Бесконечный ужас. Том 5. Глава 1

Предыдущая | Следующая


Древний Египет, Фивы, XIII век до н. э., Верховный жрец Имхотеп влюбляется в Анк-Су-Намун, наложницу фараона Сети I. Когда фараон становится свидетелем измены, Имхотеп и Анк-Су-Намун предательски убивают его. Когда прибывает стража фараона, Анк-Су-Намун убивает себя и просит Имхотепа воскресить её. После похорон Имхотеп похищает её тело и вместе со своими верными жрецами направляется к Хамунаптре [i], городу мёртвых, где они начинают церемонию воскрешения. Её органы извлекли и поместили в пять священных каноп [ii], а затем с помощью книги мёртвых начался призыв её души из загробного царства. Но стража фараона вмешивается в самый критический момент ритуала, и душа Анк-Су-Намун возвращается в загробный мир.

В наказание за это святотатство жрецов Имхотепа мумифицируют заживо, а самого верховного жреца приговаривают к вечным мукам проклятья «Хом дай» — стражники отрезают ему язык и погребают заживо, в саркофаге, наполненном плотоядными скарабеями. Проклятие состоит в том, что несчастный при этом становится бессмертным и вынужден переживать агонию своих ран веки вечные. Его погребают в строжайшей тайне, в саркофаге под статуей египетского божества Анубиса. За ним строго следят племена Меджаев, потомки стражи фараона, ибо если кто-нибудь выпустит Имхотепа на волю, то сила этого бессмертного существа позволит ему напустить на Землю волну разрушения и смерти.

– В общем это вся предыстория событий «Мумии», произошедших в далеком прошлом, пока три года назад в 1923 году армейское подразделение Французского иностранного Легиона случайно не нашло Хамунаптру. Легионеры попытались вскрыть гробницу, но были атакованы воинами Туарегов. В фильме только двое смогли пережить нападение. Главный герой фильма Рик о’Коннел и Бени Габор который в дальнейшем был сожран скарабеями.

Лан поинтересовалась:

– И где мы сейчас?

Они находились в тускло освещенной комнате. Кроме металлического окна в ней ничего не было. Хотя нет, в ней находились пятеро, лежащие на полу черноволосые мужчины и женщина и блондин, сидящий рядом с ними с опущенной головой.

Зеро осмотрелся и спросил.

– Наверное мы в тюрьме? В одной из тех, что строили давным-давно. Лан в этом фильме были какие-нибудь тюрьмы?

Лан, погладив лоб, ответила.

– Да. Главный герой фильма О’Коннел был одним из выживших и сумевших покинуть Хамунаптру. Он сумел достать ключ к саркофагу Имхотепа. Этот ключ также мог открыть Книгу Мертвых и Книгу Амун-Ра, два из наиболее важных предметов в фильме. Однако ключ был украден братом главной героини Джонатаном Карнаханом во время драки в баре. Ради того чтобы найти Хамунаптру, Эвелина пришла в тюрьму, чтобы спасти Рика. Мы должно быть оказались в том периоде времени, когда Эвелина собралась спасать Рика. Как и в предыдущих фильмах, фильм должен будет начаться, когда остальные люди заметят нас. Этот блондин скорее всего и будет главным героем О’Коннелом.

Дженг рассмеялся.

– Похоже, на этот раз нам повезло. Всего одиннадцать человек, включая новичков, так что фильм не должен быть настолько сложным. Я тоже смотрел Мумию, но это даже не совсем фильм ужасов.

Лан также рассмеялась:

– Согласна, это не фильм ужасов, но даже если так, пока фильм опасен и будет нести большую угрозу, он будет попадать под критерии Бога. Ну что ж, наши выводы подтвердились, фильм не обязательно должен быть фильмом ужасов. Уровень сложности рассчитан всего на одиннадцать человек, нам просто нужно будет быть осторожнее и это не будет столь опасно.

Тенгуи был взволнован.

– Сокровища древнего Египта и легендарные книги, Книга Мертвых и Книга Амон-Ра! О боже, я смогу прочитать эти иероглифы, даже если я свободно не владею ими. Я хочу прочитать то, что написано в этих двух книгах! Это удивительно!

