Глава 428. Покушение. Переворот

Предыдущая | Следующая


В то время как Дань Хун вел переговоры с лидерами Гуйнина, два офицера Комитета по проверке дисциплины привели Ли Цзюмина в отдельный кабинет. Однако, даже не начав разговора, дверь в помещение распахнулась, и в комнату ворвались четыре вооруженных мечами боевика в форме спецназа, которые моментально набросившись на двух офицеров, нанесли им несколько ударов в область сердца и в считанные мгновения убили их.

— Кто вы? – увидев столь кровавую сцену, Ли Цзюмин побледнел, его тело начало непроизвольно дрожать, а руки онемели.

В следующее мгновение в комнату вошел элегантный Гао Минхао, лидер группировки Цин-Чжу (Цветущий Бамбук), который подойдя к Ли Цзюмину, с обезоруживающей улыбкой спросил:

— Мэр Ли, вы не узнаете меня?

Во время сражения с ордами мутировавших зверей Гао Минхао принял быстрое решение, и вслед за группировкой Тянь-Лун покинул свои позиции. Прорываясь через волны монстров, ему посчастливилось потерять лишь сотню своих бойцов, среди которых не было ни одного Эвольвера. Так что, прибыв в Гуйнин, в его руках было даже больше сил, чем у Ди Я.

— Так это вы, Гао Минхао? – видя, что пришли не по его душу, Ли Цзюмин быстро взял себя в руки и спросил предельно ровным тоном: — Зачем вы искали меня? Я был лишен полномочий мэра.

Он был неглупым человеком, поэтому смутно догадывался о цели визита лидера Цин-Чжу.

— Мэр Ли, — вкрадчивым тоном начал Гао Минхао, — разве вы не хотите убить человека, из-за которого вас лишили власти? Неужели вы готовы жить под одним небом с врагом, убившим вашего сына?

— Естественно не готов! – разъярился Ли Цзюмин, вспомнив, что его сын был убит Юэ Чжуном.

— Тогда я готов предоставить вам шанс поквитаться с убийцей, — улыбался Гао Минхао. — Мэр Ли, если вы будете сотрудничать с нами, то мы сможем захватить власть во всем Гуйнине, и после этого будет достаточно лишь одного вашего кивка, чтобы Юэ Чжуна раздавили.

— Хорошо, — охотно ответил Ли Цзюмин. — Так что вы хотите, чтобы я сделал?

— Если бы все собравшиеся в конференц-зале погибли, — пристально смотря на мэра, Гао Минхао спросил: — То насколько вы уверены, что сможете взять контроль над полицией, спецназом и другими мастерами правительства?

Как-никак полиция, спецназ и эксперты на службе правительства представляли собой довольно внушительную силу, которая способна была разобраться одновременно и с группировкой Тянь-Лун и с группировкой Цин-Чжу. В конце концов, самыми мощными силами города были армия и правительство, которое всячески собирало вокруг себя сильных мастеров.

— Я на 100% уверен, — подумав немного, ответил Ли Цзюмин, — что смогу подчинить силы полиции и спецназа Наньнина, а также 40 экспертов выше 30-го уровня. По поводу сил Гуйнина – я ничего не смогу сделать, так как у меня нет никаких рычагов влияния.

Как один из немногих гигантов города, он собирал вокруг себя подчиненных, одновременно с этим принимая большое количество людей, которые искали его покровительства или убежища.

— Хорошо, — сказал Гао Минхао, — тогда берите над ними контроль, этим вы поможете нам. После успешного завершения дела группировка Цин-Чжу и группировка Тянь-Лун станут официальными и правомерными гильдиями, которые будут вас поддерживать.

— Отлично, я обещаю вам, — откровенно ответил Ли Цзюмин. Сейчас для него самым важным являлся захват власти, поэтому ради этого он готов был на все, ведь без власти он — никто.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

Договорившись с мэром, Гао Минхао оставил двух экспертов в качестве охраны Ли Цзюмина и покинул его. Две крупнейшие группировки Гуйнина уже начали действовать – собирая своих лучших бойцов, так как службу безопасности правительства нельзя было недооценивать.

