Глава 481. Ушедшая в другие руки победа

Предыдущая | Следующая


Чтобы поддержать начавшуюся военную компанию вьетнамского филиала, центральное руководство Райского Государства использовало искусственные спутники для мониторинга Северного Вьетнама. Юэ Чжун также знал об этом, поэтому его войска, двигавшиеся из китайского городка Тяньсинь, перемещались только по джунглям и в темное время суток.

В связи с этим стремительная атака Юэ Чжуна и показалась защитникам громом среди ясного неба. Хоть Донован и делал все, что было в его силах, чтобы организовать достойное сопротивление, его солдаты за прошедшие два дня ожесточенных сражений, сменявшихся ночными нападениями, были сильно измотаны. Кроме того, защищаться против врага, в пять раз превосходившего в численности, было несерьезно, поэтому уже через 30 минут наспех созданная оборона Донована была разбита, и его отряд был разгромлен.

— Будь вы прокляты, сволочи из бюро разведки! – выругался бледный Донован, глядя, как наступавшие со всех сторон войска противника быстро уничтожали солдат Райского Государства, поэтому скрипя зубами приказал: – Немедленная капитуляция! Мы сдаемся сейчас же!

Следом за этим над лагерем Донована поднялся белый флаг, сообщавший, что защитники признали поражение и намерены сдаться силам нападавших. К этому моменту у него осталось чуть больше 150 солдат.

Европейцы отличаются от азиатов – как только сражение теряет смысл, и надежд на победу уже нет, европейцы предпочитают взять инициативу на себя и первыми объявить о своей капитуляции. Конечно, пока у них остаются надежды на победу, они будут сражаться отчаянно, демонстрируя всю свою силу. Тем не менее, их концепция и философия войны отличается в некоторой степени от убеждений азиатских войск.

Все-таки 2500 бойцов Юэ Чжуна штурмовали лагерь Райского Государства, в котором было меньше 400 солдат, но даже так напавшие потеряли 100 человек, только чтобы убить чуть больше 200 бойцов европейцев. Таким образом, Юэ Чжун, можно сказать, лично ощутил непомерную силу и отвагу армии Райского Государства.

Юэ Чжун быстро послал своих людей принять капитуляцию Донована, и после связывания всех солдат Райского Государства двинулся вместе со всей своей армией в Лангшон. В это время бойцы 1-го Вьетнамского Легиона, захватившие город, предавались разнузданности, насилуя женщин и расслабляясь после тяжелого сражения, поэтому вошедшие войска Юэ Чжуна проходили через них, как нож сквозь масло, легко и быстро убивая.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

— Как это возможно?! Чертовы китайские обезьяны! Проклятый Юэ Чжун! – получив известие о нападении, Александр, командующий армией вьетнамского филиала Райского Государства, мог лишь с красными глазами следить за действиями китайских солдат.

— Командующий, пожалуйста, прикажите отступать, иначе мы здесь все будем уничтожены! – быстро обратился к нему один из штабистов.

К данному моменту по всему Лангшону снова начались ожесточенные перестрелки. Все солдаты Райского Государства, кто продолжал оказывать сопротивление, расстреливались на месте. Несмотря на свою организованность и высокую боеспособность, они были не в силах сдерживать и противостоять свежим войскам Юэ Чжуна.

Среди европейцев, конечно, были свои мастера, однако сражаться с сильно превосходящими силами врага не могли даже они. В связи с этим если они промедлят и упустят возможность отступить, то наверняка окажутся здесь в ловушке и, в конце концов, погибнут.

— Отступление! – зло прокричал Александр. – Проклятые обезьяны! Я обязательно запомню сегодняшний день! И Юэ Чжун, ты еще поплатишься за это!

По его команде, остатки 1-го Вьетнамского Легиона начали поспешно покидать Лангшон, разбегаясь из города во всех направлениях. Однако, пользуясь их беспорядочным отступлением, многие вьетнамские мастера, скрывавшиеся до этого момента, начали нападать на солдат, вымещая весь свой гнев и ярость на этих людях, которые совсем недавно безнаказанно расстреливали и насиловали их соотечественников.

