Глава 429. Выбор Чай Цзыцана

Предыдущая | Следующая


Бонусная глава в счет пропущенной 2 октября


В данный момент ответственным за защиту периметра зернохранилища был Чжэн Минхэ, который видя огромную толпу, чуть ли не сплошь окружившую склады с продовольствием, покрылся холодным потом, так как это сборище оказывало на него сильное давление. Все-таки сюда прибыло несколько десятков тысяч уже спровоцированных людей, поэтому достаточно было лишь небольшой искорки, чтобы они, окончательно разъярившись, бросились на штурм зернохранилища. И в этом случае здесь, скорее всего, прольются реки крови, а продовольствие, вероятно, будет сожжено.

— Я Чжэн Минхэ, старший командир группировки Цин-Ши, — глядя на плотную толпу, бурлившую снаружи зернохранилища, громко заговорил он. — Мы не убивали Ду Шаньсюна, поэтому немедленно уходите отсюда, иначе нам придется применить силу!

— Ублюдок, еще смеет нам угрожать!

— Нам нечего бояться! Нас здесь больше ста тысяч, они не посмеют применить силу!

— Нужно забить до смерти этих проклятых собак!

— Мужики, вперед! Вернем нашу еду! Отберем у того, кто украл ее у нас! Они не посмеют стрелять!

— Нас здесь так много, что они просто не смогут нас остановить! Все вместе навались!

— …

Под громкими призывами подстрекателей группировок Цин-Чжу и Тянь-Лун толпа становилась все более взволнованной.

— Все вместе вперед! Это наша еда и мы должны ее вернуть нашим семьям!

— Вперед!

Поддавшись, в конце концов, на провокации, многочисленные выжившие начали двигаться к зернохранилищу.

Чжэн Минхэ, видя, что толпа начала приближаться, совсем не знал, что делать.

— Стрелять! Открыть огонь из всех орудий! – выступив вперед, громко закричал Ху И, отдавая беспрецедентный приказ.

Солдаты-пулеметчики, стоявшие на страже зернохранилища, обменивались растерянными взглядами, перед лицом наступавшей толпы они также не знали, что делать. Если бы это были орды зомби или мутировавших животных, то, получив приказ, они немедленно бы открыли огонь, однако сейчас перед ними были люди, их соотечественники.

— Я был назначен командующим Юэ на должность командира роты! Разве вы не слышали мой приказ? – угрожающим тоном заорал Ху И, который стоя с обнаженным мечом, хладнокровно осматривал солдат-защитников зернохранилища. — Я отдал приказ на открытие огня по этим злодеям! Кто ослушается военного приказа, будет обезглавлен на месте!

— Но, командир Ху, – обратился к нему один из бойцов, — это ведь живые люди, наши соотечественники! Не зомби и не враги, а просто безоружные гражданские лица!

— Я знаю, — посмотрев на него, ответил Ху И, — но если сейчас не откроем огонь, мы все здесь погибнем! Поэтому немедленно открыть огонь, в противном случае, я буду вынужден действовать в соответствии с законами военного времени! — после этого повернувшись к Чжэн Минхэ, он спросил тяжелым тоном: — Комбат Чжэн, у вас есть возражения?

В своей организации Юэ Чжун использовал воинские звания и соответствующую систему подчинения, в то время как различные боссы, старейшины и командиры группировок не способствовали нормальной и слаженной работе.

— Открыть огонь! – посмотрев на Ху И, Чжэн Минхэ продублировал жестокий приказ.

Если они сейчас этого не сделают, то все защитники зернохранилища действительно будут просто раздавлены толпой, поэтому в следующий миг все 12 тяжелых пулеметов открыли беспощадный огонь, расстреливая безоружных и беззащитных жителей города, устремившихся к зернохранилищу.

— Они убивают людей!

— Бегите!

— Они открыли огонь!

