Бесконечный ужас. Том 5. Глава 2

Предыдущая | Следующая


По сравнению с остальными заключёнными, члены отряда Дженга были хорошо одеты. Поэтому они спокойно покинули территорию Тюрьмы. Охранники посчитали их посетителями. И, в любом случае, это была неофициальная тюрьма. У выхода они дождались, пока выйдет О’Коннел.

Пока они ожидали, Дженг обернулся к Хонглу.

– Ты сказал, что был исследовательским объектом в неврологическом исследовательском институте, получается, что у тебя нет никаких психологических отклонений?

Накручивая волосы на палец, Хонглу ответил.

– Верно. У меня сильно развита центральная нервная система и кора головного мозга, что позволяет мне ощущать некоторые странные вещи… Например как чувство смерти, витающей вокруг нас. Кто-то из нас вскоре должен умереть.

После его слов остальные начали выглядеть встревожено. Конечно же, любой, кому бы не сказал двенадцатилетний мальчик, что ты вскоре должен умереть, был бы в таком состоянии. Они не могли действительно злиться на маленького мальчика.

Дженг рассмеялся. Он присел и посмотрел Хонглу в глаза.

– В нашем мире действительно существуют эсперы? Предчувствие смерти ведь считается сверхъестественной способностью?

Хонглу улыбнулся и выдернул у себя волосок:

— Ты знаешь о шестом чувстве? Подсознательно используя всю поступающую извне информацию, любой может предчувствовать свое будущее. Просто у некоторых это развито сильнее, чем у других. Из всех видов предчувствия, те, что предчувствуют смерть, сильнейшие. Последствием моего сверх развитого мозга является чрезвычайно развитая логика и возможность принимать сигналы, подсознательно посылаемые людьми, о приближающейся к ним смерти. В моих глазах мир… Серый. Я могу видеть чужие предчувствия их смертей. Те, у кого более тёмно-серый цвет, вероятнее всего, вскоре умрут… Прямо как ты, у тебя самый тёмный серый цвет из всех нас.

Дженг сначала удивился, но затем заставил себя улыбнуться.

– Неизбежно умрут? Или это можно изменить?

– Просто возможность смерти. Как у О’Коннела, который прошёл по кромке смерти. Его серый цвет был даже темнее твоего…

Тогда кинозвезда Джуйю с улыбкой присела рядом с ним и спросила.

– Мальчик, а насколько тёмный цвет у меня? – говоря это, она протянула руку в попытке погладить его по голове.

Хонглу хлопнул по её руке, а затем насмешливо улыбнулся:

– Несмотря на то, что твой цвет не столь тёмен, как его, на твоем месте, я бы уже писал завещание… Из нас всех, вероятнее всего, первой можешь умереть ты.

После этих слов Джуйю сразу же побелела как мел. А её рука замерла в воздухе на середине движения.

Хонглу присел и начал накручивать на палец свой локон.

– Слишком мало информации. Я не знаю ни ваших имен ни ваших способностей, поэтому я не могу прийти ни к каким выводам. Я продолжу делать выводы после того, как О’Коннел выйдет наружу и мы сможем с ним пообщаться.

Посмотрев на остальных ветеранов, Дженг обратился к Хонглу.

– Меня зовут Дженг Джа, я временный лидер этой команды. Вероятнее всего, из нас всех я обладаю самыми высокими навыками ближнего боя. Разблокировал вторую ступень снятия генетических ограничений, обладаю генами вампира Виконта, средним уровнем Ки, и заклинанием из Магии Крови… Это Джанг Джие. Он пережил больше всего фильмов… Это Джан Лан. Она не обладает ни высокими показателями силы ни выносливости, но обладает возможностью накладывать магические благословения. На данный момент она обладает двумя заклинаниями, одно может увеличить скорость, другое стойкость. Её способность рассуждать также весьма хороша… Это Зеро. Он был профессиональным убийцей. Обладает высокими навыками стрельбы на дальних дистанциях, обладает Гаус-винтовкой — мощным оружием на дальние расстояния. При достаточной дистанции может уничтожить множество противников… Это Джао Йонконг, также в прошлом была убийцей, но она эксперт ближнего боя. Вооружена кинжалом, сжигающим душу врага, который особенно эффективен против призрачных существ. Также она второй человек в отряде, который смог разблокировать свои генетические ограничители… Это Ки Тенгуи. Он занимался оценкой антиквариата, довольно сведущ в старинных изделиях. Он незаменим в фильмах подобных этому.

