Глава 500. Переговоры

Предыдущая | Следующая


Яо Лихуа внимательно посмотрел на Бо Сяошэна и прибывший вместе с ним отряд мастеров, и по источаемой ими свирепой ауре отчетливо почувствовал, что все они были очень сильными бойцами, имевшими большой боевой опыт и мощные способности.

«Юэ Чжун действительно ‘крадущийся тигр, затаившийся дракон’!» – неприятно удивился лидер Комитета.

[п/п: «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» – китайская идиома, наиболее точный смысловой перевод: в тихом омуте черти водятся]

Изначально он думал, что Юэ Чжун не имел большого количества мастеров и был силен только своей регулярной армией, оснащенной современным оружием, отчего Яо Лихуа испытывал гордость, так как в Комитете было много сильных экспертов. Однако увидев сейчас внушительный отряд Бо Сяошэна, состоявший из мастеров, как минимум, 30-40-х уровней, у него пропала эта причина для гордости.

Войдя в город, Яо Лихуа также обнаружил вдоль главной улицы немало различных укреплений, бункеров и прочих защитных сооружений, во многих из которых были установлены тяжелые станковые пулеметы. К тому же, на укреплениях до сих пор несли дежурство солдаты, в уверенных действиях и холодных взглядах которых можно было увидеть первоклассную подготовку и большой опыт.

Новый лидер Комитета сейчас впервые видел так много действительно элитных и хорошо оснащенных военнослужащих современной армии. Их организация благодаря постоянной охоте на монстров смогла взрастить немалое количество мастеров и экспертов, но в отличии от элитных военнослужащих, они не казались столь же монолитной и внушающей доверие силой.

«Естественно, с такой силой мы и не смогли бы справиться!» – не мог не воскликнуть про себя Яо Лихуа, видя все эти оборонительные редуты, защищаемые опытными солдатами.

Нападение силами Комитета на Тайюань, в котором Юэ Чжун разместил такое количество бойцов, изначально было обречено на провал – разница в реальной силе слишком велика. Сейчас он вновь должен был это признать.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

Следуя за Бо Сяошэном и в сопровождении его бойцов, Яо Лихуа и его группа прибыли в резиденцию Юэ Чжуна. Войдя в помещение, они увидели очаровательную улыбающуюся девочку в зеленой военной форме, которая после того как сделала чай, уселась рядом с молодым человеком. В то же время с другой стороны от парня сидела еще одна симпатичная девочка в такой же военной форме, но только смотревшая на происходящее с каменным выражением лица.

«Хм, кажется, его увлечения действительно немного ненормальны», – подумал Яо Лихуа, внимательно смотря на Юэ Чжуна и двух красивых девчушек.

— Яо Лихуа, один из семи лидеров Комитета по развитию и процветанию Вьетнама, что привело тебя ко мне? – отпив немного Божественно-Весеннего чая, спокойно спросил Юэ Чжун, глядя на прибывшего мужчину. – Помнится, только на днях вы атаковали меня, а сейчас нагло пришли в гости?

— Лидер Юэ Чжун, касательно произошедшего, то я очень сожалею, я и прибыл сюда принести искренние извинения от имени всего Комитета! – глубоко поклонившись, извинился Яо Лихуа.

Хоть в глубине души он и хотел бы на куски разорвать этого демона, истребившего свыше 20 000 вьетнамцев, сейчас лидер Комитета должен был лишь склонить голову и просить прощения. Просто потому, что они слишком слабы! Слишком!

Так же как и в последний период династии Цин, когда китайцы должны были, даже если победили в сражении, опускать голову перед иностранцами и платить репарации. Просто потому, что они были слабыми и не уверенными в собственных силах.

— В память о поколениях дружбы между китайским и вьетнамским народами, пожалуйста, поддержите нас продовольствием, покорнейше прошу вас, – все также не поднимая головы, попросил Яо Лихуа. – Если вы сможете помочь нам, то вьетнамский народ никогда не забудет вашей доброты. Вьетнам всегда будет самым верным союзником Китая!

