Глава 341. Конклав Китайской Ассоциации

Предыдущая | Следующая


В тот момент, когда Мин Цзяцзя выпила сок змеиного фрукта Рождения, у нее тут же началась лихорадка, и она снова упала в обморок. Оставив на ее защите скелета, Юэ Чжун вышел из комнаты, чтобы посмотреть, как Ли Гуанго и Чжэн Минхэ тренировали своих подчиненных: все китайские выжившие и часть вьетнамцев проходили под их присмотром строгую подготовку.

Юэ Чжун был китайцем, а в этой чужой стране национальность имела важное значение, он мог доверять только своим соотечественникам. Поэтому каждый из 700 с лишним китайских выживших, независимо от их пола, были призваны в армию, и сейчас проходили строгую подготовку. Эти бывшие пленники претерпели столько мучений и унижений, что хуже быть уже не могло, поэтому, проходя тренировку у Юэ Чжуна, они не выражали жалоб и претензий.

Женщины из китайских выживших также не побрезговали обучением, как сделали бы девушки прежнего мира, и наравне с мужчинами пытались проходить подготовку. Были, конечно, те, кто не проходил обучение, но это из-за того, что они просто физически не могли этого сделать, а не потому, что не хотели.

Юэ Чжун, наблюдая за будущими солдатами, которые, находясь под жарким солнцем, проходили подготовку с решительными лицами, удовлетворенно кивнул. Все эти женщины прошли через жестокие мучения, они не только не могли есть нормально, им также необходимо было терпеть все насилия и надругательства вьетнамских солдат. Поэтому получив сейчас шанс на возвращение достоинства и силы, они ухватились за эту возможность, некоторые даже были более выдающимися, нежели мужчины-солдаты прежнего мира.

Юэ Чжун был некоторым шовинистом и считал, что война — это мужское дело, поэтому не любил втягивать в это женщин. Однако в этих чужеземных краях, где китайцы были в меньшинстве, у него просто не было выбора, кроме как обучать и снаряжать женщин. Иначе на этой земле ему просто не хватило бы войск.

Среди обучаемых солдат было и небольшое количество вьетнамских выживших, однако все они имели семьи и близких людей, которые жили среди китайцев. Таким образом, держа их семьи в заложниках, Юэ Чжун мог контролировать их. Но даже так он не осмеливался использовать слишком многих вьетнамцев, ведь если они все же взбунтуются, то смогут создать ему большие проблемы.

Смотря на китайских выживших, усердно проходивших подготовку под этим знойным солнцем, Юэ Чжун все же хмурился и сожалеюще думал про себя: «Эх, если бы только было мясо мутировавшего монстра 2-го типа». Действительно, если бы у него было достаточно мяса 2-го типа, то эти выжившие смогли бы быстро восстанавливать свои силы и энергию, и смогли бы выдержать более жесткую и тщательную подготовку, что только повысило бы их боевой потенциал.

В то же время, когда Юэ Чжун наблюдал за подготовкой своих будущих солдат, в самой Китайской Ассоциации проходило закрытое заседание конклава высшего руководства.

— Он исчез только на несколько дней, и вдруг вернулся с группой из более чем тысячи человек, — со вздохом сказал председатель Ассоциации, Шу Вэньянь, — Кажется, он знает, что делать.

Юэ Чжун позаимствовал у них 100 солдат, но уже через несколько дней вернулся с огромным количеством выживших, сейчас у него людей было даже больше, чем у Китайской Ассоциации, и мало того он где-то раздобыл оружие и снаряжение целого пехотного батальона. Все руководство Ассоциации было ошарашено.

— Хм, — недовольно хмыкнул Чэнь Сан, один из старейшин, — Эта группа, которую привел Юэ Чжун, лишь большая куча всякого мусора, как они могут конкурировать с элитой нашей Китайской Ассоциации. У него может быть и больше тысячи человек, но нам достаточно выставить 200 солдат, чтобы полностью подавить его.

Войска, которые Юэ Чжун начал обучать, на самом деле были пока толпой необученных людей, им не только не хватало военной подготовки, но они также не имели никакого боевого опыта, поэтому, само собой, эти люди не могли сравниться с солдатами Китайской Ассоциации.

