Глава 483. Распоряжение

Предыдущая | Следующая


Спонсорская бонусная глава. Благодарим читателей за поддержку!


— С этого момента ты командир 3-го полка города Лангшон, – спокойно сказал Юэ Чжун, глядя на Чэнь Шэнъюна.

Бывший лидер Народной Армии больше всего боялся, что Юэ Чжун передумает и, не сдержав своего обещания, просто расстреляет его – ведь если тот захочет этого, то вряд ли сам Чэнь Шэнъюн сейчас сможет сопротивляться. Тем не менее, услышав, что Юэ Чжун действительно дал ему звание комполка, он внутренне вздохнул с облегчением.

— Чэнь Шэнъюн, – посмотрев на него, Юэ Чжун тут же отдал ему неожиданный приказ: – Я хочу поименный список тех вьетнамцев, кто принимал участие в убийствах, пытках и издевательствах над китайцами. Их нужно арестовать! Это я поручаю тебе, выполни должным образом!

Среди подчиненных Юэ Чжуна нашлись бы те, кто смог бы и захотел бы выполнить этот приказ, однако сам процесс будет тяжелым и грязным, поэтому исполнители получат очень плохую репутацию. Тем не менее, Юэ Чжун поручил это не китайцам, а местному вьетнамцу, который сделав это, заденет чувства многих своих соотечественников, что в свою очередь еще сильнее привяжет Чэнь Шэнъюна к нему.

— Так точно, командующий! – хоть сердце новоиспеченного командира полка и заныло, на его лице появилось решительное выражение. – Я гарантирую четкое выполнение приказа и оправдаю ваши ожидания!

— Прекрасно, – ответил Юэ Чжун, – Я направлю Ган Тао тебе в помощь.

— Есть! – без колебаний ответил Чэнь Шэнъюн.

Видя, что он спокойно согласился, Юэ Чжун немного нахмурился, так как внутренне неприятно удивился. Чэнь Шэнъюн слишком послушный и не давал поводов придраться. Тем не менее, тот только что сдался, поэтому Юэ Чжун не мог ему доверять, однако не имея никакого повода, было бы нехорошо излишне давить на нового подчиненного, поэтому он и направил ему в помощь Ган Тао.

По приказу Юэ Чжуна, Чэнь Шэнъюн и Ган Тао вместе со своими людьми начали обходить Лангшон, заходя в один дом за другим.

Так, в одном стареньком доме женщина, выглянувшая наружу, в панике обратилась к молодому человеку:

— Там китайцы ходят и проверяют! Что делать, Цзыюнь?

— Что ты паникуешь? – немного взволнованно спросил невысокий смуглый парень. – В тот день не только мы участвовали, тогда почти весь город из ярости убивал китайцев. Тысячи людей! Не будут же китайцы нас всех убивать! Цин, я предупреждаю тебя, держи язык за зубами, иначе накличешь на нас беду!

В этот момент дверь в небольшой дом резко распахнулась – внутрь вбежало четыре вьетнамских солдата с автоматами в руках. Один из них безучастно потребовал:

— Чжан Цзыюнь, Ли Цин, пройдите с нами! В случае неподчинения мы имеем право открыть огонь на поражение!

Глядя на вооруженных солдат, мужчина и женщина сильно побледнели, однако под угрозой автоматов они побоялись что-либо сказать и послушно последовали за солдатами.

Действуя подобным образом, Чэнь Шэнъюн и Ган Тао арестовали в общей сложности 3600 вьетнамских выживших, которые были замечены в убийствах и пытках китайцев в день гнева в городе Лангшон. Помимо этого было задержано еще 4000 человек, не убивавших, но участвовавших в издевательствах, изнасилованиях и избиениях с тяжкими последствиями.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

После ареста более чем 7000 человек в городе начали распространяться волнения, а среди арестованных – паника. По этой причине на поиски Юэ Чжуна отправился Лэй Цзинцзе, представитель тех, кто ратовал за нормализацию отношений с китайцами и пытался сдерживать беспощадные действия Вуянь Хуна и его приспешников. Он хоть и понимал, что издевательства и убийства китайцев уже лежат тяжким грехом на совести вьетнамцев, все же не мог сидеть на месте и ничего не делать, видя, что Юэ Чжун разом задержал свыше 7000 вьетнамцев.

