Глава 339. Истребление

Предыдущая | Следующая


С трудом подавив свою ярость, Юэ Чжун выпустил в небо сигнальную ракету.

— Это сигнал командира Юэ. Следуйте за мной, — Чжэн Минхэ, увидев сигнальную ракету, быстро повел своих солдат, коих было около 50 человек, к городу.

Юэ Чжун легко мог справиться с ротой элитных солдат, но в одиночку получить контроль над городом с тысячей выживших невозможно. Защитить китайцев — это все, что он мог сделать один, именно поэтому ему и нужна была помощь Чжэн Минхэ и остальных.

— Я Юэ Чжун! – осмотрев двести с лишним китайских пленников, он обратился к ним, — Я – китаец, и пришел сюда, чтобы спасти вас. С этого момента вы все мои люди, и я сделаю все возможное, чтобы защитить вас. Что касается Вуянь Хуна, этого ублюдка, то я никогда не прощу его.

Когда пленники осознали слова Юэ Чжуна, то они на эмоциях не смогли сдержать слез и, опустившись на землю, начали его благодарить. Если бы Юэ Чжун прибыл немного позже, то все они были бы уже казнены, поэтому сейчас они были безмерно благодарны ему.

Взмахнув мечом, Юэ Чжун разрезал веревки на некоторых пленниках и, освободив, отправил их помогать остальным, избавляя тех от веревок.

— Те из вас, у кого есть силы, — обратился к соотечественникам Юэ Чжун, — Берите оружие и присоединяйтесь ко мне. Прямо сейчас только вы сами сможете защитить себя.

Среди двухсот обессиленных заключенных нашлось лишь два десятка тех, кто смог подойти к трупам 12 вьетнамских солдат и, взяв их оружие, спокойно встать в ожидании приказов Юэ Чжуна. Каждый из них своими глазами видел его беспощадную мощь, и так как у них не было своего лидера, то они подсознательно начали слушать приказы Юэ Чжуна.

— Кто из вас умеет обращаться с оружием? – спросил Юэ Чжун, осмотрев дюжину мужчин с автоматами в руках.

— Я! Меня зовут Ли Гуанго, — хрипло ответил мужчина ростом 1,6 м, с запавшими глазами, бритый и с уверенным взглядом, — Я отставной солдат китайской армии.

— Хорошо, — посмотрев на него, ответил Юэ Чжун, — Я назначаю тебя временным командиром вашего отряда. Вы ответственны за сбор наших товарищей, также вы должны защищать эти позиции и не допустить, чтобы вьетнамцы и дальше запугивали вас. Я пойду уничтожать этих вьетнамских животных, после чего вернусь и выведу вас отсюда.

В настоящее время в городе царил хаос, если на защите китайских пленников никого не будет, то они снова могут пройти через ужасы пыток. Сам Юэ Чжун должен был преследовать солдат Вуянь Хуна, поэтому у него не было времени оставаться здесь.

— Есть! – четко ответил Ли Гуанго.

Услышав ответ, Юэ Чжун немедленно покинул площадь и бросился в погоню за солдатами Вуянь Хуна.

Дислоцированная в этом городе рота насчитывала 150 солдат, во время нападения на город Юэ Чжун смог уничтожить более 80 из них. Ли Сяоли считался опытным офицером, в тот момент, когда он увидел приближение неудержимого Юэ Чжуна, он сразу же отдал приказ об эвакуации. Поэтому оставшиеся элитные солдаты быстро сели в различные армейские БТР-ы и немедленно выехали из города.

Юэ Чжун выбрал спасение китайских пленников, тем самым расходуя ценное время, поэтому к моменту, когда смог добраться до армейского штаба Ли Сяоли, он увидел только несколько уезжающих вдалеке армейских машин.

— Проклятье! Я определенно не позволю вам сбежать, — в глазах Юэ Чжуна вспыхнули безумные огоньки и, активировав «Теневой шаг», он, словно гепард, устремился в погоню за БТР-ами.

После активации своего навыка ловкость Юэ Чжуна достигла 140 пунктов и, разогнавшись до максимальной скорости, он довольно быстро начал догонять армейскую технику. Прикладывая все силы, Юэ Чжун постепенно сокращал дистанцию между ними, и с такой абсурдной скоростью его уже сложно считать человеком, в прежнем мире его назвали бы сверхчеловеком. Конечно, для поддержания такой скорости, сравнимой с гоночным автомобилем, Юэ Чжуну нужно было затрачивать излишнюю выносливость, но с его запасами он мог бы продержаться еще около часа.

— Он вообще человек? Как он может на своих двоих догонять автомобиль? – глядя на догонявшего их врага, в глазах Ли Сяоли снова появилось безмерное удивление и шок. Ему впервые довелось увидеть Эвольвера, способного посоревноваться в скорости с автомобилем, и более того, автомобиль проигрывал это состязание.

Двигаясь на максимальной скорости, Юэ Чжун вскоре настиг крайнюю машину и, указав на нее рукой, выпустил пламенный болид, который в мгновение ока попав в БТР, подорвал его. В объятой пламенем армейской технике заживо сгорело больше десяти солдат. Уничтожив первую машину, Юэ Чжун не остановился, но продолжая вытягивать руку вперед, выпустил еще один огненный шар, который также подорвал и сжег машину, убивая скрывавшихся в ней вьетнамских солдат.

