Глава 425. Захват зернохранилища

Предыдущая | Следующая


Только Юэ Чжун прибыл к зернохранилищу, как со стороны его защитников раздалась массированная канонада выстрелов, направленных в сторону его войск. Под этим залпом несколько десятков бойцов группировки Цин-Ши, еще не прошедших полную подготовку, было немедленно убито.

После смерти этих солдат боевой дух остального войска, состоявшего из трех пехотных батальонов, стал неимоверно низким и среди бойцов, быстро спрятавшихся в укрытия, начали появляться признаки паники. Хоть у Юэ Чжуна и было оружия на три батальона, его солдаты, так и не завершившие полную подготовку, не могли конкурировать с регулярной армией в общевойсковом моральном духе.

— Командир, пустите нас, – к Юэ Чжуну подошел Ларман.

Поначалу у него был всего лишь взвод элитных бойцов из Карающего Легиона, однако позже Ларман получил под свое начало еще несколько десятков иностранцев, которых и начал день и ночь тренировать, поэтому на сегодняшний день он имел уже отдельную роту. Иностранцам, чтобы выжить в чужой стране и получить более комфортные условия жизни, нужно было выкладываться на все 100%. В сражении с ордами мутировавших зверей они совершили немало  подвигов, поэтому иностранный отряд Лармана действительно стал сильной картой Юэ Чжуна.

— Брат, позволь мне, – Ху И также рвался добровольцем, — Мне только и нужно, что подобраться к ним вплотную, и я абсолютно точно не упущу ни одного врага!

— Нет, — глядя на зернохранилище, Юэ Чжун приказал, — Вы защищайте тыл, я сам разберусь.

Перед зернохранилищем было устроено множество блокгаузов и других оборонительных сооружений, без артиллерии и тяжелых орудий такую оборону будет очень тяжело вскрыть. У Юэ Чжуна не было таких орудий, поэтому при штурме одной лишь пехотой у него будет очень много потерь.

Отдав приказ, он активировал «Теневой Шаг» и вместе со скелетом немедленно бросился в сторону защитников зернохранилища.

— Действительно идиот! – увидев, что в их сторону бегут два человека, Чай Цзыцан, командир батальона, усмехнулся, — Расстреляйте их для меня!

На защите зернохранилища был размещен элитный батальон, командиром которого был Чай Цзыцан, также являвшийся младшим братом жены Ду Шаньсюна. Этот батальон был также опытен, как и основные силы главнокомандующего, поэтому естественно их не могли испугать два мастера. По его мнению, независимо от того, что это были за эксперты, перед шквальным огнем и артиллерией они никто.

В следующий момент все огневые точки сосредоточили свой огонь на двух мастерах, в которых полетело множество пуль автоматов, а также легких и тяжелых пулеметов. На двух человек обрушился настоящий свинцовый град, как-никак перед оборонительными редутами было 500 метров открытого пространства, полностью очищенного от любых укрытий.

За мгновение до того, как Юэ Чжуна и скелета поглотил град пуль, вылетел Зеленый колокол Духа, который взлетев над головой Юэ Чжуна, создал вокруг него зеленое сияние. Попадая в это свечение, многочисленные пули просто отскакивали от него, как, впрочем, и от тела неуязвимого скелета.

— Высокоуровневые мастера? – увидев, что пули совершенно не могут остановить двух человек, Чай Цзыцан побледнел, — Открыть огонь из тяжелых орудий! Гранатометы, мортиры, минометы огонь!

В следующее мгновение на Юэ Чжуна и скелета посыпались более крупные снаряды, однако их скорость была слишком высока, поэтому к этому моменту они уже достигли позиции защитников зернохранилища.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

Добравшись до противника, Юэ Чжун немедленно активировал навык своего плаща, и перед ним появился 70-метровый голубой удав 2-го типа, который только появившись, немедленно открыл свою пасть и выпустил вокруг себя облако синеватого тумана, после чего сразу же бросился на солдат, безжалостно пожирая попадавшихся на его пути людей.

Помимо безмерной мощи монстра 2-го типа, его ядовитое облако было чрезвычайно опасным – как только оно попадало на человека, он сразу же начинал гноиться и разлагаться. Среди солдат элитного батальона не было никого, кто бы мог заблокировать или остановить этого гигантского змея, поэтому, видя это, в сердце множества солдат родился страх, из-за которого они и начали отступать.

Этот голубой удав 2-го типа был, наверно, наиболее подходящим монстром для штурма укрепленных позиций, ведь его огромное тело не только оказывало большое моральное давление на обычных людей, но и одновременно с этим было способно давить их насмерть.

Попадая под действие токсичного тумана, скрывавшиеся в укреплениях солдаты быстро превращались в лужи гноя, в то время как сам монстр с удовольствием глотал попадавшихся на его пути бойцов, одновременно с этим он давил множество людей, ломая и круша их тела. Под таким напором солдаты не выдержали и начали в массовом порядке отступать.

В такой критический момент на передовую прибыли четыре десятка экспертов, также защищавших зернохранилище. Увидев их, Юэ Чжун немедленно достал рацию и отдал приказ:

— Небесный Союз, в бой!

Ху И, назначенный Юэ Чжуном на должность временного лидера Небесного Союза, получив приказ, сразу же возбужденно крикнул:

— Вперед! Тому, кто не поторопится, я лично отрублю голову!

Почти все огневые точки уже были уничтожены Юэ Чжуном, поэтому бойцы Небесного Союза безбоязненно бросились в сторону зернохранилища. Видя повсеместные разрушения оборонительных сооружений, каждый из них внутренне содрогнулся. Будучи уже покоренными Юэ Чжуном, мастера Небесного Союза немедленно вступили в бой с четырьмя десятками экспертов, защищавших зернохранилище.