— Это действительно так, — вторил ему Фэн Цинтянь, другой старейшина, — Однако у них есть большое количество оружия и техники, и в настоящее время эти люди проходят обучение у такого монстра, как Юэ Чжун. Через два-три месяца они смогут стать весьма грозной силой.

— Разве это не хорошо для нас? – расслаблено спросил старейшина Лю Нюцзинь, — Они хотят того же, что и мы, уничтожить Вуянь Хуна. Если они становятся сильнее, и они наши союзники, то давление на нас должно значительно уменьшиться.

Вуянь Хун все-таки главный противник Китайской Ассоциации. Во Вьетнаме, где местные жители естественно превосходили в числе китайских выживших, даже если Ассоциация будет стараться изо всех сил, чтобы стать сильнее, они все равно были бы не в состоянии соперничать с лидером вьетнамцев. С каждым днем Великая Вьетнамская Империя будет становиться сильнее, если конечно у них не возникнет внутренних проблем, в то время как Китайская Ассоциация будет становиться все слабее и слабее.

— Тем не менее, этот Юэ Чжун далеко не святой человек, — угрюмо проговорил старейшина Ло Мин, — Он безжалостно убил лидера масонов Пэн Линбо, как только увидел его, и силой подчинил его людей. После того как он полностью утвердится здесь, что ему помешает поступить с нами так же?

Никто ему не ответил. Юэ Чжун действительно убил Пэн Линбо сразу же, как увидел его, и силой подчинил его людей, и более того приказал расстрелять тех вьетнамских выжившим, что уже сдались. Этим он продемонстрировал свою безжалостность и решительность, что только заставляло нервничать лидеров Китайской Ассоциации. Хоть Юэ Чжун и был врагом Вуянь Хуну, кто мог гарантировать, что он всегда будет другом Китайской Ассоциации?

— Почему бы не убить его сейчас? А затем не присоединить его людей к себе? – глаза старейшины Ло Ту сверкнули, когда он озвучил чрезвычайно опасную мысль, — Наша Ассоциация сможет овладеть оружием и снаряжением четырех батальонов, таким образом, оружия нам хватит на 3000 человек. Даже если Вуянь Хун еще раз пошлет на нас три батальона, то мы сможем защититься и отступить.

Когда он сделал это предложение, сердца многих старейшин содрогнулись. Если они смогли бы успешно это провернуть, то общая численность Китайской Ассоциации мгновенно и серьезно увеличиться. В нынешнем мире, кроме собственной силы, все остальное было второстепенным. Атака других групп, поглощение их войск и выживших, Ассоциация этим раньше не занималась.

— Ни в коем случае! – брови председателя Шу Вэньяна поднялись, и он сделал строгий выговор, — Ло Ту, мы союзники Юэ Чжуна. Он спас нас, поэтому мы не можем сделать что-то настолько аморальное. Никогда не говорите об этом снова, иначе в следующий раз вы будете наказаны.

Услышав его слова, несколько старейшин с облегчением вздохнули, другие же также облегченно улыбнулись. Далеко не все имели столь предательские мысли.

— Да, председатель, — смущенно ответил Ло Ту и больше нечего не говорил.

— Председатель, — обратился к Шу Вэньяну Ню Вэй, старейшина, ответственный за материально-техническое обеспечение и снабжение, — Юэ Чжун послал людей, чтобы вернуть оборудование двух батальонов. Мы возвращаем или нет?

— Конечно, то снаряжение и оружие было оставлено им под нашу ответственность, — засмеялся Шу Вэньянь, — Теперь, когда он прибыл, чтобы забрать его, мы должны вернуть. Мы не можем обижать нашего союзника.

— Слушаюсь, — несколько неохотно ответил Ню Вэй. Все-таки это оружие двух батальонов, это могло предоставить огромную силу любой фракции. Естественно, он не горел желанием возвращать его Юэ Чжуну.

После этого конклав обсудил еще несколько вопросов, и вскоре один за другим они начали расходиться, пока с председателем Шу Вэньяном не остались только два его заместителя.

— Вэньянь, почему ты не согласился с предложением Ло Ту? Я хочу знать правду, — тихим голосом спросил Ван Синчунь, вице-председатель Китайской Ассоциации.

