Глава 346. Форсирование реки

Предыдущая | Следующая


Огромное количество эволюционировавших зомби, нападая на людей, сбивали на землю пытавшихся сбежать вьетнамцев и, открывая свои жуткие пасти, с жадностью впивались в них, вырывая большие куски мяса. Вскоре все поле боя было заполнено криками боли и агонии вьетнамских выживших, их кровь и внутренности обильно усеяли землю, вся округа превратилась в филиал ада, полного крови и ужаса.

Если бы Лэй Кэван вместе со своей группой элитных экспертов смог уничтожить последних трех Охотников 2-го типа, то линия фронта в восточной части города не рухнула бы, и люди смогли бы еще довольно долгое время противостоять орде зомби. Однако из-за действий Юэ Чжуна вся команда Энхансеров была уничтожена, и вьетнамцы больше не могли удерживать эту линию фронта, в результате чего в этой части города воцарился ад.

Море обычных зомби, выглядевших как ожившие гнилые трупы, заполонило восточную часть города. Поглощая всех выживших в этой части города, они двигались к мосту через реку, ведущему в западную часть города.

БАМ!

Раздался громкий взрыв, и огромный мост разлетелся на мелкие кусочки. Сотни зомби, двигавшихся по мосту, свалились в реку, где их уже ждало множество мутировавших речных монстров, с удовольствием поедающих падавшую в реку пищу.

— Уходим, — осматривая с расстояния орду зомби, Юэ Чжун запрыгнул на Молнию, ему здесь больше нечего было делать. Потеря позиций в восточной части города нанесла огромный удар по силам Ли Гуаньгуя, теперь ему будет в три-четыре раза сложнее сражаться с ордой зомби, ведь на этом берегу реки он потерял много солдат и техники.

Получив приказ, Молния рысью покинула холм.

В то же время в западной части города на возвышении стоял мужчина средних лет и смотрел со стальным выражением лица на море зомби, заполонившее восточную часть города. Этот человек и был Ли Гуаньгуем, лидером Вьетнамской Повстанческой Армии. Посмотрев на своего командира группы элитных экспертов, Лэй Кэвана, он негромко спросил:

— Этот человек говорил на китайском языке?

— Да, он говорил по-китайски, соответственно он должен быть китайцем, — ответил Лэй Кэван, имевший измученный вид, как-никак ему пришлось израсходовать огромную часть своей выносливости, чтобы выбраться из восточной части города.

— Проклятые китайские собаки! – выругался сквозь зубы Ли Гуаньгуй, ярость в его глазах заметно исказило его лицо, — Они, что? Не могут увидеть общей картины вообще? Они намерены отказаться от 40 000 человек, и помогать зомби в уничтожении нас, людей? Куча животных!

Штабной офицер, Люй Суньван, стоявший за спиной Ли Гуаньгуя, при этих словах со странным выражением лица посмотрел на него. Конечно, лидер Повстанческой Армии не был столь же наглым, как Вуянь Хун, и не устраивал открытый геноцид китайцев, однако и он был далеко не добрым человеком. Под его руководством китайцы и прочие иностранцы вели практически рабскую жизнь, и были низшей прослойкой общества, их мог унизить или замучить любой вьетнамец. Причем до смерти было замучено множество китайцев и выходцев из Европы и Америки.

— Командир, что нам делать сейчас? – Лэй Кэван прямо посмотрел на Ли Гуаньгуя.

Восточная часть города была захвачена, потери вьетнамцев составили четыре батальона, в общей сложности около 1600 солдат, и в дополнении к этому большое количество снаряжения, оборудования, боеприпасов и продовольствия также осталось за мостом.

В настоящий момент западную часть города защищали элитные части войск, и около 40 000 выживших все еще могут продержаться до подхода подкрепления, однако без него город обречен на уничтожение.

— Не волнуйся, — глаза Ли Гуаньгуя вспыхнули уверенностью, заверяя Лэй Кэвана, — Вуянь Хун обещал прислать подкрепление, как только оно придет, мы сможем справиться.

Если войска двух Армий объединят свои силы, то у них будет надежда выдержать это нападение орды зомби.

— Лидер! – обратился к нему Люй Суньван, — Вуянь Хун опасный человек, если мы будем слабы, то не будет никаких гарантий, что он не попытается захватить нас.

Услышав это, Ли Гуаньгуй сразу же повернулся. В современном мире апокалипсиса сильные поглощают слабых. Это закон. Поэтому если Ли Гуаньгуй потеряет много сил в этом сражении с морем зомби, то Вуянь Хун, скорее всего, тут же их атакует.

— Возможно, у тебя есть хорошая идея, как этого избежать? – спросил лидер Повстанческой Армии.

— Давайте оставим один батальон для прикрытия, — подойдя ближе, Люй Суньван тихим голосом предложил чрезвычайно жестокую идею, — В то время как остальные солдаты отступят в сторону провинции Туенкуанг. Так как все зомби с окрестных территорий собрались здесь, там их будет намного меньше, поэтому нам будет легче пробиться из окружения. Пока у нас есть люди и оружие, найти новую базу не будет проблемой.

Если бы не было необходимости защищать 40 000 выживших, то Ли Гуаньгуй мог спокойно прорваться из окружения и уйти. Несмотря на то, что зомби имели своего командира Z-типа, они все равно не смогут справиться с хитростью и адаптивностью людей.

Однако взгляд Ли Гуаньгуя, обращенный на своего офицера, приобрел стальную остроту, из-за чего последний сразу же запаниковал. Но, смягчив через некоторое время свой взгляд, лидер Армии сказал:

— Эти 40 000 выживших – наши соотечественники и братья, как мы можем просто бросить их и уйти? Если ты снова упомянешь об этом, то не вини меня за беспощадность.

