Глава 538. Дилемма

Предыдущая | Следующая


Фудижисаки Каори и Ида Киоко вместе с присутствовавшими в комнате детьми, увидев столь дикую и жестокую сцену, пришли в ужас – способности Юэ Чжуна вышли далеко за пределы человеческого воображения, что просто не могло не внушать страх и трепет.

«Что за чудовищная мощь?! Его обращение с мечом выходит за рамки человеческих возможностей, даже гениальный мастер фехтования не сможет сравниться с ним! Обладая такой силой и скоростью, он подобен призраку!» – глядя во все глаза на Юэ Чжуна, Ида Киоко вновь преисполнилась страхом и преклонением.

— А-а-а! – несмотря на проявленную китайцем жестокость и мощь, Кувата Ютаро оставался не менее безжалостным лидером боевиков, поэтому громко взревев, с мечом наперевес бросился Юэ Чжуну навстречу, намереваясь одним ударом обезглавить противника.

«Ох, очень быстрый меч!» – занимаясь в прошлом мире в клубе кендо [п/п: японское искусство фехтования], Фуджисаки Каори вынуждена была признать, что рывок Куваты Ютаро был экстраординарным.

Сама бы девушка никак не смогла заблокировать или парировать этот удар, как-никак лидер напавших бандитов был Энхансером 23-го уровня, и потому обладал соответствующими физическими характеристиками.

Тем не менее, только боевик приблизился к Юэ Чжуну на расстояние удара, как снова мелькнул черный меч китайца, оставивший после себя лишь отблеск – и голова Куваты Ютаро подлетела в воздух, а тело, пронесшись по инерции еще немного, споткнулось и безжизненно замерло на полу, разливая вокруг себя лужу крови.

Сам же Юэ Чжун, сделав шаг, подобрал меч поверженного боевика и тут же получил информацию о нем:

Японская катана (оружие 2 уровня). Японский меч, чрезвычайно острый, хорошо подходит для сражения с зомби.

— Держи! – ознакомившись с описанием, Юэ Чжун бросил меч присоединившейся к нему Иде Киоко. – Я не смогу всегда защищать тебя, поэтому ты должна сама уметь постоять за себя!

— Да, я понимаю! – приняв меч, девушка церемониально склонилась, после чего сделала своим новым оружием несколько сильных взмахов, как будто, пробуя его на вес и привыкая к нему. Свидетелям показалось, что Ида Киоко не понаслышке знакома с обращением мечом.

«Кажется, у этой девушки есть какие-то умения», – не мог не подумать Юэ Чжун, проследив за ее действиями. Тем не менее, не сказав ничего по этому поводу, он повернулся и на ходу скомандовал:

— Следуй за мной.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

Вместе с Идой Киоко наружу вышла и Фуджисаки Каори вместе с детьми, которые внимательно следили за Юэ Чжуном.

Между тем на улице подчиненные Куваты Ютаро устроили настоящий бедлам – поймав девочек или женщин, они, ничего не стесняясь, насиловали их. Тем не менее, некоторые из них, увидев Юэ Чжуна, за которым появились девушки и дети, тут же натянули штаны и с дикими глазами устремились к нему, замахиваясь своим оружием.

Однако Юэ Чжун, также незаметно для остальных взмахивая своим мечом, легко разрубал на части или отрубал головы нападавшим бандитам. Каждый его шаг, словно шаг безжалостного демона, сопровождался фонтаном крови – любой в радиусе трех метров от него распадался на части, совершенно не понимая, как такое происходило.

«Ужас! Как можно быть таким сильным? Бесчеловечно сильным…» – Фуджисаки Каори наблюдала за ним глазами, полными страха и поклонения.

После того как Юэ Чжун вырезал больше половины боевиков, оставшиеся бандиты со смертельно-бледными лицами начали разбегаться в разные стороны, торопясь покинуть деревню, превратившуюся для них в ад.

— Всем встать на колени! Иначе умрете! – преследуя их и нещадно убивая, ледяным тоном приказывал Юэ Чжун.

