Глава 478. Мощь армии Райского Государства

Предыдущая | Следующая


После уничтожения двух вертолетов пилоты оставшихся 22, опасаясь находиться на большой высоте, опустились ниже и, продолжая забрасывать зажигательные бомбы, погружали джунгли в огонь. По этой причине солдаты Чжао Юаньшуана, хоть и рассредоточились по лесу, все же несли немалые потери.

«Черт бы их побрал! Боеспособность армии Райского Государства слишком ужасающа!» – Чэнь Шэнъюн с пепельным лицом смотрел, как сначала были уничтожены танки прибывшего войска вьетнамцев, а потом и как боевые вертолеты заливали джунгли пламенем.

Доступные Райскому Государству ресурсы по объему и качеству намного превосходили возможности Чэнь Шэнъюна и Вуянь Хуна. Как-никак Райское Государство имело в своем распоряжении передовые технологии Европы и мощь нескольких транснациональных корпораций.

Одна армия вьетнамского филиала чего только стоила: бойцы были прекрасно знакомы с методами современной войны, командиры имели доступ к искусственным спутникам, и вся армия обладала новейшими видами вооружения. И кто им противостоял? Сборище солдат с огнестрелом и мужиков с холодным оружием, не являвшихся знатоками современной войны, под командованием местных царьков.

По большому счету, Юэ Чжун также являлся военачальником местного пошиба. Ресурсов и средств, которыми он смог завладеть, ни в коей мере было недостаточно для соперничества с передовым Райским Государством.

Вот и лидер Народной Армии Чэнь Шэнъюн, глядя сейчас на подавляющее превосходство 1-го Вьетнамского Легиона, практически растоптавшего прибывшие «элитные» войска Вуянь Хуна, почувствовал некоторую безнадежность. Хоть по численности его войско и превосходило армию Чжао Юаньшуана, по качеству все же уступало, поэтому при столкновении с Легионом европейцев, скорее всего, ему также придется бежать в джунгли и вести партизанскую войну.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

— Мой Вождь! – в то время как Чэнь Шэнъюн следил за действиями Райского Государства, к нему подошел один из офицеров и доложил: – Вуянь Хун направил посланника, который просит встречи с вами.

— Приведите его, — со сверкнувшими глазами ответил Ястребиный Вождь.

— Вуянь Хун! – пораженно воскликнул отступивший на несколько шагов назад Чэнь Шэнъюн, когда увидел «посланника».

Тотчас телохранители лидера Народной Армии – три Эвольвера и два Энхансера выше 40-го уровня – сделали шаг вперед, уставившись на вошедшего человека пристальными взглядами. Учредитель и первый Император Великой Вьетнамской Империи, а также крайний националист – собственной персоной.

— Да, это я, – со смешком ответил Вуянь Хун. – Я пришел, чтобы поговорить с тобой о сотрудничестве.

— Ты хочешь сдаться? – оправившись от шока, холодно спросил Чэнь Шэнъюн.

Ястребиный Вождь действительно нанес мощный удар по силам Вуянь Хуна, который уже потерял батальон Волчий Клык, поэтому сам он горел желанием убить Чэнь Шэнъюна. Зная о такой непримиримой вражде, лидер Народной Армии не мог верить ему на слово.

— Нет, я не могу сдаться! – откровенно ответил Вуянь Хун, и с глазами, горящими решимостью, продолжил: — Но даже если я не могу сдаться, сегодня мне нельзя проигрывать! Однако если мы с тобой продолжим враждовать, то победа в итоге достанется белым свиньям! Я абсолютно не намерен позволять этим белым тварям захватывать наш Вьетнам! Чэнь Шэнъюн, я пришел пригласить тебя присоединиться ко мне! Нет! Я прошу тебя, объединись со мной и мы вместе сможем уничтожить всех белых собак! – после чего в его взгляде проявилась суровость. – Если ты поможешь мне истребить этих ублюдков, то после войны я готов передать тебе вооружение пехотного батальона и 40 000 выживших! Я бы предпочел, чтобы во Вьетнаме хозяйничали только вьетнамцы, а не презренные белые свиньи и их приспешники, которые могут быть лишь нашими рабами!