Пока они разговаривали, Йонконг посмотрела на свои часы и спросила.

– Что за информацию нам пытаются дать часы? В сообщении просто море слов.

Остальные тоже посмотрели на свои часы. На этот раз обратный отсчёт отсутствовал, был только текст. Дженг сразу же подошёл к окну для лучшего освещения.

– Уничтожить Имхотепа! Каждый будет вознаграждён наградой «D»-ранга… Ограничение зоны в 5 000 метров вокруг О’Коннела, – прочитал Дженг вслух.

Стоило Дженгу прочитать имя О’Коннела, как вокруг тела блондина появилось слабое сияние.

Дженг горько улыбнулся.

– Похоже, мы ограниченны территорией в пять тысяч метров вокруг него. В противном случае мы будем стёрты Богом… Там ниже есть еще текст.

После воскрешения Имхотепа, Индийская команда будет перенесена в этот мир. Убийство обычного представителя вражеской команды будет вознаграждено 2 000 очков и наградой «С»-ранга, убийство члена другой команды умеющего снимать свои ограничители будет вознаграждено 7 000 очков и наградой «В»-ранга. Также будет вестись дополнительный учет. Если убьют члена вашей команды, у вас будет вычтен один балл. Убийство члена вражеской команды даст вам один балл. Окончательный результат будет умножен на 2 000 и выдан всем выжившим членам команды.

Стоило Дженгу прочитать это, как все притихли. Затем, обернувшись, он посмотрел на пять человек, составляющих его команду. Но кроме них было ещё пять новичков, начавших к этому моменту подниматься. Он пробормотал.

– Получается… Нам предстоит встретиться с другой командой. И, судя по этому сообщению, битва будет неизбежна!

Лан и остальные даже не посмотрели на новичков. Они все сразу же обернулись к Дженгу.

Если противники окажутся хоть немного сильнее, они захотят убить нас. Как только они убьют хотя бы одного из членов нашей команды, нам не останется ничего другого, кроме как убить одного из них, иначе нас всех сотрёт после завершения фильма. У кого-то есть 2 000 очков, чтобы избежать отрицательного счёта? Мы можем только драться в ответ. Если кто-то откроет огонь, то лишь одна команда сможет пережить этот фильм!

Пятеро новичков поднялись с пола. Женщина сразу же закричала и, хлопая ладонями по телу, отбежала в угол комнаты. Оставшиеся четверо начали громко шуметь. На этот раз новичками были четверо мужчин и одна женщина. Мускулистый мужчина чуть старше сорока, джентльмен в очках примерно тридцати лет, двадцатилетний парень с детским лицом, и мальчик лет одиннадцати-двенадцати.

Женщина была прелестна, у неё были длинные, чёрные и шелковистые волосы, она была одета в длинное сексуальное платье. Ростом она была около ста семидесяти сантиметров. Если бы не её испуганное выражение лица, она была бы действительно сногсшибательна.

Посмотрев на новичков, Дженг вздохнул, а затем обернулся к Лан.

– Объясни им ситуацию…

Лан также кивнула ему с горькой улыбкой и начала объяснять про измерение Бога и про его правила, включая смерть, улучшения и фильмы ужасов. Получив уведомление о награде, она вновь кивнула Дженгу.

Новички были немного сбиты с толку. Особенно тем, что они находятся в тюрьме, и не было никакой возможности покинуть её. Дженг спокойно обратился к ним.

– Как она вам только что и сказала, мы находимся в фильме ужасов. Здесь вас могут ранить и даже убить. Вы можете умереть совершенно невообразимым образом. Ну, вы должны понимать это, если смотрели фильмы ужасов. К примеру, вас может заразить вирус, или сожрать чужой, или выпить вампир, или… Вас может сожрать полчище скарабеев!

Пятёрку новичков передёрнуло и даже Лан пихнула его.