Как-никак его максимальная скорость могла сравниться с Молнией 2-го типа, поэтому простым бойцам невозможно было от него сбежать. Настигая их, он безжалостно рубил их в спину, проливая реки крови и сея бесконечный ужас, поэтому уже вскоре вокруг него стали раздаваться жалобные и просящие крики:

— Не убивай! Я сдаюсь!

— Пощади! Не убивай!

— …

Среди извергов и злодеев всегда найдутся те, кто будет цепляться за жизнь – даже безжалостно насилуя, убивая и творя прочие безумства, они все еще хотели жить и готовы были вставать на колени и вымаливать свою жизнь.

Под яростным напором неудержимого Юэ Чжуна были уничтожены почти все боевики, напавшие на деревню – только девять человек успели сдаться и потому выжили. Остальные же были просто порублены на куски или обезглавлены. Те девять человек сейчас стояли на коленях и с дрожью ожидали суда Юэ Чжуна.

В то же время Фуджисаки Каори прошла по местам бесчинств этих животных в шкуре людей, и ее сердце закипело от ярости и гнева. Две взрослые женщины лежали на земле покрытые белыми выделениями, большим количеством порезов и колотых ран, синяками, а также с частично сломанными конечностями – ни капли дыхания. В другом месте четыре 10-12 летние девочки хоть и не мертвые, все же находились в критическом предсмертном состоянии – в таких же белых потеках, в крови, с переломами, малышки с трудом дышали. В то же время шесть мальчиков того же возраста и вовсе лежали разрубленные или со сломанными шеями и с застывшим на лице ужасом.

С начала апокалипсиса еда стала чрезвычайно ценным товаром, поэтому бандиты не заботились о сохранении жизни «дармоедам». Если только девочки, которые могли бы послужить живыми игрушками, да и то не всегда. Поэтому для людей Куваты Ютаро все остальные люди лишь ненужное бремя – они безжалостно убивали их.

— Звери! Животные! – видя весь ужас, оставшийся после бесчинств боевиков, Фуджисаки Каори, не скрывая гнева, закричала: – Юэ Чжун, убейте этих нелюдей! Убейте этих демонов!

Услышав ее яростные крики, стоявшие на коленях мужчины вздрогнули, завороженно смотря на огромный черный меч китайца.

— Заткнись! – холодно оборвал ее Юэ Чжун.

Девушку как током пронзило – мгновенно опомнившись, она остановилась и не сказала больше ни слова.

— Ида Киоко, свяжи их, – приказал Юэ Чжун.

— Да, мастер, – ответила девушка, принимая веревку, после чего крепко связала мужчин, и под его присмотром они были доставлены в сарай, где их и заперли.

— Что ж, на этом наша сделка считается заключенной, – посмотрев на молодую девушку, проговорил Юэ Чжун, после чего повернулся к Фуджисаки Каори и оставшимся двум девочкам и трем мальчикам: – Все остальное – ваша забота, – и не говоря больше ни слова, направился в свободный дом.

Если бы он находился в Китае, то, безусловно, истребил бы всех бандитов, повинных в страданиях девочек и женщин, одновременно с этим распорядился бы оказать должный уход травмированным девушкам, после чего постарался бы их научить, как бороться за свою жизнь в условиях апокалипсиса.

Однако сейчас он находился в Японии, где процветали враждебные отношения к китайцам, одним из которых он и был, поэтому Юэ Чжун не намеревался вмешиваться, даже если бы они все друг друга поубивали. Он совершенно не хотел помогать тем, кто ненавидит его только потому, что он чужеземец.

[еще больше глав на darklate.ru]

— Куроко-чан, держись! Будь сильной!

— Юи-чан, все будет хорошо!

— …

В одном из домов на футонах лежали четыре девочки, пострадавшие от насилия – все они были очень бледными, в белых потеках, с кровью на ногах, кто-то со сломанными руками или ногами. Рядом с ними собрались все выжившие дети с Фуджисаки Каори во главе, которые сейчас пытались как-то помочь травмированным и приободрить их.

