Теория эволюции Охотника. Глава 27

Предыдущая | Следующая


Если навык Чон Соа и вправду повысил способности всех участников группы, то отметить это при определении доли добычи было бы правильным решением. Единственная проблема состояла в том, что мы не могли измерить, насколько сильно этот навык помог… кроме того, я никому не рассказал об этом навыке до начала охоты, поэтому на этот раз долю Соа придется выдавать из своей.

— В любом случае, ты знаешь, как активировать этот навык?

— Хм, не уверена. Но мне кажется, что знаю. Это странное чувство. Навык и должен вызывать подобные ощущения?

— Факт изучения навыка не означает, что ты автоматически все о нем узнаешь. Представь кого-нибудь, кто получил навык боксирования. Если ты попросишь их на словах объяснить, как перемещаться или наносить удар, думаешь, он сможет это рассказать? Нет. Потому что они в одно мгновение приобрели навык, не проделав никакую физическую работу и не поняв для себя эту технику.

— Звучит логично.

— Поэтому им придется немного поэкспериментировать. Чтобы научиться наносить удар, им придется начать бить… Чтобы научиться уклоняться, они должны будут попытаться уйти от удара.

— То есть, все изучают свои навыки подобным образом, через эксперименты?

— Нет. Обычно способ применения навыка уже известен. С момента появления первой книги навыков прошло уже 50 лет. Большинство книг существуют в нескольких экземплярах, поэтому люди уже знают, как применять или активировать такой навык.

— Ты хочешь сказать, что для моего навыка инструкции не существует?

— Для моего ее тоже не было.

— О. Такое ощущение, что мы сорвали куш или что-то вроде того.

— Пойдемте уже, — поднявшись, проговорил лучник Хан Чонсок.

Похоже, наш перерыв немного затянулся. Хоть мы и очистили уже почти половину подземелья — весь левый туннель, нам еще оставалось очистить правую часть. Упаковав наши вещи, мы уже собирались продолжить путь, когда внезапно услышали голос, раздавшийся от входа в подземелье.

— Эй, там! Немедленно остановитесь и выбирайтесь оттуда!

Все посмотрели в том направлении, откуда доносился голос, и увидели человека в военной форме, который кричал и махал руками.

— Я сказал, выходите! Вы меня слышите?

— Что…?

— Кто-то не из нашей группы попал в подземелье?

Половина группы смущенно оглянулась на меня, а вторая половина нахмурилась. Это и была разница между опытными охотниками и новичками.

— Давайте сделаем так, как говорит этот человек.

— Что? Но почему? У нас еще есть время, — сказала девушка в очках.

Я понимал, что ее раздражает. В подземельях для каждой группы отводится по 4 часа. Так как наша группа уже находилась здесь, мы могли оставаться в подземелье, пока наше время не истечет.

В обычной ситуации все так и было бы. В обычной ситуации.

Я помахал руками, чтобы военный понял, что его услышали. Он в ответ кивнул и удалился. Я же, посмотрев на членов группы, увидел озадаченность на их лицах, и попытался все объяснить.

— В подземельях такое иногда происходит. Это называется изменением в забронированном времени и …

— Изменение во времени? Черта с два. Лезть без очереди — это просто грабеж, вот что это такое, — сказала Чон Соа.

— Лезть вперед очереди?

— Ээ… да. Так обстоят дела. Есть люди, которые… гм, выше нас… и они хотят спуститься в подземелье, — ответил менеджер Ким на вопрос лучника Хан Чонсок.

— То есть нам придется уйти? Разве мы не заплатили полную входную плату?

— Они нам ее частично вернут. Но на большее рассчитывать не приходится.

Лицо Хан Чонсок мгновенно налилось краской.

— Стоп. Они хоть понимают, насколько сложно подготовиться и собраться всем вместе для охоты? Если мы сейчас уйдем, мы же не сможем просто так вернуться сюда в любое время!

— И что? — фыркнул менеджер Ким

— …в смысле?

— И что ты собираешься делать с этим? Ты собираешься пойти и сказать им, что не уйдешь?

— Конечно.

— Вот почему любители они и есть любители. Щенок.

— Вам не кажется, что вы грубите?

— Грублю? Как будто я говорю неправду?

— Подземелья находятся под контролем государства, — прервал я спор, когда они уже были готовы броситься друг на друга, — Существует около 50 групп, которые могут оказать давление на управляющих подземельем. Среди них предприниматели, чиновники и прочие высокопоставленные должностные лица. Очень редко, но иногда случается, что в группе охотников оказывается такой могущественный человек.