В одной из богатых вилл Лангшона Юэ Чжун встретился с Лэй Цзинцзе, следом за которым вошла молодая девушка 16-17 лет со снежно-белой и нежной на вид кожей, а также с длинными черными волосами, струившимися, словно черный водопад. Она была высокой и имела довольно обольстительную фигуру – притягивавшая взор грудь третьего размера, осиная талия и весьма аппетитные бедра, так и просившиеся в руки.

— Приветствую, лидер Юэ Чжун, я Лэй Цзинцзе! – внимательно посмотрев на него, с обаятельной улыбкой представился вошедший мужчина. – Благодарю вас, что смогли уделить время в своем плотном графике. Также позвольте представить мою спутницу – дочь моего старинного друга – Лао Шуан, она восхищается вами, как великим героем!

Юэ Чжун – великий герой? Что за бред. Под его командованием было убито уже свыше 6000 вьетнамцев, поэтому для них он является дьяволом во плоти. Но даже так Лэй Цзинцзе мог сейчас лишь улыбаться и вежливо с ним разговаривать, не смея злить или провоцировать его. Как-никак если рассердить или разгневать Юэ Чжуна, он может превратиться в безжалостного мясника.

Если такое произойдет, то свыше ста тысяч вьетнамских выживших, находящихся сейчас в Лангшоне, могут и погибнуть, а вместе с ними также могут пострадать десятки тысяч их соотечественников, проживающих в Тайюане. Убийство 4000 выживших вьетнамцев в городке Локун ярко продемонстрировало, что Юэ Чжун далеко не мягкосердечный человек, и что он не остановится перед кровавым террором.

— Здравствуйте! – с глубоким почтением поклонилась выглядевшая воздушной девушка. – Меня зовут Лао Шуан. Юэ Чжун, я слышала о вас – что вы очень сильный и, должно быть, являетесь мастером второго порядка.

Мастерами второго порядка называют экспертов, обладавших навыками 2-го ранга. Ведь при нормальных обстоятельствах только Энхансеры и Эвольверы выше 50-го уровня могут владеть умениями 2-го ранга. Хотя, само собой, далеко не каждый мастер 50-го уровня имел навык 2-го ранга. Как-никак если у эксперта нет соответствующей книги навыка, то даже если он и стал высокоуровневым, он может улучшать очками навыков только другие способности, которые не эволюционировали до 2-го ранга. Вот почему Эликсир Эволюции Оу-Мина №1 такой ценный, ведь он позволяет Энхансерам выше 30-го уровня улучшить свой навык до 2-го ранга без соответствующей книги навыка.

— Да, – кивнул улыбнувшийся Юэ Чжун очаровательной девушке.

[еще больше глав на darklate.ru]

После этого он перевел взгляд на Лэй Цзинцзе и спросил:

— Уважаемый Лэй, что вас привело ко мне?

— Лидер Юэ Чжун, – поколебавшись, Лэй Цзинцзе перешел сразу к сути, – Я надеюсь, что вы сможете отпустить тех несчастных и дадите им шанс реабилитироваться. Ведь они только под подстрекательством Вуянь Хуна действовали так, я прошу вас, дать им путь к спасению.

— Нет! – Юэ Чжун сразу же изменился в лице, и тяжелым голосом сказал: – Я не могу простить их, не могу отпустить! Когда они убивали и пытали китайцев, они дали им возможность спастись? Они все должны умереть!

Да, вьетнамские выжившие – обычные люди. Юэ Чжун не стал бы безосновательно и просто по прихоти или из гнева убивать обычных вьетнамцев, однако он никак не мог отпустить тех, кто убивал его соотечественников. Что касается дурной славы мясника, то его это абсолютно не заботило – его и так называют тираном и деспотом. По натуре он был своевольным до крайности.

— Но в этом случае, – после непродолжительного молчания проговорил Лэй Цзинцзе, – погибнет слишком много людей. Командир Юэ, на дворе апокалипсис, сейчас любое население представляет собой ценность. Если умрет так много выживших, то это может отрицательно сказаться на будущем развитии!

— Они будут казнены! Это не обсуждается, – безапелляционно заявил Юэ Чжун.

Естественно, он понимал, что виновных очень много и по его приказу умрет множество людей, однако они должны ответить по всей строгости за убийства и издевательства над беззащитными китайцами. Это его крайнее условие, от которого отступиться он не мог.