Опустив голову, Хонглу, задумавшись, спросил:

– Что такое генетические ограничители? Похоже, что они являются ключом во время битв команд.

Дженг кивнул:

– Да. Очень гениальный человек, до недавнего времени находившийся с нами, пришел к выводу, что цель измерения Бога, это заставить людей развиваться. И снятие генетических ограничителей является следствием развития организма. После того как команда соберет трех людей, сумевших снять генетические ограничители, даже если один или двое из них умрут, эта команда будет случайным образом встречаться с другими командами. Бог установил высокую награду для того, чтобы сподвигнуть команды уничтожать друг друга… После того как хотя бы один из людей будет убит членом другой команды, лишь одна команда сможет выжить.

Выдернув ещё один волос, Хонглу молча начал его рассматривать.

– Это действительно так? Если целью бога является не выживание, а разблокирование генетических ограничителей, находясь на грани смерти, то… Мои выводы, должно быть, верны. Я задумался над вопросом, если убийство члена другой команды даёт очки, тогда почему команды не обмениваются новичками? Пока обе команды убивают одинаковое количество людей, это не идёт против замысла Бога, но они всё равно получают очки, чтобы улучшить себя. Почему же команды не используют этот метод? Так вот почему…

Все в замешательстве посмотрели на него. Хонглу ничего не объяснил. Он продолжал накручивать локон на палец, пока О’Коннел, Эвелина и её брат не появились у выхода. Все тихо последовали за героями фильма. Пройдя несколько улиц, Хонглу пробормотал.

– Уже около… Пяти тысяч метров.

– Ммм? – Все посмотрели на него в замешательстве.

Внезапно в голове у каждого появилось объявление.

 

Один из членов отряда погиб. Китайская команда теряет один балл. Текущий счёт минус 2000 очков. По завершении фильма члены с отрицательным количеством очков будут стерты…

 

В то время как все были шокированы, Хонглу выдернул волос из чёлки и спокойно сказал.

– Как только кто-то умирает, отнимается один балл, но при этом другая команда не получает балл… Другими словами, если я узнаю, что вы хотите обменять меня, я убью себя первым. И тогда, команда, предавшая меня, потеряет балл и команды не смогут продолжить обмен новичками. В тоже время… Обеим командам придётся сражаться. Бог не хочет, чтобы мы с лёгкостью зарабатывали очки. Он хочет, чтобы мы убивали друг друга как Гу [i], пока кто-нибудь не достигнет самой высокой стадии развития… Мы как те насекомые, запертые в банке…

Они уже получили минус один балл и это легло на них тяжким бременем. Единственное, что им оставалось, это сражаться. Или убить члена вражеской команды или большая часть группы будет стёрта по завершению фильма. Кроме Дженга, большинство не сможет пережить потерю двух тысяч очков.

– Мы думали, как избежать сражения с другой командой, но теперь, кто бы мог подумать, что нам придётся думать о том, как убить кого-нибудь из них… Это всё осложняет. – Горько улыбнулся Дженг.

Подумав немного, он продолжил.

– Хонглу ты можешь проанализировать членов другой команды? И почему Бог отправил нас в этот мир перед ними?

Хонглу ответил, накручивая волос.

– По полученной от вас информации, если в команде противника есть или было трое снявших ограничители, тогда эта команда будет сражаться с другими командами… Что я хочу сказать, мы несомненно слабее индийской команды. Иначе Бог не отправил бы нас первыми.

Тенгуи спросил.

– Почему? Разве, попав в этот мир первыми, нам не придётся пройти через большее количество опасных ситуаций? Пустыня, гробница, мумии и Имхотеп. Разве они не опасны?