— …

Крики ужаса, панические возгласы и болезненные стоны заполнили всю округу. Чрезвычайно жестокий расстрел просто хоронил людей в лужах собственной крови и, видя это, другие люди начинали в страхе панически разбегаться. Толпа в несколько десятков тысяч человек растянулась на несколько километров, поэтому услышав звуки выстрелов, бесчисленные выжившие начали убегать прочь от столь опасного места.

Еще в прежнем мире случались прецеденты, когда действующая власть использовала танки для подавления народных масс, так что уж говорить о нынешнем жестоком времени апокалипсиса, поэтому, только заслышав пулеметные очереди, все выжившие немедленно стали покидать зону расстрела. В этом массовом побеге множество людей начали давить и топтать друг друга – повсюду начали раздаваться стоны и крики людей, которых вскоре раздавили насмерть.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

Через какое-то время на передовой появился Юэ Чжун, который увидев многочисленные трупы перед зернохранилищем, сильно помрачнел.

— Командующий! – увидев недовольного и мрачного Юэ Чжуна, Чжэн Минхэ внутренне испугался, но все же в соответствии с воинской субординацией подошел к нему и, бросив быстрый взгляд на Ху И, с тяжестью в голосе начал отчитываться: — Командир, приказ отдал я, поэтому готов понести всю ответственность.

Ху И являлся другом и сторонником Юэ Чжуна, поэтому его влияние на последнего не было секретом для остальных. К тому же Ху И был Эвольвером, обладавшим мощным навыком 2-го ранга, и во время сражения с ордами мутировавших зверей совершил немало подвигов. Поэтому Чжэн Минхэ понимал, что тот будет и дальше подниматься по служебной лестнице, и в связи с этим он, не любивший слишком рисковать, не стал перекладывать ответственность на Ху И.

— В чем твоя вина? – похлопав его по плечу, сказал Юэ Чжун. — Это вина группировок Цин-Чжу и Тянь-Лун, спровоцировавших людей на нападение, а также этих выживших, которые по дурости поддались на провокации. До тех пор, пока на нас нападают, противники будут считаться врагами, которых необходимо расстреливать и уничтожать на месте, независимо от того, кто они. Тем не менее, здесь была и твоя ошибка — до начала расстрела ты должен был сделать предупредительные выстрелы, если они и в этом случае упрямились бы, то тогда тебе больше ничего бы не помешало открыть огонь. Твой ранг понижается на одну ступень, теперь ты заместитель командира батальона, тем не менее, ты по-прежнему командуешь первым батальоном Гуйнина.

Чжэн Минхэ в прошлом мире был обычным человеком, поэтому ему не приходилось принимать столь беспощадных решений. Возможно, если бы здесь был более опытный человек, то он смог бы лучше справиться с возникшей ситуацией.

— Есть! – с немного красными глазами ответил внутренне тронутый Чжэн Минхэ, так как думал, что после столь серьезного промаха его звание опустится до рядового солдата. В конце концов, открыв огонь на поражение, они расстреляли пару сотен человек, в то время как побежавшие в панике люди раздавили до смерти еще несколько сотен.

Однако могущество Юэ Чжуна в силу его юности до сих пор было небольшим, даже несмотря на его большой опыт сражений не на жизнь, а на смерть. Ему по-прежнему недоставало талантливых боевых офицеров и искусных в политических интригах людей.

— Командующий, — обратился к Юэ Чжуну Ху И, — не вините во всем комбата Чжэна, так как инициатором расстрела выступил я.

Только в личном общении он называл его братом, в то время как при исполнении обращался в соответствии с субординацией.

— Раз так, — посмотрев на него, сказал Юэ Чжун, — ты разжалован на две ступени до командира взвода, а твое звание понижено до младшего лейтенанта.

— Так точно! – в строгом порядке ответил Ху И, после чего спросил: — Что мы теперь будем делать? Весь Гуйнин погрузился в хаос, нам будет не сложнее действовать?

