Глава 492. Ночное нападение

Предыдущая | Следующая


После приказа Бо Сяошэна в небо взлетели осветительные ракеты, и возле ворот в город Цин стало светло как днем. Следом за этим огневая мощь, скрытая до этого в тайных местах, немедленно открыла шквальный огонь – три 12,7-мм пулемета обрушили просто сумасшедший град пуль на боевиков, ворвавшихся в город.

Естественно, под таким безумным огнем крупнокалиберных пуль порядка двух десятков человек разорвало на кровавые куски, разлетавшиеся в разные стороны. Видя такое, остальные боевики, побледневшие от ужаса, немедленно начали искать и прятаться во всевозможные укрытия.

Однако вскоре свою роль сыграл патриотический призыв мужчины, вооруженного огромной булавой. Услышав его крик, вьетнамские выжившие, которым пришлось отсиживаться в домах из-за комендантского часа, установленного Юэ Чжуном, сейчас храбро выскочили на улицу и, пользуясь ночным нападением, кинулись искать китайцев в попытке уничтожить ненавистных захватчиков.

Как-никак Юэ Чжун не был вьетнамцем, и потому горожане его совсем не поддерживали, ввиду этого хватило небольшой провокации, чтобы местные жители восстали и, устроив бунт, попытались вместе с пришедшими боевиками-соотечественниками избавиться от чужаков.

Тем не менее, в тот момент, когда вьетнамские выжившие начали устраивать беспорядки, Наньгун Бинъюнь, под присмотром Синь Цзяжоу, также вышла на улицу вместе со своим отрядом из 200 вьетнамцев, вооруженных мечами. Прибыв к первой попавшейся группе бунтовщиков, молодая девушка указала на них и громко скомандовала:

— Вперед! Убейте их всех! После этого вам достанутся их женщины, их еда и все их имущество! Также вы сможете стать выше остальных, и получите равные с китайцами права! Если вы не убьете их, то вы и ваши семьи будете похоронены в одной могиле!

— Убить!

— Мне очень жаль, прости меня!

— …

С такими криками две сотни вьетнамских подчиненных Наньгун Бинъюнь, размахивая мечами, бросились на своих соотечественников-повстанцев.

«Эта девушка совсем не проста», – подумала Синь Цзяжоу, краем глаза смотря на командовавшую Наньгун Бинъюнь.

Из всех вьетнамцев девушка выбрала себе 200 человек, у которых были семьи, и сейчас просто шантажировала их, грозя родственникам. Подобным образом она заставляла подчиненных убивать своих же соотечественников, и после такого они, замарав свои руки в их крови, уже не смогут отступиться от нее. В будущем ее двумстам вьетнамцам место будет только в вооруженных силах Юэ Чжуна, где они будут выступать еще одним его орудием.

Между тем большинство бунтовщиков, в лучшем случае, было вооружено лишь кухонными ножами, поэтому они никак не могли сравниться с солдатами с мечами в руках. Обе стороны вступили в бой, но уже вскоре все неорганизованные простые вьетнамские обыватели были зарублены, а их кровь обагрила улицы. После этого бойцы девушки отправились к следующему очагу восстания.

Тем не менее, среди бойцов Наньгун Бинъюнь также было немало раненых повстанцами людей. В конце концов, они не были безжалостными машинами, и в ряде случаев не могли нанести решающий удар, из-за чего получали ответные нападения бунтовщиков, которые и вышли-то на улицу, как будто, только для, того чтобы устроить резню, совсем не обращая внимания, что перед ними их же соотечественники.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

Тем временем у ворот в город три огневые точки продолжали поливать вторженцев свинцовым дождем. Против обычных людей, даже вооруженных автоматами, три крупнокалиберных пулемета были прямо-таки тремя богами смерти, поэтому до тех пор, пока у них не закончатся патроны, боевики опасались нападать.

— Вперед! – в ярости закричал лидер нападавших, вооруженный огромной булавой.

