Глава 543. Горная долина

Предыдущая | Следующая


— Мастер, пожалуйста, остановите их! Иначе все будут убиты! – встав на колени перед Юэ Чжуном, взмолилась Ида Киоко.

— Достаточно, – задумавшись, Юэ Чжун все-таки отдал приказ на прекращение резни.

Ему было безразлично, даже если бы Такеши Фудзишини со своими людьми вырезал всех японских выживших, собравшихся здесь. Он при этом не почувствовал бы никакой вины. Однако среди группы женщин и детей он увидел двух маленьких девочек, чью смерть не хотел бы лицезреть.

— Босс приказал остановиться! – по-японски продублировал команду Такеши Фудзишини.

— Есть! Подчиняюсь боссу! – немедленно отозвались шестеро мастеров, прекращая нападение и, тем не менее, смотря на сдавшихся выживших как на свиней или овец.

Среди японцев все-таки очень сильно уважение и поклонение перед сильнейшими. По представлениям Такеши Фудзишини и его людей, Юэ Чжун по силе был сравним с недосягаемыми для них Богами – божественными мастерами Такамагахары, именно поэтому, сдавшись ему, они четко выполняли все его команды.

Япония весьма иерархическая страна – будь то в компаниях, в школах, в организациях или же в преступных бандах нижестоящие члены должны беспрекословно подчиняться тем, кто стоит выше них. Как-никак, в противном случае будет очень трудно выжить в обществе.

Конечно, не все следовали этим законам – Тсуеши Хонда и другие боевики были довольно молодыми людьми, не признававшими исконные традиции, и потому, даже подчинившись Юэ Чжуну, не намеревались следовать за ним: взбунтовавшись при первой же возможности, они попытались сбросить тяжелую руку китайца и сбежать.

Между тем почти сотня сдавшихся под угрозой смерти японцев с тяжелым сердцем и трепетом ждали решения китайца. Так как Юэ Чжун отдавал приказ на китайском языке, все, слышавшие его, четко осознали, кем он был.

— Как тебя зовут? – подойдя к сдавшемуся лидеру, по-китайски спросил Юэ Чжун.

Стоявший рядом с ним Такеши Фудзишини немедленно перевел вопрос. Хоть сам Юэ Чжун и знал японский, он не намеревался приноравливаться к обстоятельствам, а наоборот, хотел, чтобы другие приспосабливались к нему.

В то же время Такеши Фудзишини занимал в Такамагахаре далеко не высокое положение – рядовой «дух», однако присоединившись к Юэ Чжуну, он стал лидером отряда, благодаря лишь знанию китайского языка.

— Господин, я Такаки Вайчи, – встав на колени, ответил мужчина. – Я хотел бы со своими людьми присягнуть господину и попросить его защиты.

— Лидер Вайчи, как вы можете вставать на колени перед китайской собакой?! – в гневе крикнул молодой парень, один из его подчиненных.

— Убить, – даже не посмотрев в сторону молодого человека, приказал Юэ Чжун.

— Есть! – тотчас отозвался Такеши Фудзишини и, сделав шаг в сторону, мгновенно взмахнул своим мечом – голова парня отделилась от тела, и вокруг брызнул фонтан крови.

Увидев моментальную кровавую казнь, все выжившие просто не могли не содрогнуться, и потому с дрожью и ужасом осознали, что этот молодой китаец далеко не добродушный человек. Как-никак Юэ Чжун после прибытия в Японию везде встречал довольно холодный прием, и поэтому естественно, не раздумывая, применял силу, убивая направо и налево.

Такаки Вайчи, стоя на коленях, также дрожал всем телом, опасаясь, что Юэ Чжун прикажет и его убить. Он прекрасно понимал, что из всех сдавшихся японцев никто не смог бы стать ему противником.

— Меня зовут Юэ Чжун. Я приму вас, поэтому ведите меня на свою базу, – холодно посмотрев на мужчину, приказал он.

День уже клонился к вечеру, поэтому ему нужно было место, где бы он со своими людьми смог отдохнуть – все-таки ночевать в лесу было не самой лучшей идеей, особенно во время апокалипсиса.