В этой организации состояло несколько сотен экспертов, которые прошли общее крещение бесконечной ордой мутировавших зверей, благодаря чему боевая мощь каждого из них значительно возросла. Несколько сотен мастеров со всех сторон накинулись на противника, и даже если они не хотели жертвовать своими жизнями ради Юэ Чжуна, они все равно наголову разбили защитников.

Поражение. Полное фиаско. После вступления в бой мастеров Небесного Союза, они вместе с авангардом в лице Юэ Чжуна и скелета полностью разгромили всех защитников зернохранилища.

[самые последние главы на darklate.ru]

— Это конец! Зернохранилище захвачено! Город теперь тоже захвачен! – видя, что его основные силы были разбиты, Чай Цзыцан сильно побледнел.

— Комбат, это не конец! – громко сказал один из его помощников, — Хоть Юэ Чжун и захватил зернохранилище, он до сих пор не противник для главнокомандующего Ду. Я предполагаю, что они начнут вести переговоры, поэтому мы должны сдаться.

— Верно! – возродился Чай Цзыцан, — Переговоры, они будут вести переговоры! Я должен увидеть Юэ Чжуна.

Так, командир батальона решил сдать зернохранилище и немедленно прекратить боевые действия. Рота выживших солдат капитулировала, и они стали военнопленными Юэ Чжуна.

— Я командир батальона, Чай Цзыцан! Я хочу видеть Юэ Чжуна.

В сопровождении двух конвоиров он вскоре был доставлен к комнате, где сейчас расположился Юэ Чжун. Войдя в помещение, Чай Цзыцан увидел расположившегося на диване молодого человека, слева от которого сидела невообразимо красивая девушка, а справа прелестная малышка. Красивая девушка, налив кружку горячего чая, подавала его молодому человеку, в то время как маленькая девочка, срывая виноградины с грозди, с улыбкой совала их ему в рот.

Видя все происходящее, Чай Цзыцан с каменными лицом серьезно сказал:

— Я командир батальона защитников зернохранилища, Чай Цзыцан! Вы, должно быть, Юэ Чжун?

— Верно, это я, — легко ответил Юэ Чжун и, указав на диван напротив, сказал, — Присаживайтесь.

— Юэ Чжун, зачем вы устроили этот бунт? – сев на указанное место, комбат Чай заговорил, — Ваши действия не найдут отклика у жителей. Хоть вы и захватили зернохранилище, вы абсолютно точно не сможете его защитить! Главнокомандующий Ду обладает огромной армией и, когда он придет сюда, он сотрет вас в порошок. Может быть, есть какие-то недоразумения между нами? Я думаю, мы сможем прийти к компромиссу.

— Чай Цзыцан, меня вынудили устроить это восстание, — с небольшой усмешкой ответил Юэ Чжун, — Ли Хун и Чан Юйфэн, эти два ублюдка и стали катализаторами моих действий — мне пришлось поднять свою армию, чтобы защитить себя. И да, я знаю, что не смогу сопротивляться армии Ду Шаньсюна, однако, как ты думаешь, что произойдет, если я спалю зернохранилище?

После этих слов Чай Цзыцан внутренне сильно похолодел. В этом зернохранилище содержится несколько сотен тысяч тонн продовольствия, на которое надеются почти 900 000 выживших Гуйнина. Если все эти припасы сгорят, то город будет практически уничтожен — без еды, даже если Ду Шаньсюн и выбьет Юэ Чжуна отсюда, солдаты ничего не смогут сделать, и вся его армия будет уничтожена без боя.

— Вы не можете этого сделать! – воскликнул Чай Цзыцан, — Если вы сожжете зернохранилище, то несколько сотен тысяч жителей просто умрут от голода! У вас есть вообще сердце, чтобы сделать такое? Это ведь сотни тысяч китайцев!

— Я тоже не хочу доводить до такого! – холодно ответил Юэ Чжун, — Но если кто-то хочет меня убить, то ему придется заплатить за это высокую цену. Если, в конечном счете, меня захотят принудить, то им придется помнить о сотнях тысяч китайцев.

После столь беспощадного ответа Чай Цзыцан побледнел, но успокоившись, не стал продолжать провоцировать Юэ Чжуна, ведь если он действительно сожжет зернохранилище, то Гуйнин станет городом мертвых.

— Не волнуйтесь, я намерен вступить в переговоры, — видя подавленное состояние Чай Цзыцана, Юэ Чжун улыбнулся, — Я по-прежнему хочу лично поговорить с командующим Ду, и надеюсь, что вы, комбат Чай, сможете передать ему мое послание.

— Хорошо! – почувствовав надежду, ответил командир защитников зернохранилища.

То, что Юэ Чжун начал военный бунт, быстро погрузило весь город в состояние хаоса – как обычно, появилось множество вандалов и безумцев, которые немедленно вылезли наружу и начали громить заведения и устраивать поджоги. Выйдя на улицы, они всеми силами пытались выплеснуть страхи и темные стороны своих личностей, как-никак подвешенное состояние города очень благоприятствовало этому.

Под угрозой всенародного безумия власти Гуйнина немедленно отправили на подавление беспорядков все полицейские силы, а также отряды спецназа, которые со всей жестокостью принялись давить очаги хаоса. В то же время военные части Ду Шаньсюна, базировавшиеся в пригороде, сразу же пришли в движение и начали входить в город.


Предыдущая | Следующая