Глава 497. Разведка боем

Предыдущая | Следующая


Внеочередная бонусная глава


У этих 5000 солдат практически не было огнестрельного оружия, почти все они были вооружены стальными мечами или даже длинными кухонными ножами. Однако вьетнамцы были доведены до отчаяния, и вынуждены были нападать на Тайюань, вооружившись лишь холодным оружием и своим отважным сердцем. Естественно у этих новобранцев не было никакой подготовки и умения обращаться даже с мечами – все, что у них было, это мужество, горячая кровь и несгибаемая воля.

— Огонь! – хладнокровно скомандовал Юэ Чжун, глядя на это воинство с мечами.

Когда нападавшие вошли в радиус поражения, защитники города снова открыли шквальный огонь, расстреливая набегавших вьетнамцев. Под таким градом пуль множество новобранцев, размахивавших мечами, падали на землю в лужи собственной крови. Видя беспрерывно падавших братьев, которые уже не поднимались, оставшиеся солдаты вскоре потеряли свой высокий боевой дух и с криками отчаянья начали разбегаться в стороны.

Второй штурм также был успешно отбит, и после того как выжившие солдаты покинули поле боя, они оставили там свыше полутора тысяч своих братьев, навечно уснувших в лужах крови. Помимо этого, на подступах к городу Тайюань также лежало немало еще живых солдат, которые оглашали округу своими криками и стонами, постепенно затихавшими.

— Председатель, я потерпел поражение, – сожалеюще отчитался Му Сюн. – У Юэ Чжуна, кажется, есть какие-то способности.

На самом деле, его основные силы – опытные солдаты, изначально подчинявшиеся ему – не участвовали в этой атаке. Погибли только недавно завербованные новобранцы. Увидев уже безжалостную огневую мощь защитников города, он испугался посылать своих элитных солдат. Как-никак именно эти изначальные войска являлись реальной боевой мощью семерых лидеров Комитета, поэтому так просто посылать их в бой никто не будет. Ведь если они потеряют своих ветеранов, то и их позиции среди остальных лидеров заметно упадут.

— Му Сюн, почему твои основные батальоны не участвовали в атаке? – с иронией спросил Гуй Цзин. – Разве не ты так стремился на передовую? Получается, ты напрасно взял столько оружия.

— Я готов передать тебе это оружие, если ты со всеми своими отрядами немедленно начнешь штурм! — сердито ответил Му Сюн.

— Прекратите! – громко прикрикнул нахмурившийся Цянь Миншэн.

Два заместителя председателя тут же замолкли, лишь буравя друг друга взглядами.

Цянь Миншэн же испытывал лишь головную боль, когда думал о следующих действиях. Помимо почти 70 000 новобранцев, они привели сюда и свою элитную 10 000-ю армию, но даже в ней лишь 4000 солдат имело огнестрельное оружие. Кроме того, ему впервые приходилось командовать таким огромным войском, и потому он не знал, каким образом можно выбить из Тайюаня окопавшегося там Юэ Чжуна.

— Мистер Лурман, — поколебавшись, обратился он к военному советнику, которого прислало Райское Государство, — у вас есть какие-нибудь идеи?

— Генерал Цянь, я считаю, что в данных условиях необходим единый сокрушительный удар всеми силами. Причем нужно создать из всех высокоуровневых мастеров одну ударную группу, которая под прикрытием остальных войск и нанесет основной удар по силам противника. Только так возможно будет одержать победу.

Цянь Миншэн был далеко не военным гением, но даже выслушав предложение Лурмана, он колебался, после чего повернулся к Му Сюну:

— Возьми 500 автоматов, 70 000 патронов, 20 минометов и 20 гранатометов, и атакуй своими основными силами.

— Есть! – поколебавшись, ответил Му Сюн.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

Пятьсот солдат с автоматами в руках выступили из рядов вьетнамского войска и, выстроившись цепью, с особой осторожностью направились в сторону Тайюаня. Как только они приблизились к зоне поражения защитников города, то сразу же стали занимать все подходящие укрытия, издалека открывая прицельный огонь в сторону солдат противника. Одновременно с этим они, развернув минометные расчеты, начали произвольный обстрел.

