Глава 352. На входе в город

Предыдущая | Следующая


«Действительно, просто сборище…» — рассматривая стражников, подумал Юэ Чжун. Защита города была самой беспечной из тех, что он когда-либо видел. Складывалось ощущение, что обороны вообще не было. Если нет никаких скрытых ловушек, то захватить это поселение можно одним батальоном.

— Идем.

Юэ Чжун вместе с остальными направился к воротам после того, как они измазались грязью и немного замаскировались. Они находились в Китае, поэтому спокойно могли притвориться обычными выжившими и под таким прикрытием проникнуть в город. Если бы дело происходило во Вьетнаме, то Юэ Чжуну, не знавшему языка, было трудно пробраться в какой-либо защищаемый город.

— Стой! Кто вы?

Как только Юэ Чжун со своей группой подошли к городу, их окликнул один из четырех солдат, игравших в карты и, загородив путь, потребовал объяснений.

— Мы выжившие из поселка Дунпин, —  немного сгорбившись, ответил Ло Цян, — Мы слышали, что здесь есть лагерь выживших, созданный правительством, поэтому и пришли сюда в поиске убежища.

Солдат, внимательно осмотрев всех вновь прибывших, заметил их рюкзаки, отчего в его глазах быстро разгорелась жадность и, указывая на них, потребовал:

— Покажите, что у вас в сумках. Если хотите войти в город, то сначала вы должны быть проверены. Запрещенные предметы проносить в лагерь не позволяется!

Ло Цян, взглянув на Юэ Чжуна, увидел, что тот не возражал, поэтому покорно стал снимать рюкзак так же, как и все остальные. Разложив свои сумки на столе, они открыли их.

— Хлеб! Молоко! Даже сигареты! Отлично! В этот раз нам крупно повезло!

Увидев содержимое рюкзаков, на лицах всех солдат тут же отобразилась алчность и, протянув руки, они стали вытаскивать ценную еду.

— Блядь! Дай мне посмотреть, Сюэ Ган! Не смей забирать все себе!

Единственное преимущество в несении службы у ворот заключалось в том, что они могли попытаться ограбить выживших, которые приходили в их лагерь. Естественно, они не могли упустить такой возможности и сейчас. Остальные два солдата сразу же окружили стол и, вытаскивая вещи из рюкзака, распихивали их по карманам.

Увидев такое, Юэ Чжун нахмурился – поведение этих «солдат» ничем не отличалось от повадок бандитов.

— Братья! – с робостью попытался возразить Ло Цян, — Оставьте немного. Я умоляю вас! Нам нужна еда, чтобы выжить.

— Заткнись! – угрожающе посмотрев на него, сердито крикнул Сюэ Ган, — Оставь свои мольбы при себе! Стражники забирают твои вещи только потому, что уже жалеют тебя. Но если ты продолжишь шуметь, то не злись, если мы начнем стрелять! Все вы, идите в город и потеряйтесь там.

Только тогда Ло Цян незаметно вздохнул с облегчением, но продолжая удерживать горестное выражение лица, повел Юэ Чжуна и остальных в город.

— Стоять! – приказал остановиться подошедший солдат в тот момент, когда они вошли в город.

Услышав его, все люди в группе Юэ Чжуна напряглись, каждый из них приготовился действовать и убивать стражников. Однако в этом случае им придется уничтожать всех врагов, которые выступят против них, настолько быстро, насколько это возможно. Если они начнут действовать необдуманно в ситуации, когда они не знали точного положения дел в городе, то любая их ошибка может стоить им жизни или, в лучшем случае, плена.

— Что такое, большой брат? – робким голосом спросил Ло Цян.

Солдат же лишь похотливыми глазами смотрел на фигуру Шу Тянья, которая стояла рядом с Юэ Чжуном. Несмотря на то, что она, как и все, измазала свое лицо грязью и взлохматила волосы, ее сексуальную фигуру не удалось скрыть одеждой. В то же время в каждом ее движении сквозил темперамент и дух уверенной в себе женщины, она даже не позаботилась это как-нибудь скрыть.

Поэтому, как только солдат увидел Шу Тянья, он сразу же был очарован ее фигурой и повадками, и сейчас совершенно не мог отвести от нее глаз. Указав на их сторожку, он сказал сальным голосом:

— Пойдем со мной ненадолго.

— Тянь Думин, как ты можешь даже смотреть в сторону такой образины? Эта женщина, скорее всего, не мылась уже несколько недель!

— Тянь Думин, ты действительно безнадежен! Хотя фигурка у нее и в самом деле приличная.

— …

Громко смеялись остальные три солдата, которые сейчас сидели и наслаждались едой, отобранной у Юэ Чжуна и его людей. Сам же Тянь Думин, видя, что женщина спокойно стоит и не двигается, разозлился и начал громко ругаться:

— Проклятье! Ты почему стоишь на месте? Я кому говорю, поторапливайся!

В этот момент множество мыслей пролетело в голове Шу Тянья. Сместив взгляд, она посмотрела на Юэ Чжуна, который, казалось, не собирался вмешиваться и спасать ее, поэтому инициативу пришлось проявлять ей самой. Прижавшись к Юэ Чжуну, она схватила его за левую руку и, изобразив честную и застенчивую жену, робко сказала:

— Это мой муж.

Лицо Юэ Чжуна мгновенно потемнело. Он не ожидал, что она действительно подставит его, чтобы использовать в качестве щита.

— Ты ее муж? – искоса посмотрев на него, Тянь Думин угрожающе потребовал, — Отправь свою женщину ко мне, в противном случае, я пристрелю тебя прямо здесь!