Боевики Куваты Ютаро, напавшие на деревню, оказались кровожадными тварями, полными отбросами и разбойниками эпохи апокалипсиса – их даже за людей было тяжело принимать, раз с такой излишней жестокостью измывались над девочками. Совершенно не обращая внимания на то, что они слабые и хрупкие дети, эти изверги с особой извращенностью и безжалостностью утоляли свою похоть, сильно искалечив малышек.

— Что делать, Киоко-несан? Как мы можем им помочь? – не в силах больше смотреть на пострадавших, которые возможно не доживут до утра, Фуджисаки Каори повернулась к подруге.

В этом маленьком поселении две взрослые женщины были главными, в то время как Каори, будучи ученицей старшей школы, была спортивной девушкой и, занимаясь в клубе кендо, была основной ударной силой. В начале апокалипсиса ей повезло выжить в боях с зомби и стать Энхансером, однако в силу своей более женственной природы она не осмеливалась зря рисковать, поэтому к сегодняшнему дню имела невысокий уровень, и никак не могла быть такой же сильной, как Юэ Чжун. В то же время, хоть она и была Энхансером и могла сразиться с зомби, она все же уступала своей подруге Иде Киоко в приспособляемости и в скорости реагирования на изменившуюся обстановку.

Ида Киоко посмотрела на подругу, а также на выживших мальчиков и девочек долгим взглядом – ей было совершенно очевидно, что если завтра она покинет эту деревушку, то всех оставшихся будет ждать тяжелое будущее, в отличие от нее, кто присоединился к такому чудовищно сильному человеку, как Юэ Чжун, поэтому помолчав некоторое время, она со вздохом сказала:

— Каори, иди, попроси мастера, только у него есть возможность помочь девочкам.

Глаза Фуджисаки Каори загорелись было, но быстро вспомнив о тяжелом характере Юэ Чжуна, она с помрачневшим лицом проговорила:

— Он не станет так просто помогать.

Как-никак они при встрече плохо с ним обошлись, попытавшись прогнать, поэтому он абсолютно точно не будет помогать «из доброты душевной».

— Станет, если ты попросишь у него защиты и поступишь к нему на службу, в этом случае он не откажет в помощи, – просто ответила Ида Киоко.

— Нет! – в волнении крикнул один из мальчиков, на вид 12 лет. – Я против! Он жестокий и свирепый китаец – враг нашей великой Японской империи. Я абсолютно не согласен с тем, чтобы он стал нашим мастером! Мы японцы – не китайцы! Мы принадлежим выдающейся и великой нации, как мы можем позволить проклятому китайцу стать нашим мастером? Я не согласен, абсолютно не согласен служить китайцу. Мы в состоянии решить наши собственные проблемы без участия посторонних! Мы должны преодолеть это своими силами, чтобы жить с гордостью!

Выживших в этой деревушке можно назвать счастливчиками, потому что им повезло в самом начале апокалипсиса найти склад с большим запасом продовольствия, и соответственно они практически не знали голода. Скрываясь в этом отдаленном поселении, люди смогли зачистить небольшие дворы по соседству и, не сталкиваясь с большими трудностями и трагедиями, дожили до сегодняшнего дня в относительном благополучии, и поэтому-то до сих пор были довольно наивны и высокомерны.

— Кира-кун… – в колебании проговорила Фуджисаки Каори, которая также разделяла подобные современные взгляды и не горела желанием служить Юэ Чжуну.

Современные люди, если не прошли через ужасы и трагедии апокалипсиса или не испытали боль и страдания, совершенно не готовы были кому-либо служить. Тем более, неизвестному и довольно безжалостному китайцу.

— Каори-несан! – посмотрев на нее, горячо проговорил паренек, сжимая катану. – Я, Кира Мотоёси, стану человеком, который защитит всех! Я стану мечом, который уничтожит всех врагов!

Катану он подобрал у убитого Юэ Чжуном боевика и, когда взял оружие в руки, ощутил прилив уверенности. Хоть парень и понимал, что он еще мал возрастом и гораздо слабее Юэ Чжуна, он все же был полон решимости защитить своими силами Фуджисаки Каори и остальных.


Предыдущая | Следующая