Глава 465. В свинарник

Предыдущая | Следующая


— Звери! Проклятые китайские выродки! – словно лев, проревел взбесившийся Вуянь Хун в тот момент, когда услышал о резне в городе Локун. Находясь на роскошной вилле в Лангшоне, он не сдержался и со всей дури ударил ладонью по стеклянному столу, в результате чего тот разлетелся на мелкие осколки по всей комнате.

В городке Локун погибло 4000 вьетнамцев и целый батальон элитных войск, что наполнило сердце Вьетнамского Императора необузданным гневом – ему впервые нанесли такой мощный удар.

Во Вьетнаме находилось множество различных группировок, больших и малых, которые постоянно сражались между собой. Однако даже в противостояниях последних отморозков гражданское население практически никогда не уничтожалось. Как-никак все понимали, что в мире апокалипсиса наиболее ценным ресурсом является население – без достаточного количества людей будет очень сложно развиваться.

Тем не менее, в этот раз было вырезано свыше 4000 вьетнамцев в Локуне и еще почти тысяча в другом городке, а также в сражении в джунглях. Вуянь Хун потерял в общей сложности 5000 человек, что составляло свыше 3% от общей 150 000-й численности населения Вьетнамской Империи. Как подобное могло его не разозлить?

Что касается того, что Вуянь Хун одним взмахом руки приказал казнить 2000 китайцев и других иностранцев, то он не обращал на это внимание. Люди такие существа, что всегда видят недостатки в других, в то время как на свои дефекты закрывают глаза – «в чужом глазу соломину видят, в своем – бревна не замечают».

— Ваше Величество, умерьте свой гнев! – успокаивающе обратился к нему элегантного вида мужчина, носивший очки и имевший длинные волосы и очень светлую кожу, которая казалась даже белее женской. – Эти китайские животные никогда не были послушной скотиной. Они не достойны того, чтобы выводить из себя Ваше драгоценное Величество!

Этого элегантного мужчину звали Чжао Юаньшуан, он был правой рукой Вуянь Хуна и обладал огромным талантом в управлении и организации. В то же время по характеру он был очень хитрым и необычайно изворотливым человеком, из-за чего его практически нельзя было припереть к стенке. В команде Великого Императора он занимал позицию начальника штаба, что давало ему огромную власть.

— Босс, позвольте мне взять войска и уничтожить эту китайскую змею! – воинственно воскликнул крупный, мускулистый мужчина со шрамом на лице и «обуреваемый жаждой убийства».

Сейчас он грубо тискал красивую девушку-китаянку, глаза которой вспыхнули от боли, но, не смея демонстрировать этого, она лишь лестно улыбалась мужчине, наслаждавшемуся ее телом. Китаянка своими глазами видела, как ранее ее предшественница, случайно оскорбившая его перед другими мужчинами, была разорвана на две части – такого зрелища она уже никогда не забудет.

Этого крупного мужчину со шрамом от когтистой лапы на лице звали Ву Тунсюн, который следовал за Вуянь Хуном с самого начала, и как его первый последователь собственноручно обезглавил свыше двух сотен вражеских солдат. Также за все это время он несколько раз спас жизнь Вьетнамскому Императору, поэтому был для него одним из самых доверенных людей.

Из всех подчиненных Вуянь Хуна только Ву Тунсюн имел право называть его боссом, а не Его Величеством. Все-таки вышедший из низов Император придавал большое значение тому, как его называли, поэтому после основания Империи все, кто по-прежнему звал его боссом или шефом, получал оплеуху и «сажался на холодную скамейку» [п/п: образно: прозябать на задворках].

— Убить-убить-убить! Вы только и знаете, что убить! – зло уставившись на Ву Тунсюна, прокричал Вуянь Хун. – Где они находятся, сколько у них людей, откуда они пришли – мы ничего из этого не знаем! Как ты намерен их убивать, не зная ничего о них?!