Недалеко от правительственного учреждения расположилось два десятка элитных солдат, три десятка Энхансеров выше 30-го уровня и шесть высокоуровневых Эвольверов. Это была очень мощная группа, если не мастер уровня Юэ Чжуна, снаряженного мощной экипировкой, то абсолютно никто не должен надеется на то, чтобы совладать с ней. Даже Юэ Чжун, если ему не повезет, может погибнуть от их рук.

В данный момент к правительственному зданию направлялось шесть человек в обычной одежде.

— Кто вы? – настороженно крикнул один из охранников.

— Я секретарь горкома Тань Тэн, — вручая письменное разрешение, ответил интеллигентного вида мужчина в очках. — Это разрешение на проведение работ, в конференц-зале на четвертом этаже не работает кондиционер, а это ремонтники. Я подавал сегодня заявку, вы можете проверить.

— Проходите, – проверив разрешение на проведение работ и сверившись с записями, солдаты пропустили людей внутрь.

Тань Тэн вместе с пятью мужчинам широким шагом направились на нужный этаж.

— Я сделал все, как вы просили, — проведя их внутрь, Тань Тэн посмотрел на мужчин, — поэтому прошу отпустите мою семью, они ни в чем не виноваты.

— Секретарь Тань, мы не закончили, — строго ответил один из рослых мужчин. — Пока вы честно помогаете нам в решении наших вопросов, мы можем гарантировать целостность и сохранность вашей жены и дочери. Поторопитесь!

Тань Тэн беспомощно повел мужчин к нужному помещению. Добравшись до конференц-зала, пятеро Эвольверов приготовились и, выбив ногой дверь, ворвались в комнату.

Один из них, достав пистолет-пулемет «Тип 05», открыл сумасшедший огонь по собравшимся в зале представителям власти города Гуйнин, в то время как второй боевик, активировав свой навык, словно призрак, бросился с занесенным мечом к главнокомандующему Ду Шаньсюну. В то же время еще два бойца, достав огнестрельное оружие, также начали поливать чиновников и офицеров свинцовым дождем, а пятый Эвольвер, обнажив парные темно-синие кинжалы, начал странными движениями быстро приближаться к мэру Шэнь Ину.

Под таким чрезмерно внезапным нападением множество высокопоставленных чиновников ничего не успели предпринять – бесчисленные пули разрывали их тела, и вскоре весь зал заполнился болезненными стонами.

Тем не менее, оказавшись чуть в стороне, Бо Сяошэн незамедлительно среагировал на нападение – мгновенно схватив Дань Хуна, он выпрыгнул в окно, одновременно крича:

— Нападение! Атака противника!

Хоть он и имел очень богатый боевой опыт, но при сражении с пятью Эвольверами, которые были несколько слабее него, он не был уверен, что сможет справиться без повреждений, а то и случайной смерти. К тому же, Бо Сяошэн был не очень хорошего мнения об этих высокопоставленных чиновниках, поэтому и выбрал побег, ничуть не заботясь о их безопасности.

Услышав крик Бо Сяошэна, многочисленные мастера правительства начали стягиваться к месту происшествия.

[еще больше глав на сайте darklate.ru]

Между тем в конференц-зале под ливнем пуль множество чиновников самого высокого ранга уже валялись в лужах собственной крови. Тем не менее, в тот момент, когда на Ду Шаньсюна прыгнул Эвольвер с занесенным мечом, вперед выступил высокий, под метр девяносто, солдат в военной форме, который своим мечом заблокировал удар. Это был Ду Цзымин – племянник главнокомандующего Ду, являвшийся Эвольвером силового типа. Его силы было достаточно, чтобы обезглавить не самого сильного мутировавшего зверя 2-го типа.