Бо Сяошэн очень быстро добрался до зернохранилища и сообщил Юэ Чжуну о произошедшем нападении на правительственных чиновников, поэтому Ху И не понимал, почему Юэ Чжун, обладая решительным характером, бездействовал два ценных часа.

— Да, Чжэн Минхэ, — посмотрел на него Юэ Чжун, — защита зернохранилища на тебе, ты должен защитить его любой ценой, поэтому при появлении врагов незамедлительно открывай огонь!

Зернохранилище является главным козырем, поэтому потерять его Юэ Чжун не имеет права. Если оно падет в руки противника, то он лишится своего основного преимущества.

— Есть, командир! – торжественно ответил Чжэн Минхэ. — Пока я жив, зернохранилище не достанется врагу!

— Очень хорошо, — удовлетворенно ответил Юэ Чжун.

[самые последние главы на darklate.ru]

В тот момент, когда он, отдав последние приказы, собирался уходить, Ху И, посмотрев в сторону, сказал:

— Командир, кто-то идет.

— Что? – Юэ Чжун, посмотрев в ту же сторону, увидел Чай Цзыцана, приближавшегося к зернохранилищу с белым флагом в руках и, удивившись этому, приказал: — Пропустите его.

Один человек не представлял никакой угрозы для зернохранилища, которое защищается большим количеством солдат. Преодолев заградительные кордоны, Чай Цзыцан, командир батальона, ранее защищавшего это зернохранилище, немедленно обратился к Юэ Чжуну:

— Я готов стать подчиненным командующего, поэтому надеюсь, что вы сможете принять меня.

— Хорошо, — легко ответил Юэ Чжун. – Есть ли у тебя какие-нибудь условия?

Переманивание на свою сторону Чай Цзыцана имеет огромное значение для Юэ Чжуна. С одной стороны, он станет хорошим примером для других офицеров, а с другой, он, как подчиненный Ду Шаньсюна, прекрасно знал о взаимоотношениях между его полевыми командирами. Если Юэ Чжун сможет заручиться его поддержкой, то получит немалую выгоду.

— Моя личная сила не столь внушающая, поэтому я надеюсь, что командующий позволит моим братьям также присоединиться, чтобы мы вместе работали для вас, — ответил Чай Цзыцан.

После смерти Ду Шаньсюна все его верховные командиры сразу же начали делить армию на различные фракции, как-никак в нынешнее время люди с оружием обладали большой властью и влиянием. Без Ду Шаньсюна никому теперь не было дела до солдат Чай Цзыцана, которые сейчас были пленниками Юэ Чжуна, поэтому, подумав какое-то время, он принял решение примкнуть к Юэ Чжуну, ведь таким образом он, вероятно, снова обретет влияние военного командира.

— Ты уверен, что сможешь их убедить? – нахмурившись, спросил Юэ Чжун.

— Если бы Ду Шаньсюн был жив, то, скорее всего, у меня это не получилось бы, — ответил Чай Цзыцан. – Но сейчас, когда его больше нет, я на 70% уверен, что смогу убедить своих людей, чтобы они работали на вас.

— Отлично, — усмехнулся Юэ Чжун. – Чай Цзыцан, с этого момента ты мой подчиненный и командир 9-й усиленной роты, а твои братья снова станут твоими солдатами. Устроит?

— Так точно! – радостно ответил Чай Цзыцан и, встав на одно колено, торжественно поклялся: — Готов не щадя жизни верно служить командующему!

Он сразу же получил должность командира роты и своих солдат в подчинение, что не могло его не радовать, ведь сюда он пришел совсем один, оттого Чай Цзыцан и был таким возбужденным. В нынешнем мире только сильный имеет право на собственное мнение, а получив в подчинение таких опытных солдат, он быстро сможет с их помощью стать одним из ведущих офицеров Юэ Чжуна.


Предыдущая | Следующая