— Да, господин! – встав на ноги, Такаки Вайчи церемонно поклонился на 90 градусов.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

Под руководством лидера японской группы выживших Юэ Чжун со своими людьми прибыл в небольшую горную долину, имевшую один вход и окруженную со всех сторон горами или высокими холмами. В этой долине в прежнем мире располагалась частное богатое поместье, выполненное в традиционном стиле, причем оно было настолько огромным, что его можно было сравнить с небольшим городком. Место это носило название Мицуру-Казе, однако сейчас представляло собой временный лагерь, в котором было установлено множество неказистых лачуг и неопрятных построек.

В самой вилле проживал лидер со своими близкими подчиненными и женщинами, в остальных же постройках – рядовые солдаты, а также их добыча – рабы. В конце концов, обладание рабами пришло из древности и не-цивилизованности, хотя даже в прежнем мире в некоторых отдаленных или же воюющих районах Африки процветало рабство. Однако с наступлением эпохи апокалипсиса и крахом прошлого мира в сердцах людей пробудились демоны, а вместе с ними и пороки, поэтому до установления нового цивилизованного порядка рабство, видимо, вновь будет нормой повседневной жизни.

В том числе на территориях Юэ Чжуна также было введено рабство, однако в большинстве своем рабами были выжившие крайние националисты вьетнамца Вуянь Хуна, а также их семьи – все они понесли наказание за массовые убийства китайцев во времена расцвета Великой Вьетнамской Империи. Помимо них, Юэ Чжун отправлял в рабство семьи восставших против него людей и врагов его власти, а также других провинившихся выживших, чей статус был понижен до рабского.

Между тем в этом имении Мицуру-Казе проживало порядка 400 выживших, большинство которых сейчас собралось и с подозрением смотрело на процессию, вошедшую в поселение и возглавляемую Юэ Чжуном. Поэтому он смог увидеть, что почти все обитатели этой горной долины были довольно худыми и бледными – казалось, что сильный порыв ветра сможет с легкостью смести этих тощих от недоедания людей.

«Мда, совсем нельзя сравнить с Гуйнином», – с оттенком превосходства и небольшого удовлетворения подумал Юэ Чжун, глядя на несчастных японских выживших.

В созданных им базах в провинции Гуанси, а также в городе Лонг-Хай установлен новый порядок, настроено производство товаров и налажена добыча еды, поэтому до тех пор, пока он сам жив, люди там не будут голодать, и новый порядок не рухнет. И потому было естественным, что это небольшое поселение в горах не могло сравниться с огромными базами Юэ Чжуна.

— Добро пожаловать, мастер! – только Такаки Вайчи с Юэ Чжуном вошли в особняк, как их встретили церемониальным поклоном шесть одетых в кимоно девушек в возрасте 18-25 лет, выстроившиеся по обе стороны от входа.

За их спинами стояла женщина среднего возраста с весьма сладострастным фигуристым телом, на ее лице выделялась маленькая родинка возле рта, придававшая ей особого шарма. По ее внешнему виду и поведению было видно, что эта женщина была здесь за старшую распорядительницу, что и подтвердил Такаки Вайчи, обратившийся к ней:

— Масако, начиная с сегодняшнего дня, господин Юэ Чжун, – указал он на своего спутника, – является лидером нашего небольшого поселения, поэтому с этого момента ты должна полностью подчиняться своему новому господину. А сейчас направь Шираюки и Асами, чтобы они, как следует, позаботились о господине.

— Да! – уважительно отозвалась женщина, глубоко поклонившись.

— Господин, – обратился со странной улыбкой Такаки Вайчи к Юэ Чжуну, – Масако является хозяйкой и управительницей этой виллы. Кроме того, ее специальность – воспитывание женщин. Независимо от того, какая женщина, после ее обучения она станет искусной, умелой, послушной и разумной.

— О! – с улыбкой отозвался Юэ Чжун.