Так как Ду Цзымин во время нападения загораживал собой Ду Шаньсюна, то все пули, направленные в главнокомандующего, попали в корпус телохранителя, но были легко отбиты его броней из шкуры мутировавшего зверя 2-го типа. Само собой, разумные люди после столкновения и победы над монстрами 2-го типа воспользуются его несравненной шкурой, сделав из нее несколько комплектов превосходной брони.

Несмотря на летающие пули, Ду Цзымин бесстрашно отразил выпад напавшего Эвольвера. Столкнувшиеся мечи издали мощный звон, после которого напавший неожиданно для себя отлетел на несколько метров и, ударившись о стену, сплюнул кровь – очевидно, он получил некоторую травму.

В то же время Ду Шаньсюн, видя начавшийся расстрел, без паники немедленно спрятался под стол. Все-таки он был обычным человеком и, хоть носил броню из шкуры 2-го типа, голова все же оставалась беззащитной.

Однако в тот момент, когда он спрятался под стол, один из напавших Эвольверов хладнокровно усмехнулся и, активировав свой навык, создал острый каменный шип, который внезапно появившись из пола, безжалостно пронзил голову главнокомандующего, разнося ее на куски.

Если мастер является достаточно сильным Энхансером или Эвольвером, то у него развивается чувство, предупреждающее его об опасности, но Ду Шаньсюн, хоть и был главнокомандующим, по-прежнему считался нормальным человеком, поэтому никак не мог среагировать на это нападение.

— Дядя! – увидев смерть Ду Шаньсюна, Ду Цзымин взревел и с красными от ярости глазами, словно обезумевший тигр, набросился на Эвольвера с большим мечом.

Увидев столь сумасшедший порыв, Эвольвер ощутил огромную угрозу и со страхом начал резко уклоняться, в ужасе пытаясь скрыться от безумца.

— Дело сделано! Отступаем! – заорал лидер нападавших, когда увидел смерть Ду Шаньсюна.

В следующий миг четыре оставшихся Эвольвера, бросив свои цели, немедленно отступили вслед за своим лидером, так и не убив Шэнь Ина, которого защищал Эвольвер скоростного типа. После отступления напавших телохранитель мэра Гуйнина облегченно вздохнул, так как его подопечный был одной из приоритетных целей противника, поэтому если бы они продолжили сражение, то все вместе смогли бы секунд через двадцать пробиться через его защиту, и тогда Шэнь Ин определенно бы погиб.

В то время как пять напавших Эвольверов отступали, они наткнулись на мастеров, собравшихся на крик Бо Сяошэна, которые немедленно навязали им бой. Потеряв в скоротечном и интенсивном бою трех товарищей, двое Эвольверов-убийц все-таки смогли сбежать из правительственного учреждения.

Вскоре после происшествия в конференц-зал вернулся и Дань Хун вместе с Бо Сяошэном. Увидев труп Ду Шаньсюна, глава полицейского департамента сильно побледнел и, повернувшись к Бо Сяошэну, закричал:

— Возвращайся! Сейчас же вернись к лидеру! Ду Шаньсюн умер! Большинство правительственных чиновников тоже убито! В Гуйнине начнется хаос, скоро во всем городе начнутся беспорядки!

Кем был Ду Шаньсюн? Одним из столпов всего города. Именно он управлял войсками, которые уничтожили миллионные орды зомби. Именно он спас почти 900 000 человек, приведя их в Гуйнин. Он являлся лидером всего войскового соединения, и был настоящим солдатом.

После его смерти во всем войске не найдется общего лидера, и все высокопоставленные офицеры просто разделятся на независимые группы, в то время как другая объединяющая сила – правительственные чиновники – сейчас также была более чем наполовину уничтожена. А без этих чиновников работа и жизнь всего города, безусловно, застопорится, поэтому будет достаточно лишь небольшой искорки, чтобы весь Гуйнин рухнул в хаос.

Хоть Дань Хун и не являлся высокопоставленным чиновником, его чутье было довольно острым, поэтому он сразу же почувствовал, что над городом начнут сгущаться тучи, обещавшие дикий шторм. Если Юэ Чжун не будет осторожным, то эта буря может и его поглотить и перемолоть. После его слов Бо Сяошэн без промедления помчался в сторону Юэ Чжуна.