Вуянь Хун ненавидел человека, устроившего все это, до глубины души. С момента основания Великой Вьетнамской Империи он воевал на все четыре стороны света – поглотил или уничтожил бесчисленное количество группировок и поселений. Тем не менее, всего за несколько дней было убито почти 5000 человек, что разозлило его до крайности.

Ву Тунсюн же лишь скривил улыбку, ничего не ответив. Вуянь Хун являлся его боссом, поэтому он не обратил внимания на то, что был обруган. Если босс не будет его время от времени ругать, то Ву Тунсюн, плохо приспособлявшийся к изменчивой ситуации, уже пропал бы.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

— Судя по направлению, откуда они пришли, это были люди Зеленой Ведьмы Чэнь Яо, — медленно начал Чжао Юаньшуан. – Согласно собранной информации, она изначально была подчиненной китайца по имени Юэ Чжун. В прошлом он напал на один из наших городов и освободил китайских рабов, однако позже сбежал в провинцию Гуанси, по дороге причинив серьезный вред Повстанческой Армии Ли Гуаньгуя. Исходя из того, что Зеленая Ведьма не так жестока, чтобы истребить столько людей, получается, что ее босс Юэ Чжун снова вернулся.

За время противостояния с силами Чэнь Яо, Вуянь Хун захватил в плен немало китайцев, пытая которых, вьетнамцы получили достаточно информации как о самой Зеленой Ведьме, так и о ее боссе.

— Юэ Чжун! Это который в панике сбежал от нас в горы? – облизнув губы, яростно спросил Ву Тунсюн. – Он действительно вернулся обратно во Вьетнам? Какой безрассудный и отважный парень! Ха-ха-ха! На этот раз он не сбежит от меня! Юаньшуан, ты ведь должен представлять, где они скрываются?

— Здесь не так много мест, где можно от нас спрятаться, – спокойно отвечал начальник штаба. – Относительно безопасными для них являются горы Далуо. Скорее всего, они где-то там.

— Отлично! – мрачно улыбнулся Ву Тунсюн, вставая на ноги. – Я немедленно беру войска и веду их в горы, где вырежу каждую китайскую тварь!

— Сядь! – только мужчина встал на ноги, как Вуянь Хун остановил его приказным тоном.

Ву Тунсюн послушно опустился обратно на диван.

— Ты же знаешь, насколько огромны горы Далуо! – серьезно посмотрев на него, проговорил Великий Император. – И где ты намерен их там искать? Тем более в такую погоду, когда одна случайная метель может уничтожить всю армию?!

Ву Тунсюн, обладавший внушительной боевой силой, всегда был лоялен Вуянь Хуну – ни разу он не был скомпрометирован. Однако у него был большой недостаток – импульсивная раздражительность и желание решать все чистой грубой силой. Лидер вьетнамцев очень любил Ву Тунсюна и не только потому, что тот не раз спасал ему жизнь, но и потому, что даже обладая немалой силой, у него не было амбиций.

— Ваше Величество! – внезапно в зал вошел офицер связи. – Там прибыл человек, утверждающий, что он посланник Европейского Союза и просит аудиенции.

— Что? Представитель Европейского Союза? Евросоюз в такую эпоху, что за бред? – выругался Вуянь Хун. – Они, что полагают, что белые люди до сих пор господствуют над миром? Что за человек этот посланник?

Европа, Америка, Россия были самыми передовыми в технологиях странами прошлого мира, и обладали самыми мощными экономическими корпорациями, которые в свою очередь смотрели на Азиатский регион сверху вниз.

Вуянь Хуна еще в прежнем мире очень раздражали люди, которые возвышенно относились к американцам и европейцам, поэтому с началом апокалипсиса он при встрече с этими белыми свиньями разбирался быстро, убивая их или превращая в рабов.

— Посланник – белый мужчина, – четко ответил офицер.

— Схватите его и отправьте в свинарник! Пусть ест еду свиней и живет их жизнью! – с отвращением приказал Вуянь Хун.