Оставшиеся в живых несколько десятков боевиков попытались все одновременно броситься вперед, но моментального убийства еще шестерых-семерых из них было достаточно, чтобы они совсем пали духом и кинулись обратно в укрытия. Все-таки эти боевики были лишь сборищем немного отважных людей, и представляли собой неорганизованную толпу. Среди них было только семь-восемь Энхансеров, чьих способностей и уровней было недостаточно для противостояния тяжелым пулеметам.

В конце концов, высокоуровневые мастера были далеко не таким распространенным явлением. Райское Государство и Великая Вьетнамская Империя имели в своем распоряжении множество таких супер-экспертов только потому, что у этих организаций была огромная база, большое количество обычных выживших, различные ресурсы, материалы и регулярная армия. Только имея все это можно было развивать собственных или же привлекать независимых сильных мастеров и гроссмейстеров.

Во внешнем диком мире Энхансер 30-го уровня мог стать лидером небольшой группы выживших, а если повезет, то и главой более крупной фракции, что тоже не было редкостью.

Между тем на передовую, что образовалась возле входа в город, вскоре прибыл Юэ Чжун и, посмотрев на атаковавших его боевиков, просто не находил слов: «Вознамерились атаковать меня настолько малыми силами?!»

Напавшие боевики были просто сбродом людей с оружием. Юэ Чжун может подготовить таких, просто набрав случайных людей и заставив их пройти десятидневную подготовку.

— Иди, оставь в живых пятерых, от остальных можешь избавиться, – приказал Юэ Чжун скелету.

Получив команду, скелет со вспыхнувшими глазами понесся к боевикам, словно ураган. Оказавшись через несколько мгновений среди них, он выпустил костяные лезвия и шипы, устроив кровавый фонтан и настоящую мясорубку. Естественно, среди вторженцев не было никого, кто бы мог ему противостоять.

— Что за ходячий ужас?! Отступать! Всем отступать! – заорал лидер боевиков, увидевший, как всего один мастер потрошит и рубит его людей как скотину на бойне, заливая все вокруг свежей кровью.

[еще больше глав на сайте darklate.ru]

После своего крика мужчина с боевой булавой, которого звали Цэнь Я, мгновенно повернулся и, не оглядываясь, побежал прочь в темноту ночи. Сейчас он отчетливо осознал, что ему не стоило провоцировать этих людей.

Ночное нападение – это одна из классических тактик «победы над сильным, обладая слабыми силами». С древних времен и по сей день огромное множество ночных налетов завершились невероятными успехами. Вот и Цэнь Я, услышав, что городок Цин подвергся нападению и был захвачен, сразу же собрал бойцов и поторопился выбить оттуда еще не успевших укрепиться китайцев. Само собой, с целью поглощения местных выживших, а не освобождения их от китайского ига.

В конце концов, он мог быстро мобилизовать сто с лишним боевиков, плюс к этому фактор внезапного ночного нападения, да еще и вероятная поддержка вьетнамцев внутри города – все эти условия позволяли ему считать, что шансы на успех составляют не менее 80%. Разумеется, он не мог учесть, что сила и организованность Юэ Чжуна и его людей выйдет далеко за рамки его воображения. И на их фоне он четко понял, что переоценил свое собственное войско – всего три пулемета просто приковали к одному месту сто с лишним человек, не позволяя им даже поднять головы, ведь люди – далеко не зомби, что не боятся смерти.

— Кажется, мне тоже придется немного размяться, – пробормотал Бо Сяошэн, увидев, что противник потерпел сокрушительное поражение, и с десяток боевиков во главе со своим лидером сейчас убегают в темноту.

Не останавливаясь, Цэнь Я убегал в ночь, делая все возможное для того, чтобы убраться как можно дальше от проклятого города, тем не менее, обернувшись, он увидел горящие глаза кровавого мясника, который до сих пор его преследовал.

«Я уже ушел достаточно далеко!» – решился он и, активируя свой навык «Неистовая сила», с безумием в глазах резко повернулся, нанося сумасшедший удар по преследовавшему его мастеру.

Однако скорость скелета была намного выше, поэтому сделав шаг в сторону, он как будто растворился, исчезнув со своего места. Цэнь Я промахнулся и уже в следующий миг почувствовал огромную опасность, благодаря чему сумел немного сместиться, и костяной шип, направленный в его голову, проткнул лишь плечо.