[еще больше глав на darklate.ru]

Вскоре после этого в гостиную, где разместился Юэ Чжун, вошли две красивые молодые девушки в кимоно. Обе были весьма юны – их красивые лица выглядели немного по-детски, чего не скажешь о довольно развитых телах. Одна девушка была высокой, с длинными ногами и очень белой кожей, пара ее холмов прямо-таки распирала кимоно, как будто просясь наружу, а сладкая и яркая улыбка придавала ее лицу непередаваемое очарование. В то же время вторая девушка была чуть пониже, имела овальное и немного строгое лицо, у нее также была белая кожа, объемные бедра, тонкая талия и выдающаяся грудь, как минимум, размера В. Тем не менее ее большие красивые глаза придавали толику мягкости и необычного шарма ее серьезному лицу.

— Господин, это Сакурай Шираюки, а это Амано Асами, – поочередно указав на обеих девушек, представила их Масако, вошедшая следом за ними. – Ни Шираюки, ни Асами не имели никаких контактов с мужчинами, они обе девственницы, – после чего женщина посмотрела на девушек: – Шираюки, Асами, поприветствуйте своего господина!

Лидер поселения, Такаки Вайчи, был разумным человеком, поэтому подготовил и сохранил обеих девушек специально для того, чтобы задобрить сильного человека, если придется с ним встретиться, ведь это могло спасти их жизни или достойное положение. По этой причине в его распоряжении было немало красивых женщин, но даже среди них Сакурай Шираюки и Амано Асами выделялись своей миловидной красотой и невинной чистотой.

После слов Масако, обе девушки прошли вперед, невинно склоняя голову, и подойдя к нему, опустились на колени, церемониально склонившись:

— Приветствуем господина!

— Встаньте, – спокойно сказал Юэ Чжун.

Повидав за последнее время большое количество различных красавиц, он уже привык к ним, поэтому не имел никакой робости или скованности при общении с ними.

Девушки послушно поднялись и, сев на колени рядом с ним, стали заботливо делать ему массаж, не забывая приятно и заманчиво улыбаться.

«Злодейки!» – с недовольством на лице подумала Ида Киоко, наблюдая, как две красивые девушки, сев по обе стороны от Юэ Чжуна, делали ему массаж.

В то же время Такаки Вайчи с весьма довольным видом посмотрел, как две прекрасные девы умело служат Юэ Чжуну, после чего с осторожностью поинтересовался:

— Господин, могу ли я спросить, что вы намерены делать дальше?

— Ёкошиба. Я собираюсь в Ёкошибу, – расслабляясь, легко ответил Юэ Чжун.

Протянув руку, он с удовольствием обнял Сакурай Шираюки и, положив руку на ее объемную грудь, слегка сжал, от чего почувствовал приятную эластичность и одновременно с этим мягкость, доставившие ему удовольствие. В то же время девушка немного покраснела, но выгнувшись, чтобы Юэ Чжуну было удобнее, продолжила делать массаж, будто ни в чем не бывало.

— Ёкошиба! – не удержавшись, возбужденно воскликнул Такаки Вайчи. – Господин действительно очень амбициозен. В Ёкошибе заправляет клан Шимадзу, во главе с Юджи Шимадзу, и там проживает более 10 000 человек. Если вы на самом деле хотите захватить их, то это будет очень тяжело!

В Японии сегодня царила «эпоха воюющих царств», как впрочем, и в Китае, то есть повсюду было множество больших и малых групп и поселений, сражавшихся между собой – очень многие хотели взойти на вершину и завоевать всю Японию.

Вот Такаки Вайчи и подумал, что Юэ Чжун является одним из таких желавших стать повелителем японских островов. Как-никак личной силы Юэ Чжуна было достаточно, чтобы собрать вокруг себя сильных мастеров и замахнуться на доминирующее положение, как минимум, в ближайших районах, а вместе с ним и сам Такаки Вайчи может приобрести невиданное доселе влияние и авторитет.

Видя взволнованность лидера поселения, Юэ Чжун не стал его разубеждать и говорить, что ему нужна всего лишь радиостанция – улыбнувшись, он с непроницаемым взглядом сказал:

— Я хочу Ёкошибу. У тебя есть хорошие идеи?

Услышав его вопрос, Такаки Вайчи задумался – перед немалой силой клана Шимадзу, владевшими таким большим поселением, его сила не шла ни в какое сравнение, поэтому вопрос Юэ Чжуна заставил его задуматься в смущении.


Предыдущая | Следующая