Глава 501. Вьетнамские принцессы

Предыдущая | Следующая


Внеочередная бонусная глава


Если бы дело было в Гуйнине, то две сотни одних только предметов из [Системы] теоретически можно было бы обменять на 10 000 тонн продовольствия.

После завершения переговоров Яо Лихуа вздохнул с облегчением, перемешанным с горечью – он понимал, что по итогам этих споров заплатил высокую цену. Отчасти это произошло из-за Му Сянлин, этой смышленой и лукавой девочки, умевшей хорошо вести споры, но естественно, основной причиной стала необходимость во что бы то ни стало получить продовольствие для вьетнамских выживших Комитета. Без этих 10 000 тонн еды их граждане просто не переживут эту зиму, именно поэтому во время переговоров ему снова и снова приходилось отступать, пока он не достигал крайней черты.

— Лидер Юэ Чжун, – обратился к нему Яо Лихуа и, указав в сторону двух прибывших с ним девушек, представил их: – Это старшая принцесса Вьетнама Нгуен Лань и младшая принцесса Нгуен Цзюй. Наш Комитет надеется, что вы сможете взять их в жены.

— Насколько я помню, во Вьетнаме был коммунистический режим. А раз не было монарха, то откуда взялись принцессы? – посмотрев на двух девушек, недоумевающе спросила Му Сянлин.

— Действительно перед началом апокалипсиса у нас не было монарха, – с улыбкой ответил Яо Лихуа. – Однако до установления коммунистического режима на территории Вьетнама правила императорская династия Нгуен. Девушки являются потомками последнего императора, и потому имеют выдающееся аристократическое происхождение.

[п/п: императорская династия Вьетнама была отстранена от власти сразу после Второй Мировой Войны]

Нгуен Лань и Нгуен Цзюй действительно были наследницами императорской династии Нгуен, и на самом деле в прежнем мире жили как богатые принцессы, однако после начала апокалипсиса они обе попали в руки Яо Лихуа, который сразу вознамерился использовать их как ценный ресурс. Он прекрасно понимал, что благородная статусная женщина сильно привлекает мужчин, желавших обладать такими женщинами.

Хоть ему самому и было безразлично их происхождение, он знал, что они способны привлечь к себе большое количество мужских взглядов. Как-никак обе принцессы получили аристократическое воспитание и хорошее образование, и при этом были писаными красавицами с изящными манерами. Они были самыми ценными ресурсами в его руках.

Между тем после слов Яо Лихуа на лице его молодого спутника промелькнуло мучительное выражение – посмотрев влюбленными глазами на несравненную и очаровательную Нгуен Лань, он внутренне сжался, казалось, его сердце сейчас было разбито.

— Да, – посмотрев на грациозных представительниц императорской фамилии, Юэ Чжун легко ответил: – Мне действительно не хватает двух горничных, так что они обе могут остаться.

Услышав его слова, сказанные безразличным тоном, старшая принцесса немного побледнела и, сильно сжав кулачки, прикусила губу, не осмеливаясь что-либо сказать. В прошлом мире неизвестно сколько молодых людей и талантливых вьетнамцев ухаживало за ней, лишь желая увидеть ее улыбку. В те времена Нгуен Лань даже не посмотрела бы на такого парня, как Юэ Чжун, но теперь она, благородная представительница императорского рода, вынуждена была выходить замуж за недостойного ее мужчину, что не могло не ввергать ее в печаль.

— Так не пойдет, они являются гордостью вьетнамского народа, – с вежливой улыбкой сказал Яо Лихуа. – Если вы возьмете их в жены, то никто бы и слова не сказал, однако если вы хотите сделать их горничными без особых на то причин, то я не смогу этого никак объяснить.

— Тогда забудьте об этом, – равнодушно ответил Юэ Чжун.