Китай всегда заботился о своей репутации и старался показать себя с хорошей стороны, вот Яо Лихуа и делал на этом упор, пытаясь сыграть на национальной черте Юэ Чжуна. В прошлом китайское правительство даже в условиях трудного внутреннего положения помогало младшему вьетнамскому брату, направляя ему продовольствие и ресурсы.

— Считаешь, одних извинений будет достаточно?! – пришел Юэ Чжун в холодную ярость, выпустив неистовую жажду крови, заполнившую всю комнату. – Перед нашими погибшими солдатами тоже извинишься? Извинения должны быть правдивыми, в противном случае я не намерен обращать на вас внимания, и в течение месяца вы просто самоуничтожитесь. Раз я убил 10 000 ваших соотечественников, то, что мне мешает, закрыть глаза на смерть еще 200 000?

Под действием безумной жажды крови, не сдерживаемой Юэ Чжуном, лицо Яо Лихуа изменилось – из-за столь сильного намерения убийства он почувствовал испуг и предательскую робость. В то же время молодой парень, прибывший с ним, также испугался – сделав пару шагов назад, он споткнулся и упал на пол. Молодая красивая девушка из-за такой жажды крови сильно побледнела и задрожала, с трудом удерживая себя на ногах, а маленькая девочка так и вовсе, сильно испугавшись, громко заплакала.

Услышав плач вьетнамской девочки, Юэ Чжун, выпустивший свою жажду крови, немного успокоился и, сдерживая свои намерения, уменьшил давление на своих гостей. Тем не менее, не произнося ни слова, он по-прежнему смотрел требовательно на Яо Лихуа. Хоть он и не собрался отправлять свои войска на завоевание Комитета, ему ничто не запрещало использовать такие угрозы при ведении переговоров.

— Мне очень жаль, лидер Юэ Чжун! В нашем городе есть 300 красивых китайских женщин, мы готовы передать их вам, чтобы успокоить ваш гнев, – после продолжительного молчания проговорил вспотевший Яо Лихуа. Ему понадобилось время, чтобы взять себя в руки, так как давление Юэ Чжуна оказалось раз в десять больше, чем даже у бывшего председателя Цянь Миншэна.

Во время сражения за Тайюань вьетнамский Комитет использовал большое количество китайских мужчин и женщин в качестве пушечного мяса, однако наиболее красивые китаянки  были оставлены на их базе.

— Эти китайские женщины изначально являлись частью моего народа, поэтому их возвращение это естественная вещь, – с угрозой проговорил Юэ Чжун. – Чтобы успокоить мой гнев, они должны вернуться, а вы также должны направить 500 вьетнамских красавиц, среди которых должно быть по крайнее мере 100 девственниц. Если вы не согласны, то я готов отправить войска, и вы можете пенять только на самих себя.

— Хорошо! Я обещаю вам! – быстро согласился Яо Лихуа.

Если армия Юэ Чжуна нападет, то погибшие будут исчисляться тысячами, поэтому 800 женщин для усмирения его гнева были достаточно низкой ценой. К тому же на сегодняшний день наблюдается серьезный дисбаланс между мужчинами и женщинами, поэтому отправка этих женщин должна благотворно сказаться на содержании жителей. Кроме того, если Юэ Чжун погрязнет «в царстве нежности и ласки», то Яо Лихуа будет только рад.

— Договорились, вы можете идти, – сказал Юэ Чжун. – В течение двух недель я хочу получить, что вы обещали, иначе не обессудьте.

В сегодняшнем мире одинокие женщины представляли собой не только лишний рот и место под крышей, но богатство на будущее, так как каждая из них способна были рожать детей, что являлось национальным богатством. По этой причине Юэ Чжун и потребовал у Яо Лихуа именно женщин. Но и помимо этого, он преследовал цель налаживания отношений с Комитетом, поэтому не давил на них невыполнимыми требованиями, не желая взращивать в них излишнюю враждебность.

[еще больше глав на сайте darklate.ru]

— Лидер Юэ Чжун, подождите минуту, – быстро проговорил Яо Лихуа. – Я хотел бы кое-что обсудить с вами.

— Что именно?