— Так точно, Ваше Величество! – сразу ответил офицер.

Начальник штаба Чжао Юаньшуан открыл было рот, желая что-то сказать, но так ничего и не произнес. Он прекрасно знал, насколько Вуянь Хун ненавидит европейцев, американцев и китайцев. Все-таки под руководством Вьетнамского Императора все общество и армия стали довольно фанатичными националистами. Будучи человеком, стремящимся из всего извлекать свою выгоду, Чжао Юаньшуан четко понимал – если он сейчас что-нибудь скажет, то подвергнется опале со стороны Вуянь Хуна.

[еще больше глав на сайте darklate.ru]

— Взять его! – только офицер связи вернулся к посланнику Европейского Союза, как тут же отдал приказ: — Отправить его в свинарник!

Четыре солдата тут же подошли к мужчине и, скрутив ему руки, прижали к полу.

— Господи, что вы творите?! Я посланник Европейского Союза! – громко запричитал мужчина, которого звали Феррус. – У меня дипломатическая неприкосновенность! Вы не имеете права меня арестовывать! Я посланник Евросоюза, и я здесь для встречи с вашим лидером Вуянь Хуном! У меня есть важное предложение для него!

— Евросоюз?! Ваше время прошло! Тьфу! – офицер с отвращением плюнул в лицо Феррусу. – Ты вообще в курсе какое время на дворе, придурок! Отправьте его в свинарник к его родичам-свиньям!

Солдаты послушно подняли скрученного Ферруса и потащили его к загону для свиней.

— Нет, вы не можете со мной так обращаться! – громко кричал европеец. – Моя страна служит Великому Райскому Государству! У меня есть важный разговор к вашему Императору Вуянь Хуну – я должен с ним увидеться! Вы не можете сделать этого со мной!

Феррус изначально рассчитывал на переговоры с Вуянь Хуном от имени Европейского Союза, как-никак у них был общий враг. Однако он даже подумать не мог, что вьетнамский лидер просто не захочет с ним встречаться и сразу же отправит в свинарник.

— Белая свинья! – снова плюнул ему в спину офицер. – Захотела разговаривать с великими людьми?! Совсем обнаглела!

Собственно, какой лидер – такие и подчиненные. Гитлер стал главой немецкого государства, и вскоре вся Германия стала нацистской. Вуянь Хун назвал себя Императором Великой Вьетнамской Империи, и вот граждане, солдаты и подчиненные стали крайними националистами и экстремистами-расистами. Поэтому естественно, что кроме своих соотечественников-вьетнамцев, они не будут рассматривать представителей других народов и рас, как равных.

Феррус в сопровождении четырех солдат был доставлен к настоящему свинарнику, откуда доносилась вонь свиного помета, а также человеческих экскрементов, мочи, тяжелого пота, блевотины и прочих тошнотворных запахов. Несколько десятков белых людей было заперто в таких условиях наряду с десятками не-мутировавших свиней.

Мужчины и женщины жались друг к другу, укрываясь соломой и пытаясь сберечь остатки тепла – все-таки на дворе все еще была зима. Однако как бы не старались люди согреться, они по-прежнему сильно дрожали, а некоторые и вовсе стали уже фиолетовыми. Одежда и одеяла были ценными товарами, поэтому было естественно, что Вуянь Хун не дал их представителям низшей белой расы.

— Иди! – открыв дверь в свинарник, солдаты мощным пинком под зад отправили Ферруса внутрь.

Мужчина упал на землю и, уткнувшись лицом в смесь различных экскрементов, тут же сблеванул.

— Уроды! Проклятые звери! Вы заплатите за свое высокомерие и подлость! – после того как его стошнило, жалобно прокричал Феррус.

— Заткнись, тошнотик! – вдруг к нему подошел крепкий европеец и свирепым ударом в лицо заставил его заткнуться, однако Феррус, которому только что сломали нос, продолжал тихонько скулить.


Предыдущая | Следующая