Глава 334. Обратный отсчет

Предыдущая | Следующая


— Я сдаюсь и готов сражаться против Вуянь Хуна вместе с вами! — быстро принял решение Чжэн Минхэ. Он до смерти ненавидел вьетнамцев, так как каждый член его семьи был ими замучен и убит. Он присоединился к масонам только потому, что не смог присоединиться к Китайской Ассоциации из-за своей одержимости местью. Теперь же, услышав ультиматум Юэ Чжуна, он решил принять его сторону и помочь ему в войне с общим врагом.

— А вы что скажете? — посмотрев на Чжэн Минхэ, Юэ Чжун перевел взгляд на остальных четверых старейшин.

В то же время собравшиеся бойцы масонов, услышав выстрелы из конференц-зала, немедленно направились туда и даже попытались штурмовать. Однако Чжан Шувэнь, направив в их сторону пистолет, сделал несколько предупредительных выстрелов, и так как он хорошо владел оружием, каждый его выстрел был точен, что резко охладило пыл солдат.

— Скажи им сдаться, — приказал Юэ Чжун, направив свой Стингер на одного из старейшин.

— Юэ Чжун, это я тебе предлагаю сдаться. У нас здесь более сотни верных братьев, никто из них не признает вас. У тебя же всего 5 человек, даже если ты убьешь нас, остальные просто не оставят тебе не малейшего шанса, – гордо ответил старейшина.

— Какой отважный герой. Умри! — Юэ Чжун хладнокровно спустил курок.

Прозвучал выстрел, и мозги старейшины расплескались на тела Пэн Лингбо и Чэнь Либана. Стингер был очень мощным оружием, его сила была даже выше, чем у 25-мм пушки ZPT-90, поэтому одного выстрела хватало, чтобы разнести голову человека.

— Для меня сотня воинов – ничто, — громко продолжил Юэ Чжун, направив оружие на другого старейшину, — Только вчера я уничтожил три батальона Вуянь Хуна, а там было более 800 солдат. Убить еще сотню – для меня не большая проблема. Даже учитывая, что вы китайцы, если вы станете моими врагами, то я не проявлю милосердия. Вы сдаетесь или нет?

Услышав его слова, глаза членов фракции масонов в шоке расширились, они поверить не могли, что Юэ Чжун в одиночку уничтожил три батальона.

— Это правда! – уверенно выступил Ху Янь, — Юэ Чжун может управлять мутировавшими животными, поэтому вам лучше сдаться.

Ху Янь, конечно, не ожидал, что Юэ Чжун проявит такую жестокость, без тени сомнения убив лидера масонов. Однако, поскольку стрела уже сорвалась с тетивы, ему придется поддерживать Юэ Чжуна, иначе масоны попробуют атаковать, и тогда они могут понести потери.

— Я сдаюсь, не убивай меня! – воскликнул старейшина.

В тот момент, когда старейшина сдался, Юэ Чжун перевел Стингер на другого старейшину. Под угрозой смерти все остальные также склонили головы, признавая свое поражение. Конечно, они восстанут, как только им представиться такая возможность. Однако Юэ Чжун, похоже, не переживал по этому поводу, и вместо этого сказал Чжэн Минхэ и остальным:

— Прикажите солдатам отступить.

Чжэн Минхэ сразу же вышел наружу и громко закричал:

— Это я, Чжэн Минхэ, немедленно остановитесь! Я приказываю вам прекратить атаку.

— Это вице-лидер!

— …

Услышав команду Чжэн Минхэ, солдаты растерялись. Они не знали, что делать, но все же остановились. Начальник безопасности, Цай Хэнбо, мрачно посмотрев на Чжэн Минхэ, прокричал в сторону конференц-зала:

— Ну и что, что ты заместитель лидера? Мы будем слушаться только лидера! Те, кто внутри зала, слушайте. Пусть лидер выйдет и прикажет нам остановиться, иначе мы вас всех убьем!

Юэ Чжун вышел из зала и, направив Стингер на Цай Хэнбо, выстрелил, а затем спокойно обратился к остальным:

— Я убил вашего лидера! Его помощник и остальные старейшины сдались. Вам всем тоже лучше сдаться, и тогда у вас будет шанс пережить сегодняшний день, потому что, если вы продолжите сопротивляться, я убью каждого из вас. Ваши жены и дети будут рассматриваться в качестве рабов, и будут принадлежать победителям. Капитуляция или смерть, выбирать вам.

— Убейте его! Он один, мы должны убить его и отомстить за нашего лидера! — громко закричал один из соратников лидера Пэн Лингбо.

Солдаты масонов замешкались, некоторые начали стрелять в Юэ Чжуна, а некоторые предпочли спрятаться и не участвовать в том, что происходило. Тем не менее, в сторону Юэ Чжуна летело бесчисленное количество пуль, нахмурившись на это, он исчез из того места, где находился, и издал пронзительный свист.

В ближайшем лесу Молния, услышав зов Юэ Чжуна, ответила своим рыком и бросилась в сторону города масонов, ведя за собой сотню обычных мутировавших леопардовых кошек. Эти звери отличались своей неимоверной скоростью, поэтому довольно скоро они окружили весь городок, в то время как сама Молния метнулась внутрь.

— Мутировавшие звери! В атаку!