— Не убивай! Я сдаюсь! Я сдаюсь! – отчаянно закричал он по-китайски, с трудом сдерживая боль.

Его можно назвать лицемером – несмотря на свой патриотический призыв к сражению с чужаками, фактически он оказался трусом. Только его жизнь оказалась под угрозой смерти, как он тут же решил сдаться – как бы там ни было, он очень хотел жить.

Видя, что противник сдался, скелет остановился и, не убивая его, повел к Юэ Чжуну. Как-никак он обладал достаточным разумом для собственного суждения, в том числе и для осознания того, что этот человек не был мелкой рыбешкой. Без своего разума он просто убил бы Цэнь Я, совершенно об этом не задумываясь.

[глава подготовлена для сайта darklate.ru]

В конечном счете, из всех бойцов Цэнь Я только восьмерым по счастливой случайности удалось убежать от преследователей, в то время как остальные его люди были либо поголовно убиты, либо захвачены Бо Сяошэном и другими мастерами.

— Кто ты? – холодно спросил Юэ Чжун, глядя на лидера боевиков.

— Я лидер деревни Муся – Цэнь Я. В селении проживает 700 человек, я их глава.

— Я Юэ Чжун, – в ответ представился он, после чего с излишней кровожадностью спросил: – Есть хоть какая-нибудь причина не убивать тебя?

Услышав его, сердце Цэнь Я дрогнуло, сам он сильно побледнел и мелко затрясся. Как-никак он слышал о беспощадном китайском тиране Юэ Чжуне, который по слухам чуть ли не в одиночку вырезал 100 000 вьетнамцев. В этот момент Цэнь Я подумал, что его точно кто-то проклял, раз ему пришлось столкнуться с таким демоном и, более того, напасть на него, хоть и по незнанию.

— Я знаю все расположенные в ближайших районах поселения и города, в которых проживают выжившие люди, их точное местонахождение, – тотчас упав на колени, начал тараторить Цэнь Я. – Кроме того, я знаю расположение, а также имею некоторую информацию о сильнейшей организации в районе Ханоя – о Комитете по развитию и процветанию Вьетнама. Я готов предоставить все данные и верно служить вам, прошу, пожалуйста, сохраните жизнь низкому человеку!

Глядя на него сейчас, было сложно увидеть в нем человека, который совсем недавно призывал своих соотечественников к героическому патриотизму и жертвованию своими жизнями за родину.

— Хорошо, давай мы тебя послушаем, – легко согласился Юэ Чжун.

— Да-да, – закивал Цэнь Я, и стал рассказывать.

Комитет по развитию и процветанию Вьетнама является крупнейшей силой в окрестностях Ханоя, вьетнамской столицы, организация занимает большую территорию пригородных кварталов, не входящих в состав города. Их население составляет около 280 000 человек, и управляют ими семеро старших лидеров – говорят, что каждый из них обладает непреодолимой силой.

Цэнь Я знал только такую, общую информацию о Комитете, соответственно, никакими секретными сведениями он не обладал. Однако, хоть он знал об этой организации, он все же не собирался вести своих людей к ним и искать у них убежища. В конце концов, сейчас Цэнь Я являлся главой группы выживших и был сам себе хозяином и барином, а если бы присоединился к КРПВ, то от такой приятной жизни ему бы пришлось отказаться.

[новые главы только на сайте darklate.ru]

Через какое-то время черный мотоцикл, пронзая ночную темноту, мчался вперед, и уже вскоре он добрался до небольшого городка, стражники которого – четверо солдат на воротах – громко прокричали:

— Остановись, кем бы ты ни был!

Однако вместо ответа к ним устремилось четыре костяных шипа, мгновенно пронзивших их головы, а мотоциклист верхом на своем скакуне въехал прямо в городок и направился к центральной, самой роскошной вилле. В мгновение ока добравшись до цели, Юэ Чжун спрыгнул с мотоцикла и, словно призрак, бросился к воротам виллы.

Мертвецки бледный Цэнь Я, приехавший вместе с ним, посмотрел ему вслед глазами, наполненными паникой и ужасом.


Предыдущая | Следующая