Видя, что Юэ Чжун даже не слушает о братской дружбе народов, лидер Комитета лишился надежд получить что-либо безвозмездно, поэтому решил выторговать то, что ему нужно:

— Я надеюсь, что вы сможете продать 10 000 тонн продовольствия, чтобы наши граждане смогли пережить эту холодную зиму.

— Да, можно продать, – улыбнулся Юэ Чжун, и начал перечислять то, на что готов был обменять еду: – Снаряжение и оружие из [Системы], книги навыков, металл, автоматы, боеприпасы, лекарства и медикаменты, точное оборудование, красивые женщины, патронные гильзы, кристаллические ядра монстров, их мясо, кости, кровь, красные жемчужины, а также рабы, топливо, бронетехника. Все это мы готовы принять в обмен на еду.

Услышав весь список, Яо Лихуа впал в замешательство, так как Юэ Чжун запросил очень редкий и ценный товар, который для любой группы выживших будет иметь существенное значение.

— Ядра! – внезапно осознал он, и сразу же спросил: – Сколько продовольствия можно обменять на ядра?

Комитет имел в своем распоряжении большое количество различных кристаллических ядер, которые кроме своего красивого внешнего вида, не имели никакого практического применения. Когда люди начали получать первые ядра, они посчитали их чем-то ценным, но со временем те были сведены до статуса драгоценностей, наряду с бриллиантами и золотом, которые сегодня практически ничего не стоили.

— Обычное кристаллическое ядро обменяем на 0,5 кг пищи, ядро 2-го типа на 10 кг, ядро 3-го типа на 200 кг, 4-го типа на 2000 кг, 5-го типа на 20 000 кг, – небрежно ответил Юэ Чжун.

Практически никто не знал, как можно использовать эти кристаллические ядра, поэтому сейчас была прекрасная возможность приобрести их по весьма низкой цене. Впрочем, он не мог назначить за них высокую цену, так как подобное могло вызвать излишний интерес и ядра снова могли быть признаны ценным товаром.

— Понятно, – взволнованно проговорил Яо Лихуа. – Тогда мы готовы продать 2000 обычных кристаллических ядер, 130 ядер 2-го типа и 5 ядер 3-го типа.

Множество мастеров вьетнамского Комитета постоянно охотились, поэтому неизвестно сколько мутировавших зверей они убили, и среди этих тварей было немало монстров 2-го типа, а некоторым экспертам и вовсе посчастливилось наткнуться на трупы зверей 3-го типа, благодаря чему Комитет и завладел их ядрами.

— Хорошо, конкретные детали по другим пунктам вы можете обговорить с ней, – указал Юэ Чжун на сидевшую рядом Му Сянлин.

Эта девчонка хоть и слишком молоденькая, все же была преждевременно повзрослевшей и сообразительной – любимой небесами. На самом деле, ей пришлось быстро повзрослеть, так как с началом апокалипсиса ей довелось многое узнать о людях. Кроме того, она была довольно языкастой и изворотливой, поэтому ей можно было доверить торговые переговоры – если Юэ Чжун был в 10 раз сильнее ее, то она в 10 раз хитрее его.

— Здравствуйте, меня зовут Му Сянлин, – вежливо поздоровалась она, приятно улыбаясь.

Яо Лихуа, хоть и посмотрел на нее странно, все же приступил к переговорам. После продолжительных и бурных споров, когда обе стороны приводили всевозможные доводы, соглашение об обмене товаров было успешно достигнуто. Яо Лихуа четко понял, почему Юэ Чжун доверил ведение переговоров этой слишком молодой особе – ведь ему пришлось заплатить высокую цену.

В общей сложности в обмен на 10 000 тонн продовольствия он должен был передать 200 предметов снаряжения из [Системы], 40 книг навыков 3 уровня, 300 тонн стали, 2000 обычных кристаллических ядер, 130 ядер 2-го типа и 5 ядер 3-го типа, 200 000 патронных гильз, 8 джипов с пулеметами, одну тонну топлива, 5 тонн различных костей мутировавших зверей, 1000 красивых вьетнамок, а также множество более мелких деталей и малочисленных товаров.

Бонус от команды Darklate (статус и экипировка Юэ Чжуна на данный момент)

Предыдущая | Следующая