Глава 338. Бойня

Предыдущая | Следующая


Тем не менее, Юэ Чжун уже мысленно подготовил себя, один взвод элитных солдат не будет для него проблемой. Достав из своего кольца второй комплект брони из шкуры Свирепого кабана 2-го типа, он облачился в него и стремительно побежал в сторону маленького городка.

«Снайперы», — только показавшись на открытом пространстве, Юэ Чжун сразу же почувствовал семь или восемь направленных на него прицелов, а с такого расстояния целиться могли только снайперы. Правда, при текущей скорости движения Юэ Чжуна и с такой дистанции они не смогут попасть в него.

Если кто-то хочет поразить такого быстрого Энхансера, как Юэ Чжун, то он должен обладать, как минимум, навыком 3 уровня «Снайперская подготовка», в противном случае обычному снайперу было бы чрезвычайно трудно поймать на мушку такую цель.

Уже через несколько мгновений Юэ Чжун оказался в 200 метрах от города, поэтому из различных огневых точек и оборонительных сооружений в него полетел свинцовый град пуль. Было несколько вспышек выстрелов из тяжелых орудий, густой дождь из разных снарядов обрушился на него.

Перед лицом такой огневой мощи, если бы не броня из шкуры зверя 2-го типа, которая была способна выдержать эти выстрелы, Юэ Чжун бы не выжил. Если он отправил бы в нападение на город младших собратьев Молнии, то такой дождь сумел бы полностью их уничтожить.

Попав под такой обстрел, Юэ Чжун активировал «Теневой шаг» и, постоянно мелькая то тут, то там, не оставался на одном месте. 200-метровое пространство перед городом не имело совершенно никаких укрытий, поэтому если он хотел приблизиться к городу, то ему необходимо было двигаться именно под таким огнем.

У защитников города не было недостатка в тяжелых 12,7-мм пулеметах и боеприпасов к ним, которые хоть и не могли причинить вреда Юэ Чжуну, все еще могли вызвать у него какие-то травмы. В конце концов, прочность его тела не настолько высока, как у брони из шкуры кабана 2-го типа.

Уклоняясь от пуль, Юэ Чжун постоянно осматривал оборонительные укрепления, принимая во внимание все детали, например, такие как огневые точки. После осмотра он создал десять шаров дьявольского пламени и запустил их в десять различных мест. При ударе каждый шар взорвался с громким грохотом, десять огневых точек вспыхнули сильным пламенем, в котором сгорели заживо три десятка элитных солдат Вуянь Хуна. Страшное дьявольское пламя, которое плавило даже оружие, добавило разрушительной силы к произошедшим взрывам. Всего за одну минуту взвод элитных солдат был уничтожен одним движением Юэ Чжуна, который, конечно, вложил в это пламя 20 дополнительных пунктов Духа.

Такой результат возможен лишь при наличии «Дьявольского пламени», которое было улучшено уже три раза, а также при высоких показателях всех шести характеристик, то есть подобное мог сделать только кто-то вроде Юэ Чжуна. Например, такой Энхансер, как Вэй Нинго, обладавший навыком «Управление огнем», мог в лучшем случае вызвать восемь огненных шаров, но, чтобы причинить такой же ущерб, ему нужно было бы вложить 40 пунктов Духа, другими словами, ради одной мощной атаки ему необходимо будет вложить весь свой запас Духа.

После уничтожения этих десяти оборонительных точек, 80% огневой мощи защитников города было нейтрализовано. Ощутив это, глаза Юэ Чжуна вспыхнули довольством и, достав из-за спины автомат «Тип 05», он бросился прямиком к городу.

Потеря десяти точек никак не сказалась на восьми снайперах, скрывавшихся на крышах в пределах города, которые продолжали стрельбу по одиночной цели. Тем не менее, даже будучи элитными снайперами, уверенными в своих силах, они просто не могли попасть в Юэ Чжуна, который двигался с нереальной скоростью, все пули попадали лишь в его тень, даже не задевая одежды.

Остальные войска, видя неумолимое приближение врага, начали быстро и организованно отступать ко второй линии обороны. В то же время несколько минометных расчетов начали вести огонь по Юэ Чжуну, из-за чего вокруг него стали раздаваться бесчисленные взрывы.

В ответ на это Юэ Чжун создал еще несколько шаров своего пламени и, запустив их в укрепления, откуда до сих пор вели огонь, взорвал их к чертовой матери, в результате чего многочисленные вьетнамские солдаты гибли и сгорали заживо. Вскоре уже по всему городу начались пожары, в которых один за другим гибли элитные солдаты Вуянь Хуна.

Когда командир роты Ли Сяоли увидел, что противник, несмотря на все их атаки, приближается к ним, постоянно убивая солдат, на его лице возникло шокированное выражение:

— Ужасно! Кто этот чертов парень? Он похож на Эвольвера с императорской мощью, нашими силами мы не сможем с ним справиться.

— Командир! – подбежал к нему один из младших офицеров, — Что нам делать? Мы потеряли уже половину нашей роты.