Хонглу начал выдергивать ещё один волос, но Лан схватила его за руку.

–  Хватит уже выдергивать свои волосы, так ты скоро облысеешь.

Хонглу отпихнул её руку.

– Не облысею. Скорость роста моих волос намного выше нормальной из-за особенностей коры моего мозга. Даже если я выдеру все свои волосы, вскоре они вырастут снова… Когда я думаю, кожа у меня на голове начинает жутко чесаться. Мне хочется всё больше и больше чесаться, но если я начну чесать, то чем дольше я буду продолжать, тем хуже будет становиться. Поэтому единственное, что мне остаётся, это выдергивать волосы, делая себе больно, чтобы немного отвлечься… Оставь меня в покое.

– Тенгуи, кто по твоему имеет больше преимущества на поле боя. Армия, что пришла первой или другая, пришедшая второй? Даже если битва будет происходить на территории болота, где что живность, что сама территория опасны для жизни, армия прибывшая первой будет иметь преимущество. Нападает она или защищается, но группа, обладающая знанием местности, будет иметь непосредственное преимущество.

– Наша команда имеет снайпера, убийцу, бойцов и поддержку. Нам не хватает только кого-то, кто смог бы ставить ловушки наподобие мин. Наша команда довольно сильна и у нас есть двое, способные снимать свои ограничители. И если Бог считает нас слабее… С семидесяти процентной вероятностью у вражеской команды будут магические способности…

Хонглу выдернул ещё один волосок, но не стал его сдувать. Закручивая его вокруг пальца, он сказал.

– Если это так, я предлагаю избегать схваток с ними лицом к лицу. Магические способности непредсказуемы. И у нас преимущество в дальнем бою… Зеро будет иметь ключевое значение в этой битве! Застрели их всех!

Дженг был растерян.

– Я никогда бы не подумал, что ты окажешься самым агрессивным среди нас. Я думал, что ты более интеллигентный ребёнок… Кстати, откуда ты столько знаешь? Даже если ты и гений, мне кажется, что ты знаешь слишком много.

Хонглу хитро улыбнулся. На мгновение он был похож на обычного мальчика.

– В нашем мире существует такая вещь как компьютер. Несмотря на то, что я был субъектом исследований, это не значит, что я был в чём-то ограничен. Когда у меня было время, я мог свободно пользоваться интернетом. И в нашем веке существует такой жанр литературы как фэнтези.

Дженг сначала удивился, а затем громко рассмеялся.

– Вот таким и должен быть ребенок. До этого ты вёл себя как человек, которого я знал… Возможно, его даже можно было назвать моим другом. Ты был так похож на него.

Внезапно, главные герои фильма, шедшие впереди них, остановились. Похоже, они что-то обсуждали. Затем они разделились, Эвелина с братом пошли в одну сторону, а О’Коннел завернул в один из переулков.

Группа переглянулась, и без слов они продолжили следовать за ним в переулок. Стоило им только повернуть, как они увидели О’Коннела, который стоял там и настороженно смотрел на них.

– Товарищи по заключению, вы специально меня преследуете? –  насмешливо протянул О’Коннел.

Дженг был шокирован. Он вспомнил, что в Обители зла всё было также. Бог предоставил им легенду об их пребывании в мире. В тот раз они были представителями внутреннего подразделения, а теперь они стали заключенными.

У Дженга появилась идея и он рассмеялся.

– Хо-хо, я слышал, как вы говорили о Хамунаптре…

О’Коннел сразу же потянулся рукой за спину, но он забыл, что его только выпустили из тюрьмы, и у него не было с собой оружия. Затем он увидел, как Дженг достал странный пистолет и поднял руки.

– Ха-ха, братец, ты кажется ошибся. Какая Хамунаптра…

Дженг убрал пистолет, улыбаясь.

– Хо-хо, я не хочу рассказывать что-нибудь ещё. Я не несу тебе никакого вреда, я просто хочу, чтобы ты привёл нас к Хамураптре. Я буду отвечать за твою безопасность… В действительности, это мы спасли тебя ранее.

