Глава 345. Использование орды зомби для подавления врага

Предыдущая | Следующая


Два других Энхансера отступили в небольшой дом, однако преследовавший их Охотник 2-го типа, ворвавшись через окно, вопреки законам физики проворно пополз по стене. Из этих двух экспертов один был силовым Энхансером 34-го уровня, а второй – скоростным 32-го. Энхансер с атрибутом ловкости, увидев ворвавшегося Охотника, тут же достал пистолет и начал быстро стрелять в него.

Эксперты скоростного типа, как правило, предпочитают использовать пистолет-пулеметы, пистолеты и клинки. Благодаря их превосходной скорости и реакции, они могут проявить преимущества такого вида оружия в полной мере.

Тем не менее, этот скоростной Энхансер обнаружил, что даже при максимальном использовании своих способностей и возможностей, он не мог сравниться в скорости с этим проклятым монстром. Многочисленные пули попадали лишь в тень Охотника 2-го типа, ни один выстрел не попал во врага.

Охотник же, постоянно передвигаясь и не останавливаясь на месте, открыл пасть и мгновенно выстрелил своим языком, успешно пронзив голову скоростного эксперта. Разобравшись с ним, монстр уже через миг оказался за спиной силового Энхансера и, взмахнув своей когтистой лапой, нанес тому глубокую рану. Эксперт, упав на пол, заревел от боли, а Охотник, запрыгнув на него, моментально раскурочил ему грудную клетку и, достав сердце, с жадностью впился в него зубами.

Так погибли еще два элитных Энхансера Ли Гуаньгуя. Монстр же, быстро сожрав сердце, выскочил из дома и, ведомый своими инстинктами, бросился на поиски других врагов. Три Охотника под прикрытием сотни скоростных зомби S2, окружая экспертов-защитников города, уничтожали их одного за другим.

БАНГ!

Снова прозвучал выстрел, и Лэй Кэван – лидер группы элитных экспертов Вьетнамской Повстанческой Армии – получил пулю в правую ногу. Хоть он и был весь в броне, мощь 12,7-мм снайперского патрона нельзя было просто игнорировать, поэтому споткнувшись, он кувырком прокатился по земле, но все также быстро и уверенно снова поднялся на ноги.

Однако только поднявшись, он заметил, что на него опускался огромный костяной топор. Лицо Лэй Кэвана побледнело, подняв обе руки, он активировал свой навык и из-за его спины полетели металлические осколки, которые и сформировали перед ним защитный барьер.

Когда огромный топор опустился на металлический щит, раздался громкий грохот, и щит, развалившись на две части, погасил силу удара. Топор не нанес повреждения Лэй Кэвану, который подняв глаза, обнаружил, что скелет с большим костяным топором уже выпустил два чрезвычайно острых шипа, ударившие в его грудь. Эти шипы оставили на его стальной броне большие и глубокие вмятины и отправили Лэй Кавана в полет на несколько метров, если бы не его мощная защита, то он уже умер бы.

Отлетев, лидер экспертов быстро подскочил и тут же получил снайперскую пулю точно в голову, из-за чего снова отлетел и упал на землю. В то же время скелет, бросившись вперед, снова замахнулся своим топором, так как его шипы не могут нанести серьезных повреждений Лэй Кэвану, то он мог рассчитывать лишь на свой мощный топор.

Мужчина, видя, что на него несется враг, проигнорировал болезненные ощущения от выстрела в голову и, подняв руку в сторону скелета, выстрелил в него множеством металлическим осколков, которые могли запросто нашинковать обычного человека. Однако, попав в этого монстра с топором, они лишь выбили небольшие кусочки костей и отлетели прочь. Тем не менее, под градом этих осколков Железному было сложно двигаться вперед, Лэй Кэван воспользовался этим и, резко подскочив, бросился в укрытие.

Хоть снайперские выстрелы и не могли его убить, они в достаточной степени расходовали его Выносливость и Дух, поэтому Юэ Чжун представлял для него немалую угрозу. Скелет же, пережив обстрел стальными осколками, сразу же побежал в то место, где укрылся человек в стальной броне. Завидев преследователя, Лэй Кэван хладнокровно взмахнул руками и запустил во врага восемь вращающихся пластин, увидев приближение которых, скелет взмахнул топором, отбивая две из них, и одновременно с этим выпустил шесть костяных шипов, отбивая ими остальные металлические пластины. Однако, отлетев, вращающиеся на высокой скорости пластины, находясь под управлением Лэй Кэвана, снова полетели во врага с топором.

Сидя на высоком дереве, Юэ Чжун, не двигаясь ни на миллиметр, внимательно целился в позиции Энхансера в мощной стальной броне. Вместе со скелетом они заперли лидера экспертов, мешая тому участвовать в сражении и спасать своих людей. До тех пор, пока они могут его блокировать, Охотники 2-го типа и сотни скоростных зомби S2 смогут разобраться с остальными Энхансерами.

Как раз в это время люди начали терять множество своих позиций, поэтому в скором времени и сам Лэй Кэван окажется в окружении бесчисленного количества зомби, которые своими атаками заставят его израсходовать большое количество сил и энергии, после чего Юэ Чжуну будет легче с ним справиться.

— Друг снайпер! – беспокойно закричал Лэй Кэван через некоторое время после начала столкновения, — Я Лэй Кэван, ты думаешь, что делаешь? Внутри города больше 40 000 человек, и твои действия ставят под угрозу жизнь этих людей! 40 000 человек! Если в тебе осталось хоть что-нибудь человеческое, дай мне уйти!