– Расскажите о своих способностях и навыках. По вашим навыкам и характеру я проверю, подходите ли вы для вступления в мою команду. Если вы станете членом команды, то получите оружие, сотню магических патронов и золотой слиток. Конечно же, вы не сможете удалиться от этого человека больше чем на пять тысяч метров…

Мускулистый бритый мужик рассмеялся:

— Золото? Ты издеваешься надо мной? Я в тюрьме. Похоже, что Ванг предал меня. Закончили с вашими сказками. Я не поверю ни единому вашему слову. – Затем он ударил по стене и оставил на ней вмятину. Похоже, что он обладает недюжинной силой.

Дженг и его команда холодно на него посмотрели. Бритый внезапно повернулся к женщине. Он направился к ней, грязно смеясь.

– Дерьмо. Как они могли засунуть меня в одну камеру вместе с женщиной? Они хотели дать мне возможность поразвлечься перед казнью? Я сделаю это. Эта женщина тут для того, чтобы я во всём сознался, да? Если хочешь узнать, где героин, то послужи мне хорошенько. Ха-ха… Гх!

Стоило ему потянуться к платью женщины, как рука появилась у него из-за спины и схватила за шею. Затем отбросила его в угол.

Дженг сказал:

– Я понял. Ты бандит. Твои навыки это запугивание и издевательства… Они бесполезны для нашей команды. И ты слишком агрессивен, я не дам тебе никакого оружия.

Бритый мужчина поднялся, тряся головой. Сплюнув немного крови, он закричал.

– Фак. Да ты знаешь, кто я такой? Как ты смеешь нападать на меня со спины? Я выбью из тебя всё дерьмо…

Йонконг, молча стоявшая всё это время, внезапно бросилась к  нему, и стоило ему опустить взгляд, чтобы посмотреть на неё, как он ощутил боль в обеих руках. Обе его руки были мгновенно отрезаны и до того как он успел закричать от боли, Дженг рубанул его своим ножом, и он упал на пол.

– Ааа! Убийцы! Бандиты убивают людей…

Бритый больше не мог сохранять свою крутость. Он рыдал как ребенок. Оставшись без рук и без ног, он всем телом корчился на полу. Кровь из его обрубков заливала пол.

Достав спрэй и бинты, Дженг молча остановил кровотечение. Затем, обернувшись к оставшимся новичкам, он холодно обратился к ним.

– Я сделаю это с любым человеком, который станет запугивать нашу команду. Как только этот мужчина удалится на 5000 метров, его сотрет Бог. Не испытывайте мое терпение.

Мужчина в очках сразу заговорил:

– Меня зовут Гао Хонг-Лианг (Лианг), я программист. Я уверен в своих навыках. Кхм. Я бы хотел присоединиться к вашей команде. Я согласен даже на испытательный срок. Я ничего не требую взамен, вы не обязаны даже давать мне оружие…

На этом Дженг прервал его рассказ. Мужчина сразу же отошёл в сторону, как будто бы ему приказал его шеф.

Молодой парень почесал голову и сказал.

– Меня зовут Джанг Хенг. Я студент колледжа. Также я запасной в олимпийской команде по стрельбе из лука. Я пользуюсь композитными луками. А ещё я обладаю хорошей выносливостью. Хо-хо, могу ли я присоединиться к вашей команде?

Мальчик был самым странным из них. Он стоял у стены и рисовал что-то пальцем в воздухе. После того как Хенг закончил свое представление, он обернулся и спокойно сказал.

– Меня зовут Ксяо Хонглу. Двенадцать лет. В настоящее время я жил в неврологическом институте, как объект исследований. Я обладаю сильным даром предчувствия… Я верю твоим словам.

Стоило им закончить своё представление, как все обернулись к девушке. Она всё ещё с ужасом смотрела на бритоголового. Когда она осознала, что все смотрят на нее, она закричала.

– Нет, пожалуйста, не бросайте меня… Я Кин Джуию. Звезда, звезда кино. Никто из вас не видел моих фильмов? Я, я хороша… Да, я талантлива в актерской игре, и я хорошо пою… Пожалуйста, не оставляйте меня…

Говоря это, она разрыдалась. Лан подошла к ней и обняла. И в тот момент как парни с горькими улыбками смотрели на это, дверь в камеру открылась.