— Итак. Если кто-то, наделенный властью, хочет отправиться на охоту, мы должны просто вот так раскланяться и все? — Хан Чонсок по-прежнему не мог смириться с этим.

Но мне нравились такие люди. Люди, которых несправедливость приводила в ярость. Если мы хотим, чтобы мир изменился к лучшему, нам нужно больше таких людей.

— Да. Если в такой ситуации из-за нас возникнут проблемы, мы можем попасть в черный список. Этот список…

— Попадает в их базу данных и рассылается по всем подземельям, — закончила Соа.

— Но тогда…

— В лучшем случае, тебе будет трудно стать охотником на территории Южной Кореи.

— Так они и говорят: «Люди без связей могут просто заткнуться и делать, что мы скажем». Понял? – проговорил менеджер Ким.

— Почему вы с самого начала оказались на их стороне? Думаете, вы особенный? — спросил Хан Чонсок.

— Ты, мерзавец. Кто тебе сказал, что я на их стороне…!

— Пойдемте.

Я попытался разнять спорщиков и вернуть всех к действительности. Ругаться мы можем продолжить и снаружи. Раз уж до этого дошло, лучше выйти отсюда раньше, чем позже. Хоть и немного, но сколько-то руды мы смогли получить, поэтому все было не совсем впустую, кроме того, мы сможем вернуться сюда в другое время. Нельзя было сказать, что мы так уж много теряли, потому что операторы подземелья обычно старались забронировать нам новое место пораньше, чтобы как-то компенсировать доставленные неприятности.

 

Выйдя из подземелья, мы заметили пару подростков, стоящих неподалеку. Максимум, им было немного за двадцать. Удивительно, но одного из них я знал.

— Этот человек… — Соа потянула меня за рукав.

Один из них был достаточно крупным. Это был один из тех парней, которые попытались изнасиловать Соа в подземелье Ансан. Он узнал меня в тот же миг, как и я его. Кажется, его звали Пак Чонпэ. Широко улыбнувшись, он неторопливо направился ко мне.

— Какое совпадение! Давай отойдем, поговорим. Ха? И та девушка тоже здесь?

— А…? Да.

— Вы двое только вышли? – несколько смущенно спросил Пак Чонпэ.

Я уже начал думать, что с моей памятью что-то не так, однако потом я подумал, насколько же тупыми были эти ребята. Этот Пак Чонпэ не стал бы так улыбаться, если бы не был тупым или отсталым. Не обратив внимания, он продолжил:

— Носильщик, который должен был ждать здесь, кинул нас. Почему бы вам не поработать с нами немного? Если девушка тоже пойдет, будет только лучше.

— Мы только что закончили охоту в подземелье, поэтому это будет немного затруднительно.

— Эй. Не будь таким букой. Мы же с вами приятели. Если все из-за того случая, так я могу извиниться. На самом деле, мы все это делали из-за Хансоль, поэтому не принимай на свой счет. По правде говоря, я не плохой человек. И если быть до конца откровенным, ты тоже был далек от совершенства. Ты знаешь, что из-за тебя я чуть не погиб. Так что давай забудем о прошлом. Что скажешь?

Я думал, что только Сон Хансоль был безумным ублюдком, но и у этого парня, похоже, с головой тоже не все в порядке. Как он может быть настолько поглощен собой? У меня мурашки по спине пошли, когда он хвалил себя как неплохого парня.

— Мне действительно жаль. Может быть, в другой раз.

— Ты и вправду собираешься так себя вести?

— Более того, разве сейчас не запрещено охотиться для развлечения?

— А? Ты об этом? Не беспокойся, я получил уведомление, где говорится, что все в порядке.

Он говорил о документе, в котором говорилось, что государство не несет ответственности, если подписавшийся погибнет в подземелье.

— Мы подождем, пока вы закончите дела с другой группой. Нас в группе только четверо, так что будет отлично, если и ты, и девушка присоединитесь к нам. Будем считать, что вы идете с нами, так что мы подождем. Даю вам тридцать минут.

Этот мерзавец не принимал отказа. Если мы будем и дальше настаивать, это могло закончиться для меня даже большими неприятностями.

— Хорошо.

Более того, было кое-что, что я хотел попробовать. Это могло оказаться опасным, поэтому было бы лучше испытать это в компании этих ребят, чем со своей собственной группой. Посмотрим.


Предыдущая | Следующая