— Эвакуируемся! – со стальным выражением лица, приказал Ли Сяоли, — Передай мой приказ, что все должны начать эвакуацию, и все выжившие пусть бегут из города прямо сейчас! – после чего хладнокровно добавил, — Но перед этим убить всех китайских рабов!

В таких тяжелых условиях командир роты не мог обеспечить безопасную эвакуацию всем вьетнамским выжившим, не говоря уже о китайцах, к которым он относился как к грязным животным. Каждый китаец на территории Вуянь Хуна подвергался пыткам и мучениям, поэтому если они смогут сбежать, то они определенно станут самыми безжалостными врагами. Ли Сяоли был жестоким человеком, естественно, он не мог допустить такого развития событий.

— А что насчет китайских женщин, их тоже всех убить, да? – с некоторым колебанием спросил офицер.

В их маленьком городке был ряд красивых китаянок, которых главный штаб отправил к ним в награду. Младший офицер не хотел убивать женщин, с которыми еще не поигрался.

— Убить всех! – рявкнул командир роты.

— Так точно! – быстро ответил офицер и, видя гнев своего командира, поспешил ретироваться. Быстро добравшись до камер содержания китайских рабов, офицер передал приказ Ли Сяоли вьетнамским солдатам, стоявшим на страже тюрьмы.

Вскоре дверь в тюрьму открылась, и многочисленные китайские выжившие, понукаемые тюремщиками, начали выходить наружу. Их одежды уже давно были разорваны в клочья, лица лишены выражений и цвета, а тела испускали неприятное зловоние. Войска Вуянь Хуна использовали этих пленников в качестве рабов на строительстве укреплений и защитных сооружений, давая им при этом наихудшую еду, поэтому у тех не было никаких сил, и двигались они как зомби.

— Быстрее! Китайские собаки, выходите быстрее! – яростно крикнул надзиратель, ударив подвернувшегося пленника по голове, из-за чего тот бессильно рухнул на пол. – Черт возьми! Проклятое дерьмо, исчезни! – выругался вьетнамец и, быстро наведя на упавшего оружие, застрелил его.

Став свидетелями этого, в глазах остальных пленников вспыхнул страх, они не осмеливались сделать что-нибудь, так как таких убили уже давно. Китайские выжившие быстро были доставлены на площадь, на которой уже было установлено три пулемета, и стояла дюжина вьетнамских солдат.

Когда китайцы собрались на площади, командир взвода, отвечавший за расстрел, выкрикнул:

— Открыть огонь!

В одно мгновение три пулемета открыли шквальный огонь, который дождем пуль начал превращать пленных в решето, а свежая кровь стала обильно орошать землю.

— Не убивайте! Я хочу жить!

— Пожалуйста, не убивайте!

— …

Когда китайцы в дальней части увидели расстрел, они в ужасе встали на колени и стали молить о пощаде.

— Вы слишком шумные для китайских отбросов. Заткнитесь! – мольбы пленников привели в бешенство вьетнамских солдат, поэтому с мрачными выражениями лиц они достали свои пистолеты и начали стрелять в особо громких китайцев. Под нестройные выстрелы эти пленные также были казнены.

Видя подобную суровую сцену, все китайские пленники поняли, что все бесполезно, поэтому на их лицах можно было видеть опустошенность, некоторые просто рыдали молча, ожидая очередной залп расстрельной команды.

— Эти проклятые свиньи должны быть убиты, — выругался вьетнамский командир, и уже собирался отдать новый приказ, как вдруг его оборвали.

— Чертовы вьетнамские животные, это вы, кто должен умереть! – прорычал Юэ Чжун голосом, пробирающим до костей и, подняв свой Стингер, выстрелил в командира взвода. С хлопком голова вьетнамца, который собирался отдать приказ, взорвалась, брызги крови и мозгов разлетелись далеко вокруг.

— Убейте его!

— Убейте этого демона!

— …

Увидев чужака, вьетнамские солдаты в смятении начали в него стрелять.

— Вы можете только сдохнуть, звери!  — глаза Юэ Чжуна сверкнули безжалостным огнем, когда он, активировав «Дьявольское пламя», создал 11 маленьких пламенных шаров и запустил их в оставшихся вьетнамских солдат, чуть ли не мгновенно охватывая их пламенем.

— А-а-а!

— Спасите!

— Больно!

Треск сжигаемой плоти и крови только начал раздаваться, как солдаты начали выть от боли. Те солдаты, кто не погиб сразу, еще несколько секунд кричали от мучительной боли, пока окончательно не сгорели. Медленное сгорание заживо один из самых жестоких способов наказания, а Юэ Чжун за последние время значительно усилил контроль своего пламени, поэтому теперь мог контролировать его выходную мощность. Сейчас он специально уменьшил силу огня, чтобы заставить солдат мучиться и страдать от боли.

— Рассадник нелюдей! Вуянь Хун, проклятый зверь! И все его солдаты, такие же ублюдки, просто не заслуживают жизни! – даже после уничтожения команды расстрела Юэ Чжун не смог сдержать свою ярость и гнев, когда увидел многочисленные трупы соотечественников, которые уже были казнены.


Предыдущая | Следующая