О’Коннел в растерянности посмотрел на него. Дженг улыбнулся Зеро и указал на стальную трубу на здании. Она находилась минимум в километре от них, её было почти не видно. О’Коннел тоже посмотрел туда и с тихим хлопком стальная труба треснула. О’Коннел шокировано обернулся, заметив, как Зеро прячет странный пистолет.

Это происходило сразу после завершения первой мировой войны, поэтому не было ещё даже полуавтоматического оружия, не говоря уже о пистолетах, стреляющих дальше тысячи метров. Пистолет Зеро было создан по технологиям двадцать первого века. Была ли это его тихость, дальность стрельбы или навыки Зеро, всё это шокировало О’Коннела. Он просто стоял с широко открытым ртом и  лишь спустя некоторое время заговорил.

– Не направляй на меня пистолет. Просто не делай этого.

Это можно было назвать психологическим давлением. Дженг горько улыбнулся, следуя за О’Коннелом. В действительности, Хонглу всё это время незаметно наблюдал за его действиями. После того как он разобрался с О’Коннелом, мальчик улыбнулся, признавая его…

 

О’Коннел был практически вынужден принять их просьбу и проводить их до Хамунаптры. Конечно же, Дженг дал ему два золотых слитка, что несколько примирило его с этим. Так как у него не осталось другого выбора, он взял Дженга и остальных с собой в гостиницу.

О’Коннел, похоже, был здесь завсегдатаем. Стоило ему только зайти внутрь, как он завязал разговор с молодым блондином. Разговор о том, как он провёл несколько дней в тюрьме и его чуть не повесили.

Через некоторое время он вернулся к Дженгу.

– Вы оставайтесь тут, а я пока схожу продам сначала золото… И куплю оружие и боеприпасы к нему. Конечно, я не думаю, что вам, ребята, нужны пушки, верно? – Сказал он, указав на Зеро и рассмеявшись.

Дженг тоже рассмеялся. Он помнил по фильму, что О’Коннел был тем, кто сдерживает свои обещания. Но помня об ограничении в пять тысяч метров, он достал из кольца ещё один слиток и ответил ему.

– По некотором причинам, мы должны быть рядом с тобой. Но мы не поскупимся на деньги. Не волнуйся, мы знаем о людях, хранящих Хамунаптру. Мы разберемся с ними, когда встретим их. Единственное чего я желаю, так это найти Хамунаптру.

О’Коннел растерянно посмотрел на Дженга. Забрав золотой слиток, он ответил ему.

– Тогда поторопимся. Я пообещал той женщине, что встречусь с ней завтра утром в порту Гизы. Это не безопасно, посещать чёрный рынок в ночное время. Пойдём.

Вскоре после этого они вернулись в гостиницу. О’Коннел с лёгкостью обменял слитки на наличные деньги и монеты [ii]. Кроме того, он не только приобрёл себе оружие, но также новую одежду и обувь. Когда они вернулись в гостиницу, он открылся перед группой Дженга.

Гостиница была небольшой, но в комнатах было всё необходимое. Во время обеда, О’Коннел начал рассказывать о своей службе в армии, особенно о том, как он посетил Хамунаптру, и о том, как сбежал из пустыни.

– Мы получили приказ найти город мёртвых, в котором находилось огромное количество золота… Хо-хо, я почти начал подозревать, что вы нашли золото оттуда… В любом случае, после того как мы наглотались достаточно песка, в один из дней, Хамунаптра наконец предстала перед нашими глазами. Гробница фараонов, а также книги жизни и смерти и большое количество золота…

– После того как мы достигли её, прежде чем на нас напали люди в чёрных одеждах, у нас хватило времени только на простой осмотр. Они хотели убить всех нас. Я смог сбежать после того как стал свидетелем странного происшествия. Меня уже готовились убить, когда земля, на которой я стоял, начала подниматься. Это было лицо мужчины, возможно, духа-хранителя гробницы… Кхм, в любом случае, я был единственным, кто смог сбежать живым. И столкнулся лицом к лицу с бескрайней пустыней…

