством спросил:

– Ты не сказал об еще одной. Что насчет женщины, которая может подчинять разум? Она должна быть в состоянии обнаружить меня, когда я буду прятаться в темноте.

Хонглу рассмеялся:

– Разве Зеро не выстрелил перед смертью? Да, может быть, этот выстрел никого не убил, раз мы не получили ни одного очка, но он, определенно, в кого-то попал. Может быть, в ту женщину. И она получила рану, которую нельзя было исцелить. Поэтому, она была убита ее собственной командой, чтобы не давать нам очко! В противном случае, мы уже были бы под ее контролем, или она бы уже нас нашла. Пока она жива, мы не сможем избежать участи быть уничтоженными. Однако, мы еще живы, и это достаточно очевидно, чтобы быть доказательством.

Вдвоем они шли, возвращаясь обратно к выходу. Хенг шел впереди, неся на себе Джие. Эта гробница была запутанной, и темной. Если бы не факелы на стенах, то они давно бы уже заблудились. И, в дополнение к этому, помощь Хонглу была неоценима, так как он полностью запомнил их прежний путь.

Хенг спросил:

– Это значит, что любой, кто попал в этот мир, ненавидел реальный мир или находился в отчаянии? Ты тоже такой же?

Хонглу рассмеялся:

– Ну, по крайней мере, так сказала мне Лан, но я действительно потерял всю надежду в реальном мире, а может все же просто устал сидеть в своей клетке. Вместо того чтобы остаться в ней, я не мог не попробовать, независимо от того, насколько мал был шанс. Этот мир меня не разочаровывает, по крайней мере сейчас, просто немного раздражает.

Хенг рассмеялся вместе с ним:

– Удивительно, иногда, разговаривая с тобой, я просто забываю о твоем возрасте. И так же как мне кажется, что мы одного возраста, мне кажется, что мы одинаково разочаровались в реальном мире. В тот раз, я действительно убежал, потому что узнал его, человек передо мной был разыскиваемым бандитом. Когда я посмотрел на него, я ничего не смог с собой поделать, кроме как сбежать, оставив ее одну позади. Хо-хо, знаешь, почему я должен драться? Потому что я хочу доказать, что не боюсь умереть. С детства я всегда боялся крови. Нет, не только крови, если точнее, я боялся драться и всего остального, что могло привести к ранениям или кровотечению. Я ничего не могу с собой поделать, а только дрожу и убегаю, когда думаю о таком. Даже если мое сердце не желает этого, мое тело все равно убегает. Я был у психиатра, и после обследования было установлено, что причина этого связана с физическим насилием со стороны моего отчима в детстве. Он бил меня за каждую мелочь. С тех пор, как мне исполнилось шесть лет, это превратилось в инстинкт, избегать всего, что может принести вред.

– Но! В тот раз, я тоже сбежал! – тело Хенга начало дрожать, но он продолжил. – Даже если я и смог заставить себя вернуться через минуту, эти гангстеры и тот бандит, уже затащили Лин Янвей в машину и уехали! Я не могу простить себя за то, что бросил ее! И тогда она исчезла. Она, вероятно, умерла как личность. Я не смог заставить себя снова с ней встретиться. Я боялся увидеть ее пустой взгляд. Боялся, что она бы не сказала даже слова в обвинение меня. Я был трусом! Мне действительно было страшно! И тогда я убил их, воспользовавшись композитным луком, с которым я тренировался. Одного за другим я убил тех бандитов. Каждый раз, стреляя, я закрывал свои глаза. А затем меня тошнило, и я ощущал жуткую боль. В конце концов, последним я убил того бандита, а он также ранил меня пулей в живот. Я думал, что просто умру там. И тогда я вернулся домой, включил компьютер и в последний раз посмотрел на ее фото. Затем… И тогда он попал в этот мир…

Хонглу понял это недосказанное предложение. Несмотря на то, что ему было чуть больше десяти лет, он знал эти взрослые чувства. И поэтому он ничего не сказал, и просто молча следовал за Хенгом.