— Так точно, командир! – быстро ответил Люй Суньван, уже покрывшийся холодным потом.

Ли Гуаньгуй смог стать лидером мощной силы в этом суровом мире именно потому, что был далеко не великодушным человеком. Люй Суньвану стало предельно ясно, что он может потерять и свою жизнь, если еще хоть раз об этом напомнит.

— Идите и соберите всех китайцев, — отчитав своего офицера, приказным тоном сказал Ли Гуаньгуй, — Выдайте им оружие и отправьте сражаться на переднем краю. Пусть два батальона Вуянь Хуна охраняют передовые позиции. Соберите всех выживших и подготовьте их к прорыву. Скажите им, что как только они выберутся из окружения зомби, они должны бежать в разных направлениях, а не двигаться вместе. Также подготовить 2-й и 3-й батальоны к организации прорыва и созданию безопасного пути для выживших.

Ему было очевидно, в насколько тяжелых условиях они сейчас находились, защита города сможет продержаться не более одного-двух дней, поэтому вырваться из осады будет наилучшим выбором. Если он задействует достаточное количество войск для организации прорыва, то значительное число выживших смогут выбраться. Тем не менее, если они пройдут через это, им придется отказаться от большого количества ресурсов и вещей. В то же время люди, выбравшись отсюда, не смогут двигаться вместе, так как большая толпа людей сразу привлечет внимание зомби, которые с легкостью уничтожат их.

— Есть! – почтительно ответил Люй Суньван, и быстро покинул своего командира.

— Чертова китайская собака! – снова посмотрев на море зомби, выругался себе под нос Ли Гуаньгуй.

Если бы не вмешательство Юэ Чжуна, то он смог бы продержаться дольше, и за это время уничтожил бы большое количество зомби, пока дожидался бы подхода подкрепления от Вуянь Хуна. Тем не менее, его планы были сорваны, отчего в нем все сильнее разгоралась ненависть к Юэ Чжуну.

Между тем, порядка тысячи выживших, ведомых Вэй Нинго, двигались на запад. Чжан Минхэ, бывший вице-лидер фракции масонов, хорошо знакомый с местностью вокруг городов Гаопин и Лангшон, показывал дорогу, и благодаря ему люди вскоре вышли к небольшой реке, которая перекрывала им путь в китайскую провинцию Гуанси. Река была шириной около шестидесяти метров, именно эта преграда встала на пути людей, стремившихся покинуть столь опасную для них территорию.

«И что делать?» — Вэй Нинго беспомощно смотрел на эту реку. Он был Энхансером 34-го уровня, имел большой опыт сражений, но ему не хватало изобретательности и способности адаптироваться к ситуациям. Можно было сказать, что у него есть талант на поле боя, но лидерских качеств ему не хватало.

Юэ Чжун выбрал его в качестве временного лидера из-за того, что ценил его эффективность и растущую лояльность, поэтому и чувствовал, что может ему доверять. Тем не менее, он не ожидал, что Вэй Нинго проявит нерешительность. Пока он колебался, оставшаяся тысяча с лишним человек также остановились у реки, не зная, что делать.

— Дядя Вэй, — видя, что он колеблется, к нему подошла малышка Мин Цзяцзя, — Разве Мастер не приказал нам пересечь реку? Почему мы стоим?

— Мин Цзяцзя, — горько рассмеялся Вэй Нинго, он не смел ее недооценивать, — Ты сама можешь все увидеть, здесь нет ни одной лодки. Я понятия не имею, как нам перебираться на ту сторону.

— Мы можем построить самодельный понтон, — в задумчивости посмотрев на реку, через некоторое время предложила девочка, — Для начала нам нужно переправить несколько человек, чтобы они перенесли на ту сторону стальные тросы и проложили путь для остальных людей.

— Отличная идея! – лицо Вэй Нинго прояснилось, пока он хвалил ее, — Тем не менее, этого будет достаточно, чтобы перевести людей на ту сторону, но мы не сможем переправить наши машины, а без ресурсов будет сложно выжить на той стороне.

Юэ Чжун привез с собой несколько грузовиков, в которых было топливо, продовольствие и оружие. Это были три самых главных ресурса любой фракции, если их оставить на этой стороне, то тысяча с лишним людей не смогут прожить и нескольких дней.

У Вэй Нинго не было никаких идей, поэтому он не возражал и даже искал совета у кого-то намного моложе его самого. Девочка поразмышляла какое-то время и, нахмурившись, сказала:

— Давайте пока переправим людей, а о грузовиках подумаем позже.

— Да, правильно, — тут же ответил Вэй Нинго, после чего начал назначать людей на переправление.

Чжэн Минхэ, привязав веревку к стреле, тщательно прицелился и, выстрелив, четко попал в большое дерево. Цепляясь за эту веревку, он схватил один конец стального троса и начал переправляться на ту сторону. Добравшись до того берега реки, он вылез и тщательно привязал трос к тому же дереву.

Юэ Чжун заранее приготовился на случай пересечения водной преграды, и загрузил в один из грузовиков столько веревок и стальных тросов и кабелей, сколько смог найти. И в этой операции люди использовали их все, создав в общей сложности надежный понтон из деревянных досок, уложенных на шесть стальных канатов. После этого выжившие стали осторожно форсировать реку и перебираться на ту сторону.

К тому моменту, когда к ним прибыл Юэ Чжун, большинство людей уже были за рекой, в то время как на этой стороне оставалось лишь около ста человек, а также все грузовики.


Предыдущая | Следующая