О’Коннел, сделав глоток текилы, продолжил:

– Тогда у меня не осталось ни провизии ни чистой воды. Требовалось три дня, чтобы добраться до ближайшего к Хамунаптре оазиса. Но это пустыня, без лошади или верблюда эта дорога должна была занять как минимум пять дней пешком. В таких условиях и под такой жарой, любой человек бы запёкся…

– На третий день я начал есть змей и скорпионов, используя их кровь для того чтобы смочить свое горло… А по ночам я вырывал слои песка, чтобы добраться до влажного песка внизу… Я не знаю, как я добрался до оазиса. К тому моменту я наверное уже был похож на мумию. Ха-ха…

Несмотря на то, что он рассказывал это в нормальном тоне, всё равно, за его словами чувствовались трудности и опасности, которые он пережил. Некоторые из них попытались поддержать его, в то время как Дженг и другие спокойно ели свой ужин.

О’Коннел внезапно спросил.

– Почему вы хотите найти Хамунаптру? Золото, которое вы мне дали, высочайшего качества. И даже не похоже, чтобы вас это заботило, как будто бы вы до безумия богаты. Вас действительно привлекает золото Хамунаптры?

Дженг горько улыбнулся, попивая свою текилу.

– Если я скажу тебе, что направляюсь туда не за золотом, а скажу, что мы умрём, если не попадем туда. Поверишь ли ты тогда нам? Это звучит так неправдоподобно…

– Это проклятие? Да и чем бы это ни было, я всё равно ничего не знаю об этом. Я буду делать то, что обещал. Завтра мы отправимся в Хамунаптру… Я надеюсь, что в этот раз мне не придется убегать.

Это было бы затруднительно…

Те, кто знал сюжет фильма, рассмеялся. По сюжету, группа О’Коннела освободила Имхотепа, и им пришлось бежать в Каир. И даже несмотря на то, что у них было достаточно провизии, быть преследуемыми мумией, это не самое лучшее из того, что можно почувствовать.

– Хорошо! Тогда мы отправляемся в Хамунаптру завтра! – сказал Дженг, отсалютовав О’Коннелу своей текилой и решительно кивнув.

Лан внезапно сказала с хитрой улыбкой:

– Кстати, нам осталось ещё кое-что приобрести. Это будет нашим будущим оберегом.

– О чем ты? – одновременно спросили все, включая Дженга и О’Коннела.

– О кошке!


[i] В древних рукописях встречаются различные способы приготовления яда гу. Впрочем, их связывает общий компонент: обязательное наличие ядовитых насекомых или змей. Признанными знатоками колдовства гу считались горные жители Гуандуна и Гуанси, от которых эта бесовская зараза расползлась по всей стране.
Обычно в жаркий день в середине лета собирали всевозможных рептилий и насекомых. Змеи, сороконожки, лягушки и пауки помещались в один сосуд, чтобы они пожирали друг друга. По прошествии длительного времени (в некоторых случаях не меньше года) сосуд вскрывали и обнаруживали ту последнюю тварь, которая одолела всех остальных и, как полагали колдуны, обладала огромной духовной силой.

[ii] В 1916 и 1917 годах была проведена новая модернизация денежной системы, суть которой состояла в выпуске бронзовой монеты достоинством ½ миллима и перфорированных медно-никелевых монет достоинством в 1, 2, 5 и 10 миллимов. Серебряные монеты достоинством в 2, 5, 10 и 20 пиастров продолжали выпускаться, а золотая монета в 1 фунт была выпущена заново. С 1922 по 1923 год, из золота стали чеканить и монеты достоинством в 20 и 50 пиастров, 1 и 5 фунт. В 1924 году при чеканке монеты достоинством в один миллим вместо медно-никелевого сплава стали использовать бронзу, и все медно-никелевые монеты перестали быть перфорированными. В 1938 году были выпущены бронзовые монеты достоинством в 5 и 10 миллимов, а следом, в 1944 году, — шестиугольная серебряная монета в 2 пиастра.


Предыдущая | Следующая