– Стой! Прислушайся, – внезапно остановившись, прошептал Хонглу.

Хенг замер и осторожно прислушался. Впереди были едва различимые звуки шагов, приближающиеся к ним. Хенг и Хонглу переглянулись, и сбили на землю факелы с обеих сторон. Хенг передал Джие Хонглу, и сказал:

– Встань за угол и не двигайся. Ни единым мускулом. Чтобы даже если я потерплю неудачу, они не смогли найти тебя. Не волнуйся.

Хонглу внезапно сказал:

– Встань напротив меня! Слушай мой приказ. Когда загорится свет, если я крикну «Вперед», тогда сделай вид, что стреляешь в женщину, но выстрели в мужчину. Если я крикну «Давай», то наоборот. Если я промолчу, стреляй в любого и беги в глубину гробницы, чтобы привлечь их внимание и защитить Джие и меня. Сможешь это сделать?

Хенг кивнул, и встал за углом на противоположной стороне туннеля. Огонь на факелах погас. И они вдвоем, вместе с Джие, скрылись во тьме. Не прошло много времени, как через темноту прошли две пары шагов и два голоса, мужчины и женщины. Мужчина сказал:

– Она почти мертва. Даже если у нас есть гомеостазовый спрей, все равно, продолжая идти, мы волочим ее по земле. Она уже почти полностью обескровлена.

Женщина на это ответила:

– Тогда позволь мне убить ее. Я не знаю, сколько очков мы потеряем в этом фильме. Ты не можешь позволить мне просто быть стертой.

Мужчина с недовольством ответил:

– Кто знает, сколько очков ты скрываешь от нас. Она все равно… Стой, впереди что-то не так.

Женщина сразу же взмахнула руками, и вокруг нее образовалось полупрозрачное защитное поле. Мужчина сразу же возмутился:

– Лидер приказал тебе защищать меня! Не только себя!

Женщина ответила:

– Я так и сделаю, если мы будем сражаться. Прямо сейчас, я могу создавать защитное поле, которого достаточно только для защиты одного человека. Впереди так темно. Почему бы нам не вернуться и не найти другой путь?

Мужчина настороженно присмотрелся:

– Я не пойду обратно. Битва между нашим лидером и лидером китайской команды могла уже закончиться. Я просто надеюсь, что мы сможем найти Имхотепа как можно быстрее. Могли же скарабеи сбить факелы?

Женщина подняла факел с пола, и передала мужчине:

– Сходи и посмотри, есть ли опасность. Кричи, если будет. Не волнуйся, я быстро поставлю на тебя защитное поле. Хорошо?

Он стиснул зубы, а затем посмотрел на мешок в своей руке. Он подумал передать мешок женщине, но он сомневался в ней. Единственное, что ему оставалось, это одной рукой тащить под мышкой мешок и держать факел. Его жадность не позволяла ему расстаться с очками.

Осторожно продвигаясь вперед, мужчина сказал:

– Ничего. Как тут могли оказаться враги. Это…

Прежде чем он договорил предложение, он увидел молодого парня, который прицеливался из лука в него.

– Давай! – закричал Хонглу.

Две стрелы покинули лук и полетели в мужчину. Женщина сразу же перекинула защитное поле на него. Потом они смотрели, как стрелы приближаются к нему. Но прежде чем они коснулись защитного поля, одна из стрел зацепила хвост другой, и изменила направление ее полета. Стрела пролетела мимо мужчины. Когда он обернулся, то увидел, что стрела вонзилась в лоб женщине, и ее наконечник глубоко вошел ей в череп!


[1] Ямата-но орочи (яп. 八岐の大蛇, восьмиглавый и восьмихвостый великий змей) — дракон в синтоистской мифологии.
http://www.animacity.ru/node/29788
Прим. Все вспомнили Шамана Кинга?)

[2] Раньше это была просто неизвестная змея, а теперь — Орочи, поэтому, пишу «Он».


Предыдущая | Следующая