Он повидал уже множество прекрасных женщин, не уступавших в красоте молодым вьетнамским принцессам, причем у него есть девушки и покрасивее – Чжоя Тун, Чэнь Яо, Цзи Цин У, Го Юй, Синь Цзяжоу были более привлекательны, чем Нгуен Лань. Даже малышка Му Сянлин через несколько лет вырастет в несравненную красавицу, которая ни в чем не уступит вьетнамской принцессе. Поэтому Юэ Чжун не придавал этим девушкам большого значения.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

— Лидер Юэ Чжун, нужен лишь небольшой выкуп, — быстро ответил Яо Лихуа. – Сто тонн продовольствия. Сто тонн зерна будет достаточно, чтобы принцессы Вьетнама стали вашими личными горничными!

Комитету сейчас больше всего не хватало еды, что заставляло Яо Лихуа использовать все средства и возможности для получения продовольствия, а также оружия. Только это позволит их организации развиваться и пережить это тяжелое время. Кроме того, он надеялся, что вьетнамские женщины, которые будут рядом с китайским правителем, смогут на него повлиять и смягчить его отношение к их народу, тогда и вьетнамские выжившие, находящиеся под его рукой, смогут жить хотя бы немного лучше.

Естественно, после таких слов Нгуен Лань испытала глубокое унижение – в прошлом мире она была лелеемой принцессой Вьетнама из императорского рода, в то время как сейчас ее продают за 100 тонн продовольствия.

— Хорошо, я пойду Комитету навстречу и обменяю 100 тонн еды на них, – со снисходительной улыбкой ответил Юэ Чжун. – А также дам вам скидку: вы можете обменять пять отстрелянных гильз на один новый патрон.

— Спасибо, достопочтенный Юэ Чжун! Спасибо вам! – выразил признательность обрадованный Яо Лихуа.

Людям постоянно приходилось сражаться с ордами зомби, и недостаток боеприпасов ощущался всегда, поэтому предложение Юэ Чжуна по обмену гильз на патроны привело лидера Комитета в несравненный восторг. А что касается двух принцесс, то он не считал их потерей, раз Юэ Чжун готов принимать отстрелянные гильзы и давать вместо них новые пули, то Яо Лихуа готов был передать этих номинальных вьетнамских принцесс.

Юэ Чжун же, в свою очередь, был рад тому, что кто-то будет выступать в роли буфера или щита от четырехмиллионной орды зомби, что обитает в Ханое и его окрестностях. А по поводу обмена пуль на гильзы, то он намеревался отдавать те патроны, что были сделаны повторной переработкой, новые же боеприпасы предназначались только для его собственной армии.

— Принцесса Лань, принцесса Цзюй, – обратился к ним Яо Лихуа, – начиная с сегодняшнего дня, вы горничные лидера Юэ Чжуна. Поприветствуйте своего господина.

Он совершенно не обращал внимания на их аристократический статус императорского рода. Все, что ему нужно было от этих двух девушек, так это продать их по высокой цене, используя их благородный статус.

Старшая принцесса, прикусив губу, взяла младшую сестренку за руку и подошла к Юэ Чжуну, после чего опустила голову, словно прекрасный лебедь, и своим нежным голоском негромко сказала по-китайски:

— Нгуен Лань приветствует мастера!

— Нгуен Цзюй приветствует мастера! – также по-китайски повторила за старшей сестрой и вторая принцесса.

— Что ж, если на этом все, то вы можете идти, – посмотрел Юэ Чжун в сторону Яо Лихуа.

— Да, лидер Юэ Чжун. Рад был познакомиться с вами, – удовлетворенно ответил лидер Комитета, так как сегодня он получил то, что хотел.

[еще больше глав на darklate.ru]

Только мужчины покинули комнату, как Му Сянлин, словно коала, запрыгнула на сидевшего на диване Юэ Чжуна и жалобно попросила:

— Старший брат, ты не должен смотреть на них! Если ты хочешь женщину, то позови мою маму, она намного лучше этих неопытных девушек! – после чего приблизилась к его уху и, глядя на младшую вьетнамскую принцессу, тихо прошептала с лукавой улыбкой: – Если тебе нравятся такие, то я также готова~!

— Дура! Ты за кого меня принимаешь?! – двумя руками отстранив маленькую дьяволицу, разъяренно спросил Юэ Чжун.

— За демона, не пропускающего ни одну женщину мимо! – хихикнула Му Сянлин. – А также за лоликонщика-извращенца, не пропускающего таких милых девочек, как я!