Трое охранников вошли через дверь и схватив одного О’Коннела, они потащили его наружу. Они действовали так, как будто не видели ни Дженга и его команду ни бритоголового мужика, кричащего на полу. Выйдя из камеры, они оставили дверь открытой.

Дженг сказал.

– Хорошо, «Мумия» официально начинается. Вы вчетвером подождите немного тут.

Затем он обернулся к остальным.

– Давайте обсудим, что нам с ними делать. – Почесал затылок Дженг.

Йонконг спокойно ответила.

– Лучшим выбором было бы… Отрезать им конечности и бросить тут. У нас не хватит сил на то, чтобы присматривать за бессильными новичками. Когда мы встретимся с другой командой… Это наиболее рациональный метод.

Джие, Тенгуи и Лан покачали головой, но Зеро согласился. И правда, это законы поля боя… Они всё ещё не наши соратники. Смерть нас шестерых не стоит того, чтобы защищать их… И мы не можем отдать их другой команде. Иначе у нас окажется минус 8000 очков, если эти четверо погибнут. Тогда нам придётся убить четверых людей, чтобы сравнять счет.

– Трое против двоих, хех? – Дженг горько улыбнулся, и обернулся к новичкам. Другими словами, его выбор решал их судьбу.

– Если вы боитесь другой команды. – Хонглу достал пару камушков из стены, разломил их, а затем соединил обратно. Продолжая играть с камнями, он продолжил. – Если вы боитесь другой команды, то мы сможем сыграть роль наживки.

Исходя из той информации что вы нам дали, вы, как ветераны, должны быть намного сильнее обычных людей. Это было доказано на этом обрубке, валяющемся на полу… Также вы не хотите, чтобы кто-либо из вас оказался в опасности. Если в другой команде окажется больше человек, либо у них будет более качественное вооружение, и они будут сильнее вас, тогда почему бы им не захотеть напасть на вас? Даже если они изначально не нападут на вас, как вы можете быть уверены, что в дальнейшем они этого не сделают? Вместо того чтобы рисковать своими жизнями для того чтобы проверить их, почему бы вам не воспользоваться нами как наживкой?

Не только команда Дженга была шокирована его словами, остальные новички тоже ошеломлённого смотрели на него. Он пробормотал, продолжая играть с камнями.

– Вместо того чтобы меня бросили в тюрьме безо всякой надежды, я лучше выберу путь, в котором есть хотя бы один на миллион шанс выжить. Я думаю, это должно быть также и для вас троих, верно? Выберете, что лучше, стать наживкой или сразу же умереть.

Оставшиеся новички также кивнули, соглашаясь, но Дженг был изумлён. От этого ребёнка исходило знакомое ощущение, прямо как… Суан!

Дженг сделал глубокий вдох и кивнул.

– Хорошо, вы трое теперь на испытательном сроке, а ты… – сказал он, указывая на Хонглу.

– Ты теперь член нашей команды. В этом фильме мы не дадим тебе оружия, но будем присматривать за тобой и защищать. Что думаешь? – Дженг, посмотрев на остальных членов команды и дождавшись их кивка, сказал это Хонглу.

Хонглу выбросил камушки и затем встал.

– С этим у меня нет никаких проблем, но когда придется бежать, вам придётся тащить меня. Ах да, мы говорим уже около пяти минут, думаю, О’Коннела скоро отпустят.

Дженг с остальными выбежал из тюрьмы. Джие подхватил Хонглу и спросил.

– Ты уже видел этот фильм? Они показывают такие фильмы в психиатрических клиниках [iii]?

– Это неврологический институт, а не психиатрическая клиника… Как много главных героев умирающих в начале фильма вы видели? Поэтому, либо О’Коннела должны отпустить, либо что-то должно произойти. Мы должны оставаться в пределах 5 000 метров от него. Поэтому, если он покинет тюрьму, то у нас будут проблемы, если мы не сможем обнаружить его местоположение. Как только он удалится от нас, мы, вероятнее всего, умрём, как и тот бритоголовый мужик. – Сказал он, взъерошивая свои волосы.

Так похожи. У них обоих, у него и у Суана, есть что-то такое, от чего просто мурашки по коже. Но, кажется, у него есть хоть какое-то сочувствие к окружающим, в то время как Суан был полностью безразличен, подумал Дженг.