Таким образом, немало бойцов Райского Государства погибло под совместными атаками переживших сегодняшний день вьетнамских мастеров. Тем не менее, если эти спонтанные силы сопротивления сталкивались с войсками Юэ Чжуна, то быстро подавлялись, если только сразу же не сдавались.

В конечном счете, из всех солдат Райского Государства сбежать смогли лишь Александр вместе с двумя десятками экспертов. Несмотря на свое звание командующего 1-м Вьетнамским Легионом, он также был Эвольвером скоростного типа, поэтому просто так поймать его было тяжело.

[еще больше глав на сайте darklate.ru]

После уничтожения остатков армии европейцев Юэ Чжун продолжил захват Лангшона, занимая ключевые точки города. К этому моменту здесь уже не оставалось организованных сил сопротивления. Тем не менее, Вуянь Хун и Чэнь Шэнъюн все же смогли с армией в 2600 человек спрятаться за стенами чрезвычайно мощных укреплений в одном из районов города.

Данные фортификационные сооружения представляли собой сеть бункеров и укреплений с множеством блокгаузов и огневых точек – настоящая маленькая крепость с большой огневой мощью. Лучшим способом справиться с его защитниками было сравнять все с землей огнем из артиллерии.

Однако после вторжения в Лангшон Юэ Чжун не стал сразу атаковать данное укрепление, вместо этого, выставив оцепление вокруг него, продолжил зачистку города от всех вооруженных сил Великой Вьетнамской Империи. Все-таки для местных войск – что армия Райского Государства, что армия Юэ Чжуна – все были вторженцами-захватчиками. Независимо от того, кому принадлежат войска и против кого они воюют, для жителей Лангшона все они были агрессорами, поэтому всем им оказывалось всяческое сопротивление.

Тем не менее, Юэ Чжун также не проявлял ни капли снисходительности, безжалостно расстреливая всех, кто выступал против его войск, тем самым подавляя сопротивление кровавым способом. Казнив в общей сложности с полтысячи молодых вьетнамских новобранцев, он все-таки сумел внушить страх остальным выжившим, что и послужило сдерживающим фактором.

Под угрозой «штыков и пушек» Лангшон постепенно успокаивался и ситуация нормализовалась. Конечно, вьетнамские выжившие находились в тревожном ожидании того, как Юэ Чжун к ним отнесется. Юэ Чжун же объявил, что Лангшон переходит на военное положение, и армия берет на себя полный контроль над городом и гражданским населением.

Всем вьетнамцам было приказано оставаться в своих домах – любой появившийся на улице житель может быть расстрелян военными без предупреждения. В соответствии с такой чрезвычайно жесткой командой, обычные выжившие вынуждены были находиться только в своих домах и со страхом ждать следующих приказов. Юэ Чжун же тем самым смог нарушить связь между ними, и не дать им устроить заговор.

[глава подготовлена для сайта darklate.ru]

После этого к Юэ Чжуну в сопровождении конвоиров прибыл командир Донован, который сразу же обратился к нему:

— Я прошу надлежащего обращения с военнопленными! Я офицер, поэтому требую, чтобы мне, в соответствии с международными нормами, было предоставлено должное обеспечение и уважение.

Согласно международным правилам и нормам, Донован, как военнопленный, не должен подвергаться жесткому обращению, но даже без этого в Китае существовала древняя традиция: хорошо обходиться с пленниками. Тем не менее, из всех правил есть исключения, вот и содержание сдавшихся солдат Донована были не очень хорошим, так как Юэ Чжун не горел желанием в сегодняшних условиях слишком тратить свои ресурсы.

По этой причине обеспечение Донована было даже хуже, чем снабжение бойцов штрафбата – если заключенные могли, по крайней мере, хорошо питаться, так как им нужны были силы для прохождения военной подготовки, то военнопленные солдаты получали только жидкую кашицу и одну булочку, которые могли лишь поддерживать в них жизнь.

Доновану хватило всего пары дней на такой пище, чтобы его желудок начал протестовать, а мысли о будущем – ввергать его сердце в отчаяние.

— Переходи со своими людьми ко мне и работайте на меня, — взглянув на Донована, предложил Юэ Чжун. – И тогда  я смогу обеспечить вам должный комфорт и достойную жизнь вместе с надлежащим уважением.