— …

Когда воины масонов увидели Молнию, их лица перекосило от ужаса, и они панически закричали. Почти все оружие направились теперь против нее. Однако скорость Молнии была невероятно высокой, она не только с легкостью уклонялась от выстрелов, но и в каждом прыжке убивала человека.

Молния убила только четверых или пятерых солдат, как остальные начали терять боевой дух и обращаться в бегство. Они были просто толпой неподготовленных солдат, которые не могли сравнивать себя даже с бойцами Китайской Ассоциации. Естественно, они были неспособны противостоять мутировавшему зверю 2-го типа.

Буквально за минуту, Молния промчалась через толпу масонов и небрежно лишила голов еще нескольких солдат.

— Мутировавший Зверь!

— Мутировавшая леопардовая кошка 2-го типа…

— …

Увидев Молнию те, кто стрелял в Юэ Чжуна, также обратили свое оружие против нее.

Мутировавшие Звери 2-го типа не так часто появлялись в этих землях, но каждое их появление неизменно сеяло море крови и ужаса. Один такой зверь мог с легкостью убить эту кучку масонов. Даже такой сильной армии, как войска Вуянь Хуна, необходимо было хорошо подготовиться, чтобы уничтожить хотя бы одного такого монстра, и тем не менее, они потеряли бы многих людей.

Молния ловко уворачивалась от дождя пуль, изящно изгибая свое тело. Она пробегала мимо солдат, и каждое ее прикосновение несло за собой смерть, никто не мог сдержать или остановить ее

— Какой страшный зверь! — видя, как Молния бесстрашно расправляется с солдатами, все были до ужаса напуганы. Чжэн Минхэ инстинктивно коснулся своей шеи, в то время как его сердце наполнялось ужасом. Хоть он и был Энхансером 27-го уровня, при виде Молнии он четко понимал, что не продержится против нее и секунды.

— Я сдаюсь! Не убивайте меня, я сдаюсь! — некоторые солдаты окончательно потеряли боевой дух и желание сражаться, отбрасывая свое оружие, они падали на колени и начинали умолять.

Мутировавшая леопардовая кошка 2-го типа продолжала элегантно убивать только тех, кто сопротивлялся, в то время как остальные, которые сдались или изначально не сопротивлялись, были оставлены в живых. Только теперь солдаты поняли, что кто-то управлял этим монстром.

После того как ее приручил Юэ Чжун, Молния приобрела определенный разум, поэтому и не трогала солдат, которые сдались, оставив их в покое, и продолжала убивать только тех, кто атаковал ее. В скором времени площадь была усыпана мертвыми телами масонов.

Чжэн Минхэ вместе с тремя старейшинами стали свидетелями этой ужасной сцены, никто из них больше не осмеливался сомневаться в словах Юэ Чжуна. Когда последние сопротивлявшиеся солдаты были убиты, остальные покорно сдались и не предпринимали никаких действий.

Следом за этим 100 солдат Юэ Чжуна, взятых на время у Китайской Ассоциации, на своей технике въехали в городок и начали брать под арест различных выживших. Юэ Чжун разделил 113 выживших масонов на пять взводов, и передал их под командование Чжэн Минхэ, Вей Нинго и трех сдавшихся старейшин: И Шуйсюна, Чжоу Дали и Нин Чэншуя.

Ху Янь, Чжан Шувэнь и Чжэн Цзян также были достойными и сильными людьми, но они принадлежали к Китайской Ассоциации и, естественно, Юэ Чжун не мог доверить им свои войска. В каждом взводе помимо китайцев также было по несколько вьетнамцев, которых отобрал Юэ Чжун.

Что же касается семей бывшего лидера Пэн Лингбо, бывшего старейшины Чэнь Либана и тех, кто решил атаковать Юэ Чжуна, то все мужчины были сосланы в штрафбат, а женщины отправлены в женский лагерь, где и должны были ждать дальнейших указаний.

Разобравшись с этим, Юэ Чжун собрал всех жителей этого маленького города. Здесь проживало 600 выживших, 400 из которых были вьетнамцами, и сейчас эти вьетнамцы со страхом в глазах смотрели на трибуну, на которой стоял Юэ Чжун.

Вуянь Хун открыто пропагандировал геноцид китайцев, поэтому теперь все эксперты-китайцы были в ярости. Многих из них не волновало, правильно это было или нет, но увидев вьетнамцев, они убивали их без зазрения совести. В результате этого, оба народа очень сильно ненавидели друг друга, поэтому 400 выживших вьетнамцев боялись, что Юэ Чжун прикажет просто убить их.

Чжэн Минхэ, Вей Нинго, И Шуйсюн, Чжоу Дали и Нин Чэншуй также смотрели на Юэ Чжуна, и большинство из них имело странное выражение в глазах. Кроме Вэй Нинго, остальные были теми, кто только что сдались и по-прежнему не доверяли Юэ Чжуну, что и отражалось в их глазах. Они просто боялись Юэ Чжуна и его мутировавших зверей, как-никак сердцу не прикажешь, поэтому они и решили, что пока лучше припрятать свои мысли.

— Я — Юэ Чжун! — обратился Юэ Чжун к толпе, — Я захватил фракцию масонов, и теперь вы все будете моими людьми. Мне не важно, кто вы — вьетнамцы или китайцы – но вы все будете слушать меня. Если вы последуете за мной, то я дам вам еду, достоинство и славную победу!


Предыдущая | Следующая