Эти вьетнамские солдаты вели стрельбу и обстрел, не двигаясь дальше, и поддавливали бойцов Юэ Чжуна, которые тоже не высовывались из своих укрытий, перестреливаясь с нападавшими. Тем не менее, хоть перестрелка с обеих сторон была довольно интенсивной, потерь среди противников практически не было.

Если бы они сошлись в ближнем бою, то они уже в скором времени бы выяснили победителя, однако такая перестрелка, когда обе стороны не уступают друг другу, будет вестись до момента, когда закончатся патроны.

Бах!

Только один из вьетнамцев поднял голову из укрытия, как ее насквозь пробила снайперская пуля, и солдат опустил голову навсегда. Когда обе стороны зашли в тупик и, не двигаясь с места, просто перестреливались, Юэ Чжун задействовал 15 элитных снайперов, которые подобно Богам Смерти, начали собирать свой урожай жизни, каждым выстрелом убивая одного вьетнамца.

Огонь пятнадцати топ-снайперов полностью подавил солдат противника, которые теперь даже голову боялись высунуть из укрытия, не глядя выпуская автоматные очереди в сторону города Тайюаня.

«Сражение слишком замедлилось!» – поморщился Юэ Чжун, видя, что вьетнамцы продолжали сидеть в укрытиях.

— Иди, убей этих людей, – приказал он скелету.

Хоть снайперы и подавляли солдат Комитета, те, отсиживаясь в укрытиях, не позволяли Юэ Чжуну задействовать свою огневую мощь на полную.

Скелет, получив приказ, со вспыхнувшими глазами бросился вперед, словно танк, несясь к вьетнамским бойцам. Те, кто увидел его появление на поле боя, вынуждены были сосредоточить на нем весь свой огонь, остальным солдатам также пришлось высунуться из укрытий и начать стрелять в одинокого бойца.

Тем не менее, скелет, не обращая внимания на град пуль, за десять секунд преодолел разделявшее их расстояние и ворвался на позиции вьетнамцев, где задействовал весь арсенал своего костяного тела. Выпуская костяные лезвия – он обезглавливал и рубил солдат; выстреливая костяными шипами – пробивал им головы и прибивал их к земле; размахивая своим топором – разрубал их от плеча до пояса или же перерубал в талии, заставляя перед смертью помучаться.

Сумев приблизиться на расстояние ближнего боя, скелет даже в сражении с четырьмя сотнями с лишним солдат был подобен тигру среди стада овец, такой убой он устроил. Запрыгнув на большой камень, он выпустил из руки сразу пять костяных шипов, которыми пробил головы пятерым вьетнамским солдатам, скрывавшимся в этом укрытии.

— Гори в аду, монстр!

В этот момент появилось шесть мастеров скоростного типа, вооруженных штурмовыми винтовками, из которых они и открыли практически в упор плотный огонь, не позволяя скелету уклониться или сбежать. Однако скелет и не собирался уворачиваться – многочисленные пули попали в него, но лишь высекли бесчисленные искры и бессильно отскочили. При этом он сам вытянул обе руки, из которых выстрелило шесть костяных шипов, насквозь пронзивших всех мастеров.

Легко разобравшись с одиннадцатью элитными солдатами, скелет устремился к следующей группе – словно призрак, появившись рядом с двумя бойцами, он выпустил костяные лезвия, которые в один ход обезглавили обоих, и тотчас в небо ударили кровавые фонтанчики. В следующий миг скелет взмахнул огромным топором и на две части разрубил третьего солдата, заливая все вокруг его кровью и внутренностями.

Таким образом, когда безудержный скелет добрался до ближнего боя, он устроил кровавый террор среди элитных вьетнамских солдат, среди которых не было никого, кто бы смог не то, чтобы остановить его, но хотя бы выдержать один его удар, поэтому после себя он оставлял тропинку из окровавленных трупов.