Он прекрасно знал, что Шу Вэньянь не был кем-то бесконечно добродетельным и благородным человеком, потому что такие долго не смогут прожить в этом суровом мире, не говоря уже о удержании власти во враждебной стране. Услышав предложение Ло Ту, Ван Синчунь почувствовал соблазн и хотел избавиться от Юэ Чжуна, чтобы захватить его людей и оружие.

— Синчунь, — протянув руку, Шу Вэньянь поднял чашку чая и изящно отхлебнув, мягко сказал, — Позволь мне спросить, если ты хочешь убить Юэ Чжуна, то насколько ты уверен, что сможешь это сделать?

Ван Синчунь нахмурился и, поразмышляв какое-то время, он вскоре ответил:

— На основании отчетов Чжэн Цяня и остальных, если мы втроем попытаемся сделать это исподтишка, то у нас будет 70%-ый шанс на успех победы над ним. Тем не менее, если он все еще скрывает трюки в рукаве, то убить его станет еще сложнее. Вместо этого мы бы только раскрыли свои намерения, а в лобовом столкновении у нас уже не будет ни шанса на победу.

— Точно! Победить его людей будет легко, но убить его самого, несомненно, будет крайне сложно, — глаза Шу Вэньяна сверкнули странным блеском, когда он начал представлять свою гипотезу о мышлении Юэ Чжуна, — Если мы не сможем его убить, то он станет великим врагом для нашей Ассоциации. Сейчас же у нас есть общий враг – Вуянь Хун, поэтому наше внутреннее столкновение будет только на пользу этому вьетнамскому зверю. В то же время войска Юэ Чжуна все еще слабы, если он хочет противостоять Вуянь Хуну, то ему нужна будет наша помощь. В ближайшее время он определенно не будет нам ничего делать, все-таки мы не так слабы, как масоны, и готовы сражаться с Великой Вьетнамской Империей. Поэтому, по крайней мере, до тех пор, пока с Вуянь Хуном не будет покончено, наши союзнические отношения будут крепкими.

На самом деле Юэ Чжун не предпринимал никаких шагов против Китайской Ассоциации просто потому, что давление со стороны Вуянь Хуна было слишком сильным. Ему нужен союзник, который смог бы также бороться с ним, отвлекая его внимание. Пэн Линбо и его масоны были не больше комара против лидера вьетнамцев, они вообще не приносили никакой пользы в глобальном смысле, поэтому Юэ Чжун спокойно уничтожил его и поглотил их силы.

— А что, если Юэ Чжун действительно сможет уничтожить Вуянь Хуна? – вдруг спросил второй вице-председатель, Чу Ху.

— Если он сможет это сделать, то наша Китайская Ассоциация может только положиться на него, — беззвучно усмехнулся Шу Вэньянь, — Это Вьетнам, так что если Юэ Чжун хочет захватить здесь власть, то ему придется полагаться на нас, на китайцев. Когда мы создали Ассоциацию, то хотели сражаться за китайцев, чтобы наши соотечественники смогли сохранить свои жизни и достоинство, поэтому если он сможет сделать это лучше нас, то в присоединении к нему нет ничего плохого.

Ван Сичуань и Чу Ху, задумавшись на некоторое время, в конце концов, согласно кивнули. Если Юэ Чжун действительно сможет уничтожить Вуянь Хуна, то дальнейшее противостояние с ним будет как борьба богомола, пытающегося остановить машину. Кроме того, Юэ Чжун – китаец, иметь другого лидера своей же национальности не такой уж плохой вариант. Конечно, все это основано на предположении, что Юэ Чжун действительно сможет одолеть Вуянь Хуна. Если нет, то они не будут полагаться на такого бесполезного человека.

После этой встречи Китайская Ассоциация без лишних слов вернула оружие и снаряжение двух батальонов обратно Юэ Чжуну. Даже 300 тонн обещанного продовольствия было также спокойно передано. Юэ Чжун от такого даже несколько опешил, так как ожидал задержек вплоть до той степени, что готов был послать своих солдат, чтобы вернуть свое имущество.

Спустя день Мин Цзяцзя наконец-то очнулась.

— Как твое самочувствие? – сидя у окна в ее комнате, Юэ Чжун повернулся к проснувшейся девочке и спросил заинтересованным тоном.


Предыдущая | Следующая