Как-никак он своими глазами видел и на своей шкуре ощутил удивительно-высокую боеспособность элитных солдат Райского Государства, когда захватывал артиллерийское подразделение, поэтому Юэ Чжун хотел нанять их, так как ему нужны такие таланты.

— Мистер Юэ Чжун, мы ваши военнопленные и не обязаны работать на вас, – ответил Донован со странным блеском в глазах. – Тем не менее, наше Райское Государство готово заплатить выкуп за нашу свободу. Как вы смотрите на это?

— Тогда вы останетесь в том же положении, все военнопленные получают одинаковое обеспечение, – спокойно ответил Юэ Чжун. – Если Райское Государство заплатит достаточную цену, то мы готовы будем сотрудничать. Кстати, мы не намерены содержать бездельников, поэтому вам нужно быть морально готовыми к тому, что придется работать физически.

Когда Донован услышал, что пленным придется работать, он побледнел – еда и так настолько плохая, что ее хватает только на поддержание жизни, а если еще придется трудиться, то они быстро лишатся всех сил и, иссохнув, потеряют физические кондиции, позволявшие им быть солдатами. А в нынешнее время у тех, у кого нет сил и не может сражаться, жизнь совсем незавидная.

В связи с этим он задумался на некоторое время, и все-таки принял предложение Юэ Чжуна:

— Я готов со своими людьми работать на вас!

— Очень хорошо, – удовлетворенно улыбнулся Юэ Чжун, и сразу же отдал первый приказ: – Возьмите своих людей и сравняйте с землей район Линьян.

В этом районе располагалась небольшая крепость, в которой скрывались Вуянь Хун и Чэнь Шэнъюн. В войске Юэ Чжуна, пришедшего из китайского городка Тяньсинь, были преимущественно мастера, среди которых практически не было специалистов-артиллеристов, да и штурмовать укрепленные объекты они не умели. В то же время люди Донована были экспертами в обращении с тяжелой артиллерией, так что для них такая работа не будет тяжелой.

[последние главы на сайте darklate.ru]

— Командир! – только Донован ушел, как к Юэ Чжуну подошел офицер, доложивший: – Чэнь Шэнъюн прислал своего представителя, который хочет с вами встретиться.

— О! Пропустите его, – довольно ответил он.

— Приветствую вас, командующий Юэ Чжун! – вежливо поздоровался вошедший в помещение 32-33-летний мужчина, который посмотрев на него, тут же и сам представился: – Меня зовут Лимин Цзун, рад с вами познакомиться.

— Что просил передать Чэнь Шэнъюн? – окинув взглядом мужчину, Юэ Чжун перешел прямо к делу.

На данный момент уже весь Лангшон был в его руках, он был хозяином положения, поэтому не хотел сейчас зря распинаться. Видя это, Лимин Цзун понял, что Юэ Чжун не намерен вести вежливые беседы, поэтому также прямо ответил:

— Ястребиный Вождь желает получить ваше покровительство, поэтому готов подчиняться вашим приказам, и помогать контролировать как Лангшон, так и Тайюань!

Услышав это, Юэ Чжун задумался. За время войны за Лангшон здесь погибло порядка 40 000 человек со всех сторон, при этом в городе все еще оставалось около 110 000 вьетнамцев, а в дополнении к ним в Тайюане проживало еще несколько десятков тысяч выживших. Поэтому если Чэнь Шэнъюн – коренной вьетнамец – действительно согласиться принять его покровительство, то тогда Юэ Чжуну будет намного легче управляться с более чем сотней тысяч вьетнамских выживших.

— Какие у него условия? – негромко спросил Юэ Чжун.

— Мой вождь надеется на вашу милость, – поколебавшись, Лимин Цзун все же осторожно ответил: – И просит вас, не убивать слишком много невинных вьетнамцев.

Всем известно, что Вуянь Хун массово убивал китайцев. И вот во Вьетнам пришел молодой китайский лидер, который начав захватывать вьетнамские поселения, просто вырезал всех обычных вьетнамских выживших – в одном только Локуне было убито 4000 человек. По этой причине Чэнь Шэнъюн и беспокоился, что Юэ Чжун, захватив Лангшон – логово вьетнамских нацистов-экстремистов – от гнева устроит беспощадный геноцид, превратив город в место бойни беззащитных вьетнамских жителей.


Предыдущая | Следующая