— Хорошо! Вуянь Хун, ты настоящий патриот! – помолчав некоторое время, Чэнь Шэнъюн ответил на его тираду: – Я готов сотрудничать с тобой, чтобы уничтожить проклятых захватчиков!

— Спасибо! – с улыбкой сказал Вуянь Хун.

Люди многогранны по своей природе. Вьетнамский Император мог быть жестоким и свирепым, похотливым и властным, относиться к китайцам как к собакам или скоту, но одновременно с этим являлся харизматичной личностью с национальной гордостью.

Таким образом, Вуянь Хун и Чэнь Шэнъюн достигли соглашения и создали коалицию против Райского Государства.

[еще больше глав на сайте darklate.ru]

После того как из Лангшона вышли солдаты Чэнь Шэнъюна, там были собраны 4000 изнеможенных, раненых, бледных и худых китайцев с пустыми взглядами и в рваных лохмотьях. В Лангшоне оставалось не так много китайских выживших – всего 4000 из того количества пленных, которых Вуянь Хун вывел из Гуанси. Вьетнамский Император хотел быть благородным аристократом, поэтому естественно желал иметь красивых рабов и рабынь, которые ему служили бы.

— Я Вуянь Хун! – громко обратился он к китайским выжившим, выведенным за пределы города. – Я приказываю вам, напасть и убить своры белых собак! Как только вы их убьете, я дам вам свободу! Если же не пойдете, то я просто вырежу ваших жен, детей, родителей и все ваши семьи! Раздать им оружие!

По приказу Императора, вьетнамские войска, выступавшие конвоирами, выдали китайцам деревянные дубинки. Естественно, Вуянь Хун не доверял проклятым китайцам, поэтому не намеревался давать им нормальное оружие – даже мачете или мечи не выдал.

— Вперед! И не торопитесь умирать, пока не заберете с собой врага! – громко закричал Вуянь Хун, отправляя китайцев в бой.

Под дулами солдат вьетнамских заградотрядов китайские выжившие вынуждены были двинуться в сторону армии Райского Государства. Само собой, ответ 1-го Вьетнамского Легиона был жесток и беспощаден – многочисленный автоматные очереди и залпы легкой артиллерии обрушили град пуль и снарядов на беззащитных китайцев, их просто разрывало на куски. Уже вскоре поле боя было завалено трупами и останками людей, повсюду разносились крики и стоны раненых и умирающих китайцев – это до глубины души испугало еще неубитых, поэтому развернувшись, они побежали назад.

— Огонь по дезертирам! – тотчас прогремел приказ.

Сразу же вьетнамские солдаты заградительного отряда открыли шквальный огонь по бесчисленным китайцам, побежавшим в ужасе с поле боя, убивая их на месте. В этом сражении у китайских выживших враги были как спереди, так и сзади – куда бы они не пошли, их везде ждала смерть. Ни Райскому Государству, ни Вьетнамской Империи не нужны были живые китайцы, поэтому никто не предлагал им сдаться.

[глава подготовлена для сайта darklate.ru]

«Стадо извергов и ублюдков!» – скрываясь в отдалении на высоком дереве, Юэ Чжун следил за ходом сражения через прицел снайперской винтовки Фалькон и не мог не чувствовать ярость и гнев от происходящего.

Взглянув на поле боя, он снова увидел бесчисленные трупы своих соотечественников, лежавших в лужах собственной крови, и не в силах на это смотреть, отложил винтовку, зажмуриваясь. Сейчас он ничего не мог сделать, только смотреть на смерть 4000 китайцев, которых убивают солдаты Вьетнамской Империи и Райского Государства.