Даже если впоследствии во Вьетнаме будет тяжело идти развитие, его это сейчас совершенно не волновало. Здешние ужасающие события действительно задели его за живое, он даже был готов к истреблению всех вьетнамских выживших за их преступления против человечности.

Лэй Цзинцзе тяжело вздохнул, наполнившись горечью. Он четко видел, что Юэ Чжун бесповоротно решил казнить всех вьетнамцев, участвовавших в убийствах китайцев. Это наполняло его сердце болью. Как бы его не заботили погибшие китайские выжившие, осужденные все-таки были его соотечественниками.

— Лэй Цзинцзе, – немного успокоившись, обратился к нему Юэ Чжун, – Я хотел бы, чтобы вы стали заместителем мэра Лангшона.

— Лидер Юэ Чжун, благодарю за доверие, но у меня нет никаких подобных намерений, — слегка нахмурившись, отказался Лэй Цзинзце.

Он придавал больше значение своей репутации, поэтому опасался, что в случае присоединения к правительству Юэ Чжуна, особенно после того как тот казнит тысячи вьетнамцев, его сочтут изменником и коллаборационистом.

Видя, что Лэй Цзинцзе сразу отклонил его предложение, Юэ Чжун не стал настаивать, в результате чего беседа подошла к концу и, попрощавшись, гость покинул его виллу. Вместе с ним ушла и красавица Лао Шуан, перед уходом одарившая его странным взглядом своих красивых глаз.

[глава подготовлена для сайта darklate.ru]

На следующий день 3600 вьетнамских жителей Лангшона, участвовавших в убийствах, под конвоем были препровождены к месту казни, где им был объявлен состав преступления и вынесено наказание, которое и было осуществлено на месте.

Крики и стоны оглушали округу, и реки крови окрасили место казни в тяжелый красный цвет. 4000 вьетнамских выживших стали свидетелями этого, и среди них быстро распространился ужас и трепет.

«Злой демон!»

«Дьявол! Он, безусловно, реинкарнация дьявола!

«Беспощадный тиран!»

«Чудовище!»

«…»

Таким образом, новость о том, что 3600 вьетнамцев были безжалостно казнены по приказу Юэ Чжуна, распространилась по всему Лангшону, поэтому все выжившие до безумия испугались кровавого китайского лидера. Теперь одно упоминание имени тирана Юэ Чжуна могло заставить малых детей заплакать от страха.

Что касается 4000 вьетнамцев, принимавших участие в издевательствах, изнасиловании и избиениях, то все они были направлены в новосозданный вьетнамский штрафбат, и первым их приказом стало захоронение тел казненных людей. Все-таки свежая человеческая плоть могла привлечь как стада мутировавших зверей, так и орды зомби, а Юэ Чжуну сейчас было не до этого.

После казни 3600 вьетнамцев Юэ Чжун мобилизовал войска и отправился маршем в Тайюань, базовый город Народной Армии Чэнь Шэнъюна, в котором были размещены еще три батальона. По прибытию туда Ястребиный Вождь не стал играть с судьбой и честно передал Юэ Чжуну все батальоны и всех выживших города.

Да, собственно, у него не было и шанса на противостояние силам Юэ Чжуна, потому что из трех батальонов только один был вооружен огнестрельным оружием, в то время как солдаты оставшихся двух имели лишь холодное оружие. А сражаться такими силами против Юэ Чжуна – даром тратить жизни своих солдат.

К тому же, Чэнь Шэнъюн был достаточно просвещенным лидером, поэтому в Тайюане не было столь вопиющих инцидентов убийства китайцев или других иностранцев, как в Лангшоне. Тем не менее, и среди жителей Тайюаня встречались националисты, повинные в убийствах китайцев. Чэнь Шэнъюн всегда был строг с ними, как впрочем, и с другими преступниками, поэтому таких просто расстреливали.

После получения полного контроля над Лангшоном и Тайюанем Юэ Чжун сразу же вызвал из провинции Гуанси группу доверенных правительственных чиновников и администраторов, которые занялись созданием новых правительств в двух городах. Юэ Чжун был намерен твердо держать в своих руках власть в Лангшоне и Тайюане.


Предыдущая | Следующая