— Ты ведешь себя слишком распущено и грубо! Видимо, я давно тебя не воспитывал, и придется заняться этим сейчас! – в гневе Юэ Чжун перехватил ее и, положив животом на свои колени, устроил порку.

— Ай~! Яй~! Нет~! А-а-а~! Хватит~! – Му Сянлин начала издавать странные звуки и стоны, из-за которых другие начали краснеть.

— Юэ Чжун, как ты можешь накладывать руки на ребенка! – воскликнула разозлившаяся Чэнь Яо, вбегая в комнату на странные возгласы и стоны девочки.

Она уже смирилась с тем, что он имеет отношения с другими женщинами, но совершенно не могла принять каких-либо неестественных связей с маленькими девочками. Однако вбежав в комнату, она поняла, что Юэ Чжун не делал ничего противоестественного, что она себе нафантазировала, из-за чего она сейчас немного растерялась и ощутила неловкость.

— Что за крики и звуки ты издаешь?! – яростно прокричал Юэ Чжун, который также немного смутился из-за появления Чэнь Яо. – Из-за тебя моя репутация уже разрушена!

— А почему ты меня третируешь? – выбравшись из рук Юэ Чжуна, возразила Му Сянлин и звонко рассмеялась: – Ну и поделом тебе! Дурак-лоликонщик! Хе-хе! — после чего она развернулась и, направившись к выходу из комнаты, с улыбкой сказала: – Сестра Чэнь Яо, не волнуйся, он еще не достаточно храбрый для этого, –  и, проходя мимо нее, уже негромко проговорила: – Однако ты должна быть осторожна, рано или поздно он будет принадлежать мне и маме! – и покинула комнату.

Юэ Чжун же не мог долго сердиться на Му Сянлин, поэтому, когда она уходила, смотрел на нее с улыбкой, как-никак он принимал ее за удивительную и чертовски умную девочку. Если он серьезно даст волю рукам, то даже десять таких девочек не будут ему противниками, поэтому он сдерживал себя, опасаясь повредить или покалечить ее. В конце концов, он был весьма почтительным к женщинам.

[глава подготовлена для сайта darklate.ru]

Между тем вслед за Чэнь Яо в комнату вскоре вошла Наньгун Бинъюнь, и села рядом с ней. Мин Цзяцзя же вела себя хорошо и, будучи примерной девочкой, спокойно сидела рядом с Юэ Чжуном, она зачастую исполняла роль его личной служанки, а также его талисмана.

— Чэнь Яо, хорошо, что ты пришла, – посмотрев на нее, начал Юэ Чжун. – Я хочу спросить у тебя, не хочешь ли ты остаться во Вьетнаме и встать во главе Лангшона и Тайюаня?

Услышав его слова, в глазах Наньгун Бинъюнь и старшей принцессы Нгуен Лань вспыхнули алчные огни. Контролировать и нести ответственность за жизни 200 000 выживших это очень весомая правительственная должность. Для любого властолюбивого и амбициозного человека это непреодолимое искушение.

«Эх, если бы эта должность досталась мне!» – от таких мыслей на сердце Наньгун Бинъюнь потеплело. Вкус власти она попробовала еще в прежнем мире, поэтому потеряв ее с началом апокалипсиса, ей оставалось лишь вспоминать об этом с ностальгией, по этой же причине сейчас она всеми силами стремилась снова стать руководителем.

— Я не подхожу, – покачав головой, ответила Чэнь Яо. – У меня недостаточно способностей и опыта для управления двумя такими крупными городами, как Лангшон и Тайюань.

Она была лидером в течение определенного времени, и в полной мере осознала тяжесть этого бремени, поэтому она понимала, что сейчас недостаточно квалифицирована для управления. Тем более, в такую эпоху ее сердцу не хватает безжалостности, а без этого в критический момент она может допустить фатальную ошибку, которая возможно приведет к потере всего региона.

— Я готова! Пожалуйста, позвольте мне! – видя, что Чэнь Яо отказывается, добровольцем выступила Наньгун Бинъюнь. – Я готова позаботиться для вас о Лангшоне и Тайюане!


Предыдущая | Следующая