После того как от рук скелета погибло более сотни солдат, боевой дух батальона наконец-то рухнул – они в панике начали покидать свои укрытия и со всех ног бросаться назад, подставляя врагам свою спину. Чем не преминули воспользоваться элитные снайперы Юэ Чжуна, открывшие быструю прицельную стрельбу по убегавшим вьетнамцам.

Скелет также бросился в погоню, но через некоторое время остановился и вернулся назад. Среди бойцов Комитета было множество высокоуровневых мастеров, если он внезапно столкнется с ними, то может и погибнуть. Имея улучшенный первичный интеллект, скелет был в состоянии определять опасность и выбирать безопасные пути.

[еще больше глав на darklate.ru]

— Черт! Проклятье! Ублюдочная сволочь! – ругался Му Сюн, красными глазами смотря на поспешное бегство своих солдат.

Он послал в бой 500 элитных бойцов, но живыми вернулись лишь 280 человек, а 220 опытных ветеранов навсегда остались на поле боя. Это не могло не наполнять его яростью и сожалением. Когда погибали тысяча или две обычных выживших, которые только что были рекрутированы, его это совершенно не волновало, однако смерть 220 бойцов элитного батальона сильно его расстроила. Ведь с их смертью его мощь и, соответственно, влияние ослабли почти на одну шестую.

Остальные лидеры Комитета в молчании посмотрели на Му Сюна, у каждого из них на сердце будто камень появился. Батальон, отправленный Му Сюном, был хорошо обученным и опытным, элитным подразделением, однако они не продержались даже двух часов в бою против сил Юэ Чжуна, и были вынуждены отступить с поля боя. Поэтому каждого из лидеров Комитета посетило нехорошее предчувствие, некоторые из них пожалели, что не выбрали путь переговоров с китайским лидером.

Тем не менее, даже лично увидев боеспособность и огневую мощь войск Юэ Чжуна, и ощущая некоторое сожаление от хода складывающихся событий, никто из Комитета не предложил отступить. Каждый из них понимал, что от исхода этого сражения зависит выживание всей организации. Отступление или поражение будут значить крах Комитета.

— Что будем делать, председатель? – спросил Гуй Цзин у хмурого Цянь Миншэна.

Все лидеры Комитета посмотрели на него в ожидании приказов их верховного лидера. Несмотря на то, что все они имели противоречия между собой и являлись соперниками, в критический момент лидеры могли довериться Цянь Миншэну.

— Слушайте мой приказ, – через какое-то время официально сказал он. – Всем приготовиться! Вся армия идет в атаку! Только вперед, ни шагу назад! Несмотря на свирепую огневую мощь противника, в нашем распоряжении имеется большое количество высокоуровневых мастеров. Все, что нам нужно, это добраться до ближнего боя, и тогда победа будет нашей! Поэтому каждый из вас направит по 30 экспертов выше 30-го уровня в единую ударную группу, которую я лично поведу в бой. Эта война не ради победы, а ради выживания! Ради Вьетнама мы должны сделать все возможное!

— Да!

— За Вьетнам!

— Мы пойдем на все!

Цянь Миншэна все поддержали единогласно.

«Толпа ничего не понимающих в военном деле простофиль!» – держа на лице вежливую улыбку, военный советник Лурман  про себя саркастически усмехнулся: – «Не оставив резервных сил, вы отправляетесь в атаку? Тогда неуспешное нападение станет для вас сокрушительным поражением. Ну, они изначально никогда не были солдатами, но даже такой шаг все равно будет для нас полезным. В конце концов, у них действительно много высокоуровневых мастеров, которые смогут потрепать Юэ Чжуну нервы, и немного уменьшить его силу».

Таким образом, по приказу Цянь Миншэна, вся армия численностью свыше 70 000 человек пришла в движение – все отряды, один за другим, устремлялись вперед, словно волна за волной, надвигаясь на Тайюань.


Предыдущая | Следующая