«Тяжелая ситуация, ничем не могу им помочь!» – с горечью подумал Юэ Чжун.

[самые новые главы на сайте darklate.ru]

— Проклятые вьетнамские обезьяны! Им совсем нет доверия! – гневался командир Вьетнамского Легиона, Александр, узнав, что бывшие враги Вуянь Хун и Чэнь Шэнъюн объединились.

Механизированной армии Райского Королевства пришлось срочно возводить оборонительную линию и, тем не менее, под совместным нападением двух сил европейцы все равно потеряли ряд своих людей. Александр быстро скорректировал стратегию – отправив стальной кулак в 40 танков на штурм Лангшона, прикрыв их наступление сумасшедшей бомбардировкой своей артиллерии.

На этот раз ужасающую наступательную мощь Райского Государства, которая раньше обрушилась на Чжао Юаньшуана, ощутили на себе Вуянь Хун вместе с Чэнь Шэнъюном, начавшие незамедлительно отводить свои войска вглубь города.

В то же время рассеявшиеся в джунглях солдаты Чжао Юаньшуана организовывали малыми силами внезапные острые атаки на тылы европейцев, убивая их солдат. Александр был вынужден посылать своих мастеров и часть войск на отражение этих атак, а также на их преследование.

После корректировки стратегии Александра на Лангшон обрушилась стальная буря – под прикрытием артиллерийского огня и танков солдаты Райского Государства быстро захватывали одну позицию за другой.

В то же время вьетнамцы защищались отчаянно – для противостояния европейским захватчикам к солдатам присоединялись даже женщины и дети. Одновременно с этим Вуянь Хун и Ястребиный Вождь, используя свои превосходящие силы, а также высокоуровневых мастеров один за другим уничтожали танки и другую технику Райского Государства, сокращая их наступательную мощь.

Все-таки танки наиболее эффективны на открытых полях сражения, а в условиях уличного боя они находились не в самом выгодном положении. Именно поэтому Вуянь Хун и Чэнь Шэнъюн разумно отказались от сражения с Райским Государством в открытом поле, и предпочли вместо этого втянуть их в городской бой.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

Тяжелые уличные бои продолжались до глубокой ночи, и только тогда обе стороны остановились на своих позициях и взяли передышку. Сражавшиеся понесли за это время немалые потери. У вьетнамцев погибло свыше 2000 солдат элитных войск и почти 10 000 обычных выживших. В то же время Райское Государство потеряло почти 300 элитных пехотинцев, 6 боевых вертолетов, 7 танков, 10 БМП и 20 тяжелых армейских джипов с пулеметами.

— Черт бы их побрал, эти вьетнамские крысы обладают какой-никакой боевой силой! – Александра совершенно не устраивали такие потери, особенно 300 элитных солдат.

На территории всего Вьетнама у местного филиала Райского Государства имелось лишь 3000 таких бойцов, 2000 из них сегодня сражались против 11 000 вьетнамцев, к числу которых были отнесены и 4000 китайцев. Хоть они и смогли уничтожить почти 6000 вражеских солдат, потеря 300 элитных пехотинцев была все же тяжелой.

— Атака противника! Нападение! – ночью в лагере европейцев неожиданно раздался сигнал тревоги. Десятки вьетнамских мастеров под покровом ночи устроили внезапный штурм лагеря.

Бах! Бум!

Однако только мастера перебрались через колючую проволоку, как начали раздаваться звуки взрывов противопехотных мин, разнося нападавших в пух и прах. Тотчас в небо взлетели осветительные ракеты, которые озарили весь лагерь как будто днем. Благодаря этому многочисленные автоматы открыли беспощадный огонь по мастерам, превратившимся в смертников. Но даже так вьетнамцам удавалось убивать солдат Райского Государства – постоянно отступая и снова атакуя, они терроризировали европейцев, уничтожая по несколько солдат.


Предыдущая | Следующая