[глава подготовлена для сайта darklate.ru]

Между тем на одной неизвестной вилле Ди Я, лидер группировки Тянь-Лун, получил отчет о событиях в здании правительства и, довольно оскалившись, скомандовал: «Начинаем!»

— Командующий Ду Шаньсюн мертв! Он убит подосланными Юэ Чжуном убийцами!

— Юэ Чжун захватил зернохранилище! Талоны и продовольственные карточки теперь лишь бумага!

— Все сейчас же туда, в противном случае талоны станут бесполезными!

— …

Такие слухи и лозунги распространяли члены группировок Цин-Чжу и Тянь-Лун, тем самым провоцируя обычных выживших.

— Что? Командующий Ду убит Юэ Чжуном? Ду Шаньсюн спас нас, зачем этому ублюдку понадобилось убивать его? В самом деле, зверь!

— Дело дрянь! У меня много продовольственных талонов, их еще можно обменять на еду?

— …

Под провокациями скрывавшихся в толпе подстрекателей, большое количество рядовых жителей Гуйнина начинали паниковать, и торопливо устремляться к зернохранилищу. Если бы правительство функционировало в должной мере, то подобные слухи было бы очень сложно распространять, однако злоумышленники убили почти две трети всех высокопоставленных чиновников города, поэтому муниципалитет Гуйнина работал, дай бог, вполсилы.

В то же время Ли Цзюмин, сбросив маску, снова стал возвращать себе контроль над чиновниками администрации Наньнина, а также над его вооруженными силами – полицейскими и спецназом. Подчинив их себе, он немедленно начал атаковать полицейские подразделения города Гуйнина. Соответственно, в то время как две полицейские силы убивали друг друга, останавливать подстрекателей было некому.

После смерти Ду Шаньсюна в армейских рядах также начались брожения – войско разделилось на фракцию Гуйнина, прифронтовую фракцию, фракцию Энхансеров, фракцию Наньнина, фракцию молодогвардейцев, тыловую фракцию и множество других группировок. За право унаследовать войско и власть Ду Шаньсюна, эти группы начали спорить и скандалить вплоть до того, что некоторые начали прямой конфликт.

Между тем на улицы стали выходить всевозможные изверги и головорезы, которые начали грабить, крушить и поджигать различные заведения — вскоре в различных частях города к небу устремился черный дым пожаров. Повсюду разносились женский плач и истошные мужские вопли, сопровождаемые безумным смехом потерявших берега злодеев. Но все же множество выживших скрывались в своих домах, с дрожью поглядывая за творившимся на улицах адом.

Хаос! Безумие! Весь город быстро погружался в беспорядки и суматоху. Потеряв системный контроль и порядок, Гуйнин превращался в сущий ад.

Тем временем под науськиванием группировок Цин-Чжу и Тянь-Лун огромная толпа в несколько десятков тысяч выживших начала стекаться к зернохранилищу. Собравшись вместе, они сформировали могучую силу, которая устремилась к защищаемым Юэ Чжуном складам с продовольствием.

— Юэ Чжун, немедленно выходи!

— Ублюдок Юэ Чжун, зачем ты убил командующего Ду Шаньсюна?

— Юэ Чжун, сейчас же открывай зернохранилище и отдай нашу еду!

— Немедленно отдай пищу, изверг!

— Мы пришли за нашей едой!

— …

Подобные лозунги выкрикивали из толпы собравшиеся выжившие, которые уже полностью блокировали дорогу к зернохранилищу. Заполнив почти полностью открытое пространство перед складами, они остановились и начали выкрикивать разъяренные лозунги и призывы. Если бы не больше десятка станковых пулеметов, стоявших на защите зернохранилища, то все эти люди уже ринулись бы вперед, попытавшись задавить солдат своим количеством.


Предыдущая | Следующая