Лидер группы экспертов прокричал это на вьетнамском, английском и китайском языках. Все-таки командир Вьетнамской Повстанческой Армии, Ли Гуаньгуй, не был хорошим человеком, несмотря на то, что он, подобно Вуянь Хуну, не занимался открытым геноцидом китайцев и других иностранцев, чужаки на его территории не могли вести нормальную жизнь. Он привел множество иностранцев к гибели, и естественно у него было много врагов. Вот и сейчас Лэй Кэван не знал, какой национальности был снайпер, поэтому мог прокричать свое обращение на всех известных ему языках.

— 40 000 человек? – хладнокровно крикнул в ответ Юэ Чжун, — Разве, не все они такие же звери? Лэй Кэван, ваша фракция уже подчинилась Вуянь Хуну, верно? Тогда для меня ваши 40 000 человек равнозначны животным! Просто сдохни уже!

Вуянь Хун и так уже был очень силен, а если получит и 40 000 человек Ли Гуаньгуя, то станет еще сильнее. Если у Юэ Чжуна есть шанс помешать этому, то он определенно не позволит этому случиться. Пока у него есть возможность нарушить планы этого зверя Вуянь Хуна, то даже если ему придется пожертвовать 40 000 человек, то Юэ Чжун, не колеблясь, сделает это. Тяжелые времена требуют тяжелых решений, поэтому, если он все еще хочет вернуться домой, то ему необходимо это сделать.

Лэй Кэван, услышав ответ на китайском, похолодел, он прекрасно знал, что действия Вуянь Хуна, убившего так много китайцев, не выглядели хорошо, из-за этого у него было очень много врагов. Убедить врага, полного ненависти, не будет просто. Умолкнув на мгновение, Лэй Кэван снова закричал, но на этот раз уже праведным тоном и только на китайском:

— Друг! Ваша обида с Вуянь Хуном, это только ваше дело, ты не можешь обречь 40 000 человек на смерть в лапах зомби просто из-за личной ненависти! Все-таки это 40 000 жизней! Они не свиньи и собаки, но как и ты и я, они люди. Из-за ненависти ты хочешь убить столько людей? Не говори мне, что у тебя не осталось ни капли человечности и совести!

Лэй Кэван призывал к гуманизму и совести, чтобы поколебать неизвестного снайпера, и заставить его изменить свое решение. Все-таки он был прав, вполне вероятно, что 40 000 человек погибнут в лапах зомби уже в ближайшее время.

— Совесть и человечность? И вы, ублюдки, еще смеете об этом говорить? Как вы, нелюди, относились к китайцам, ты прекрасно знаешь, поэтому можешь просто умереть! – ответил Юэ Чжун, который был достаточно решительным человеком, и поколебать его лишь словами было очень сложно.

Лэй Кэван замолчал, слова снайпера были правдой, все вьетнамцы относились к китайцам как к скоту. Он и сам не был порядочным человеком, и в собственном доме содержал трех красивых китаянок, служивших ему наложницами и служанками. Он лишь надеялся, что Юэ Чжун окажется праведным человеком и решит проявить милосердие, но, совершенно не произведя на китайца  впечатления, Лэй Кэван решил зайти с другой стороны:

— Друг! Среди 40 000 выживших около 2400 китайцев. Они твои соотечественники, в конце концов. Когда город падет, они вместе с остальными также погибнут. Ты настолько бессердечен, что готов смотреть, как твои земляки будут умирать от лап зомби?

— Тогда это плохо уже для них, — спокойно ответил Юэ Чжун, — Не могу винить других из-за их дерьмовой удачи.

Юэ Чжун не был богом, поэтому у него не было никакого способа уничтожить город врага и сохранить при этом своих соотечественников.

— Проклятый сумасшедший! – выругался вслух Лэй Кэван и в следующий миг увидел, как из-за соседнего дома выскочили три Охотника 2-го типа.

Увидев их, лидер Энхансеров почувствовал, как его сердце обливалось кровью. Он привел на фронт почти две трети всех экспертов Ли Гуаньгуя, чтобы справиться с сильными врагами, однако сейчас все они были убиты этими чертовыми монстрами и скоростными зомби S2. Их вылазка обернулась огромной катастрофой.

Глубоко вздохнув, Лэй Кэван выскочил из-за укрытия и со всей своей скоростью побежал прочь. Причем его скорость оказалась настолько высокой, что даже Юэ Чжун с его снайперскими навыками не смог попасть два раза подряд, а расстояние между ними все увеличивалось.

Из всех приведенных на поле боя экспертов почти две трети уже погибли от лап Охотников и зомби S2, в то время как остальные, сумев занять некоторые укрепления, с трудом отбивались и защищали свои позиции.

Находясь под интенсивным нападением со стороны Охотников 2-го типа, все оставшиеся огневые точки и укрепленные места вскоре были уничтожены, а с прекращением огня обычные зомби стали в больших количествах продвигаться вперед и окружать рядовые войска Ли Гуаньгуя.

Под мощными и скоординированными ударами новобранцы Вьетнамской Повстанческой Армии дрогнули и, отбрасывая оружие, в страхе побежали назад. Один за другим ряды различных батальонов рушились, солдаты покидали свои позиции и бежали со всех ног в западную часть города. Если здесь до сих пор оставались бы эксперты, то благодаря баррикадам и оборонительным укреплениям они могли бы по-прежнему защищаться. Однако к этому моменту все Энхансеры уже были уничтожены, поэтому у солдат не осталось уверенности и воли, чтобы сражаться дальше. Все-таки все они были новичками в военном деле, пройдя лишь трехмесячную подготовку, мало кто из них имел опыт сражения в настоящем кровопролитном бою.


Предыдущая | Следующая