Помимо БТР-ов в этой колонне было пять джипов с установленными на них пулеметами, которые уже начали поливать Юэ Чжуна свинцовым дождем. Солдаты в БТР-ах также не хотели умирать, поэтому высунувшись из машины, стали беспорядочно стрелять по одиночному врагу.

Находясь под огнем бесчисленных пуль, Юэ Чжуну постоянно приходилось уклоняться и маневрировать, из-за чего его скорость, конечно, снизилась. Тем не менее, он не прекратил свой обстрел пламенными шарами. Запуская болиды, он каждым залпом уничтожал один БТР, что приводило к смерти еще десятка бойцов.

— Черт возьми! Приказываю пулеметчикам прикрыть остальных! БТР-ы остановиться! Все солдаты врассыпную и бежать в лес! – Ли Сяоли, видя, как его люди умирали в адском пламени, взвыл от горя. Он, не колеблясь, отдал беспощадный приказ об уничтожении сотен китайцев, но вид собственных братьев, уничтожаемых безумным врагом, заставлял его сердце обливаться кровью.

Пять джипов с пулеметами, даже зная свою судьбу, последовали приказу командира роты и начали блокировать Юэ Чжуна, прикрывая БТР-ы. Огненные болиды, попадая в такие легкие машины, просто разносили их в клочья и буквально превращали солдат в пепел. В то же время два последних БТР-а остановились и порядка тридцати солдат, воспользовавшись временем, выигранным для них пулеметчиками, врассыпную бросились в лес.

Командир роты сразу увидел слабое место Юэ Чжуна – тот был один, поэтому, столкнувшись с разбегающимися в разные стороны солдатами, все, что он успел бы, это убить 7-8 человек, в то время как остальные смогут безопасно сбежать.

— Хм, хотите сбежать? Думаете, это будет так просто? – зло рассмеялся Юэ Чжун, увидев три десятка разбегавшихся вьетнамских солдат, и пронзительно свистнул.

Через мгновение из леса выскочили многочисленные мутировавшие леопардовые кошки, которые бросились в сторону разбегавшихся по одному солдат. Эти вьетнамцы были ветеранами сражений как с людьми, так и монстрами, если бы они имели укрытие и укрепленную оборону, то уничтожение всех мутировавших кошек было бы простым делом. Однако сейчас они ничего этого не имели, и просто не способны были сразиться с такой толпой монстров, поэтому и становились легкой добычей кошек, которые сбивая их на землю, с яростью рвали им глотки.

— Проклятые звери, я так просто не сдамся! – заорал Ли Сяоли, видя, как его элитные бойцы один за другим гибли в когтях и клыках мутировавших кошек. Будучи Энхансером 20-го уровня, он сразу же активировал свой «Скоростной шаг» и остервенело бросился на Юэ Чжуна.

Юэ Чжун не понимал по-вьетнамски, поэтому, увидев кинувшегося к нему человека, лишь в удивлении поднял брови, после чего направив на того револьвер Стингер, взорвал голову Ли Сяоли еще до того, как тот успел к нему приблизиться.

— Убить их всех! Ни одного не оставлять в живых! – яростно оглядывая разбегавшихся солдат, приказал Юэ Чжун Молнии. У него не было даже капли снисхождения к этому вьетнамскому зверью, которое уничтожило огромное количество его соотечественников.

Получив приказ, Молния, у которой естественная жестокость была в крови, обрадовалась и сразу повела своих собратьев на истребление оставшихся солдат, после чего дикие кошки устроили себе пир.

Собрав все брошенное оружие и снаряжение, Юэ Чжун погрузил все в один бронетранспортер и, покинув поляну, усыпанную трупами вьетнамских солдат, вернулся обратно в город. К этому времени весь городок был охвачен хаосом, по приказу Ли Сяоли многие вьетнамские выжившие пытались выбраться и сбежать из захваченного поселения.

Когда Юэ Чжун повел людей бывшего вице-лидера масонов Чжэн Минхэ и китайского пленника Ли Гуанго на покорение города и очистку от нарушителей спокойствия, там осталось всего 200 с лишним китайских пленников и 600 с лишним вьетнамских выживших. После того как они взяли под контроль весь город, Юэ Чжун повел всех людей прочь, причем покидая город, он поджег его, оставляя за собой лишь выжженную землю.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

В городке Чэнъя, базовом городе Великой Вьетнамской Империи, самая роскошная вилла вскоре после начала апокалипсиса была преобразована в командный штаб всей империи, именно отсюда выдавались все приказы и распоряжения.

В данный момент в одном из роскошных конференц-залов молодой человек 27 лет с крепким телом, четкими чертами лица и длинными до плеч волосами яростно смотрел на другого мужчину среднего возраста, стоявшего на коленях перед ним:

— Что?! Три батальона уничтожены Китайской Ассоциацией? Как это возможно? Откуда у них такая мощь? Это действительно так, Сун Вэйюнь?

— Это правда, мой повелитель! – пребывая в холодном поту, Сун Вэйюнь не осмелился затягивать с ответом, — Из докладов солдат, сумевших уйти живыми: они попали в засаду Энхансера, который может командовать целой толпой мутировавших животных, там даже был мутировавший монстр 2-го типа.

Молодой человек с разгневанным взором был лидером Великой Вьетнамской Империи – Вуянь Хуном. Он только что вернулся из леса, где охотился на мутировавших зверей, и тут же получил известие о гибели трех своих батальонов, что привело его в ярость.


Предыдущая | Следующая