Затем он подбежал к Джие.

– Ты сказал, что можешь предчувствовать, что случится? Тебя можно назвать предсказателем? Будущее или…

– Смерть! Я могу предчувствовать, когда кто-то умрёт. Не беспокойся. Если кого-нибудь из вас будет ждать смерть, я дам вам знать. – Выдергивая волос из головы, холодно рассмеялся он. Положив его на кончик пальца, он подул на него. Волос отлетел в сторону.

Коридор тюрьмы был пронизан взглядами заключенных, смотрящих из-за решетки. Коридор представлял из себя полукруг вокруг сцены. В центре сцены находилась виселица. О’Коннел стоял на ней.

Хонглу внезапно торопливо спросил у Дженга.

– А сюжет может измениться? К примеру, что станет с фильмом, если мы убьем О’Коннела прямо сейчас?

Дженг удивился, но ответил ему.

– Тогда… Что-нибудь произойдёт, раз сюжет изменится. К примеру, Имхотеп мгновенно воскреснет или нам придётся следовать за другим персонажем. Или нам придется искать Хамунаптру самостоятельно. Ты что-то чувствуешь?

Хонглу подергал себя за чёлку и спокойно ответил.

– Раз сюжет может измениться, в этом мире что угодно могло произойти после того как мы прибыли. Не знаю, почему, но я чувствую, что О’Коннел должен умереть во время этой казни. Несмотря на то, что я не знаю, как его спасли в фильме, но если вы не хотите, чтобы сюжет изменился из-за смерти главного героя, тогда вам стоит спасти его вскоре…

Дженг сразу же принял решение и обернулся к Зеро.

– Зеро, у тебя всё ещё есть тот пистолет с глушителем? Сможешь отсюда прострелить веревку, на которой он весит?

Зеро посмотрел на эшафот и утвердительно кивнул.

– Без проблем. Я ясно всё вижу. Если это простая веревка, то я смогу её отстрелить так, что никто не заметит.

Вокруг мир, в котором только завершилась первая мировая война, а вторая ещё не началась. В это время всё ещё не существовало глушителей, поэтому не стоило беспокоиться, что кто-то услышит выстрел. Все окружили Зеро так, чтобы никто не видел, что он держит в руках.

Затем рычаг виселицы дернули и О’Коннел повис в воздухе. В оригинале главная героиня должна сейчас уговаривать начальника тюрьмы, но прошло уже десять секунд и никакого приказа, чтобы его отпустили, не было. В то время как дыхание О’Коннела становилось всё слабее, верёвка лопнула и он упал на землю. Никто не заметил маленькую ямку на полу от пистолетной пули.

Дженг и остальные обернулись к Хонглу. Мальчик выдернул волосок и сдул его с кончика пальца. Он пробормотал.

– …бесконечные возможности?


[i] Хамунаптра (фильм) город мертвых. Последние пристанище сынов фараонов и сокровищница Египта

[ii] Кано́па (от греч. Κάνωβος или лат. Canopus) — ритуальный сосуд, как правило, алебастровый кувшин с крышкой в форме человеческой или звериной головы, в котором древние египтяне хранили органы, извлечённые из тел умерших при мумификации. После извлечения органы промывались, а затем погружались в сосуды с бальзамом из Каноба (откуда и название). Древнейшие канопы найдены в гробнице Хетепхерес.

Всего каждой мумии полагалось по четыре канопы. Крышки каноп, как правило были украшены головами четырёх богов — сыновей Гора. Их звали: Хапи, имеющий голову павиана; Дуамутеф, с головой шакала; Квебехсенуф, имеющий голову сокола и Амсет с человеческой головой. В определённые канопы помещались определённые органы: Амсет хранил печень, Дуамутеф — желудок, Квебехсенуф — кишечник, а Хапи вмещал в себя лёгкие.

В фильме была добавлена Пятая канопа с головой представителя семейства кошачьих

[iii] Коммент английского переводчика, «Психиатрическая клиника» и «Неврологический институт» на языке оригинала звучат почти одинаково.


Предыдущая | Следующая