С тех пор, как начался апокалипсис, человеческие жизни стали не дороже муравьиных. Тянь Думин и остальные были головорезами, убившими нескольких человек, поэтому уже давно не рассматривали обычных выживших за людей. В городе Лунтэн, кроме людей из власти, которых они не осмеливались провоцировать, остальных они не считали людьми.

Юэ Чжун, повертев головой, взглянул влево-вправо и удостоверился, что поблизости от городских ворот не было других выживших, что, в свою очередь, производило впечатление мертвого города. Тем не менее, на расстоянии 100 метров находилась огневая точка – тяжелый пулемет, защищенный несколькими рядами колючей проволоки. Однако два пулеметчика сейчас дружно спали, и кроме них поблизости никого не было.

— Урод! Ты осмеливаешься меня игнорировать? Так сдохни, сука! – видя действия Юэ Чжуна, Тянь Думин пришел в ярость и, подняв пистолет, нацелился на него. За последнее время он привык действовать безотчетно, как-никак ни один выживший не осмеливался его злить или сердить, поэтому поведение Юэ Чжуна заставило его чувствовать себя спровоцированным и оскорбленным.

Однако, как только Юэ Чжун повернулся к нему, в его глазах мелькнула беспощадность. Резко вытянув правую руку, он неожиданно вцепился в горло Тянь Думина и, приложив свою огромную силу, мгновенно сдавил его. В глазах солдата промелькнул ужас, он никогда бы не подумал, что будет убит таким образом.

— Примите меры! – быстро приказал Юэ Чжун, — Не допустите шума, все они должны быть схвачены живыми.

Ву Инь мгновенно бросился в сторону солдат и, рубанув рукой, отправил одного из них в небытие. Чжэн Минхэ, будучи опытным и сильным бойцом, еще до слов Юэ Чжуна приготовился действовать, заняв необходимую позицию. Поэтому получив приказ, сразу же набросился на врагов и, нанеся два резких удара, тут же вырубил двух оставшихся солдат.

Юэ Чжун же в этот момент посмотрел на двух спавших пулеметчиков и, сосредоточив на них взгляд, активировал «Искусство страха» два раза подряд. Два мощных заряда духовной энергии ударили по спящим солдатам, отправляя их в мир ужасов, отчего они скончались на месте.

В процессе этого стремительного нападения не было произведено ни звука. Юэ Чжун оставил Чжэн Минхэ и скелета на страже, а сам с остальными перенес солдат в караульную, чтобы допросить. Ву Инь, облив стражников водой, быстро привел их в чувство.

— Ведите себя как можно лучше, и тогда не умрете сегодня, — как только Сюэ Ган и двое других пришли в себя, первым, что они услышали, был ледяной голос Юэ Чжуна. В то же время каждому из них был приставлен пистолет, поэтому они, быстро став покорными, не осмелились кричать или звать на помощь. В конце концов, предупреждение остальных не стоило их жизней.

Понаблюдав за их реакцией, Юэ Чжун остался доволен и задал вопрос:

— Я хочу знать все о городе Лунтэн. Если вы сможете мне толково рассказать, то я сохраню вам жизни. Если ни один из вас не станет говорить, то можете спокойно умереть.

Сюэ Ган мгновенно оживился, стоя на коленях, он несколько раз поклонился в пол и сказал:

— Этот скромный человек, безусловно, расскажет все, что знает. Господин, пожалуйста, спрашивайте все, что хотите. Если я знаю ответ, то немедленно отвечу!

— Я готов все рассказать!

— Пока я знаю ответ, я определенно ничего от вас не скрою!

Трое солдат, не имея никакого мужества, умоляюще заискивали перед Юэ Чжуном. Они готовы были рассказать все, лишь бы сохранить свои жизни. Тогда Юэ Чжун и начал задавать вопросы, чтобы узнать о реальной ситуации в городе, в то время как стражники, пытаясь перещеголять друг друга, наперебой рассказывали все, что знали.

В городе Лунтэн находилось около двух с половиной тысяч выживших, из которых порядка 400 были подчиненными лидера Чэнь Ляна, хотя большинство из них были таким же сборищем, как Сюэ Ган и остальные стражники. Из этих 400 подчиненных лишь 40 человек могло реально сражаться, каждый из них имел броню из кожи мутировавших зверей, что делало их практически неуязвимыми, и все они были Энхансерами выше 10 уровня. Опираясь только на эти 40 человек и на свою силу Эвольвера, Чэнь Лян смог получить контроль над этим лагерем выживших.

Среди этих 40 самых приближенных людей было четыре Энхансера высокого уровня, выше 30-го, которых Чэнь Лян называл четырьмя Великими Столпами. Они были известны как Титан Ма Сюн, Король Огня Хэ Шэн, Небесный Владыка Юань Чжэнь и Лазурный Король Сюй Цзинь.

После того как Чэнь Лян захватил город, он совершенно им не занимался, так как не имел к этому каких-либо навыков. Город ветшал и разлагался, так как и приспешники лидера продолжали проводить значительную часть времени с женщинами, именно из-за этого Лунтэн казался городом-призраком. Все более-менее симпатичные женщины не осмеливались показываться на улице, или же специально выглядели грязными и убогими, тем самым стараясь не привлекать к себе интереса. Если бы выжившие не были в ужасе от беспощадной силы Чэнь Ляна и его подчиненных, то город уже давно бы восстал против их власти.

Юэ Чжун между тем от Сюэ Гана получил также очень ценную информацию. После того как новый лидер заполучил город, он схватил роту пограничников, и сейчас они были заточены в тюрьму, так как Чэнь Лян намеревался подчинить их себе. Однако на сегодняшний день ему удалось склонить на свою сторону лишь шестерых или семерых солдат.


Предыдущая | Следующая