Глава 332. Поединок

Предыдущая | Следующая


Арена была слишком маленькой. При спарринге в таком месте преимущество получали специалисты ближнего боя. Что касается призывателей, магов и Энхансеров, обладавших специальными способностями, то они оказывались в проигрышной ситуации. Например, эксперт, обладавший навыком «Снайперская подготовка», может уложить специалиста по ближнему бою с двух километров, но на этой арене потребуется всего лишь секунда, чтобы они поменялись ролями.

Шу Вэньянь и Ван Синчунь признавали способности Юэ Чжуна, но не думали, что у Юэ Чжуна есть шанс выстоять против Ху Яна. Затем председатель поинтересовался у другого своего заместителя:

— Чу Ху, а ты что думаешь?

Чу Ху тоже был одним из первых лиц в Китайской Ассоциации и обладал опытом и чуткостью, способной раскрывать потенциал. Немного подумав, он сказал со странным блеском в глазах:

— Я чувствую, что, скорее всего, победит Юэ Чжун.

Шу Вэньянь слегка нахмурился на это, но все же оставил свои мысли при себе. Вокруг арены собралось уже множество людей, чьи глаза были устремлены на двух бойцов.

— Берегись, Юэ Чжун! – прорычал Ху Янь со странным блеском в глазах и начал приближаться к Юэ Чжуну странными движениями. Первоначально Ху Янь обладал потрясающей скоростью в 70 пунктов, но благодаря своим необычным шагам, он неожиданно, подобно молнии среди ясного неба, возник прямо перед противником, злобно протягивая руки к Юэ Чжуну.

Ху Янь обладал быстрой и решительной, можно сказать, нечеловеческой, скоростью. Как только он кого-то захватывал, он мог вывихнуть суставы человеку, просто усилив давление на него. Даже президент Шу Вэньянь, столкнувшись с таким приемом, вынужден был бы признать свое поражение.

Однако, как только Ху Янь возник перед Юэ Чжуном, тот, сверкнув глазами, активировал свой навык «Искусство страха», и мощнейшая духовная атака обрушилась на его противника. В этот момент Ху Янь почувствовал, будто бы попал в ад: бесчисленные волны жара поднимались от земли, кипящее масло брызгало на его тело, покрывая кожу многочисленными ожогами.

— Это иллюзия! —  Ху Янь тоже был стойким воином, имевшим за плечами опыт бесчисленных сражений, поэтому, невзирая на боль, сохранил спокойствие. Прикусив язык и цепляясь за эту боль, он вырвался из-под власти иллюзии.

— Ты проиграл.

Открыв глаза, Ху Янь услышал холодный голос Юэ Чжуна, чьи руки сжимали его шею. Как только Юэ Чжун надавит сильнее, Ху Янь тут же лишится возможности дышать.

— Я признаю поражение, – проговорил Ху Янь, не веря в то, что случилось. Если бы это было сражение не на жизнь, а на смерть, то сейчас он был бы уже мертв. И хотя он любил сражаться, он не был сорвиголовой, который не знает, когда нужно остановиться. Если бы он настаивал на продолжении схватки, его положение стало бы только хуже.

Все присутствующие эксперты видели, как Ху Янь мчался в сторону Юэ Чжуна и почти уже схватил его, когда вдруг остановился и позволил Юэ Чжуну взять себя за горло. С учетом способностей Ху Яня, он должен был легко уклониться от движения Юэ Чжуна и перейти в контратаку, однако никто не ожидал, что тот замрет на месте и не окажет никакого сопротивления, повергнув всех зрителей в шок.

— Какая мощь!

— Действительно пугающе. Кто знает, сколько еще у него тузов в рукаве!

— …

Все эксперты Китайской Ассоциации испытали шок, когда увидели, что Ху Янь так просто сдался Юэ Чжуну. Как-никак первый славился среди них своим навыком ближнего боя, который был улучшен уже три раза. Теперь же, когда он проиграл Юэ Чжуну, их страх и восхищение перед силой Юэ Чжуна значительно возросли.

Как оказалось, Юэ Чжун мог не только управлять мутировавшими монстрами, но и его собственные боевые навыки были такими же пугающими. Его просто невозможно было остановить. Шу Вэньянь посмотрел на Юэ Чжуна долгим взглядом, и его глаза выражали сожаление. Если бы он смог завербовать такого эксперта, то Китайская Ассоциация стала бы раза в три сильнее.

— Я признаю свое поражение! – выкрикнул Ху Янь с некоторым унынием в голосе, — С настоящего момента Чжан Шувэнь и я будем подчиняться тебе в течение месяца.

— Хорошо, – Юэ Чжун слегка кивнул.

На ближайший месяц у него будет четыре Энхансера с уровнем выше 30-го, включая Пэн Цзиньюна и Вэй Нинго, а также 100 солдат Китайской Ассоциации. Это была значительная по численности сила, и Юэ Чжун мог использовать ее, чтобы наносить удары по Вуянь Хуну. А через месяц Ган Тао уже должен будет завершить подготовку группы солдат в ходе тяжелых сражений против зомби и, к тому времени Юэ Чжун будет уже не одинок в своей битве с лидером вьетнамцев Вуянь Хуном.

После победы над Ху Яном Юэ Чжун привел нового раба и Вэй Нинго обратно к месту своего пребывания. Несмотря на то, что он был почетным гостем Китайской Ассоциации, в этом лесу ему досталась только пещера в горе, в которой была каменная кровать и несколько незамысловатых бытовых приспособлений, а на каменной постели в качестве матраса лежал слой соломы. По сравнению с остальными, это считалось исключительно гостеприимным обхождением, так как обычные выжившие могли рассчитывать только на место в куче травы, не многим предоставлялась каменная кровать.

Как только они покинули город и отправились в лес, люди столкнулись с массой неудобств. Конечно, сейчас лес был гораздо безопаснее, чем город, но при равных условиях, выжившие предпочли бы вернуться в город и поспать.

— Сначала прими ванну и помойся, прежде чем снова попадешься мне на глаза, – Юэ Чжун нахмурился, взглянув на ребенка, похожего на оборванца.

— Слушаюсь! Конечно, господин, – неудачливый воришка слегка затравленно посмотрел на Юэ Чжуна, после чего, направившись к предназначенным для мытья ведрам с водой, начал мыться. В это время Юэ Чжун внимательно посмотрел на Вэй Нинго и потребовал:

— Рассказывай все, что знаешь о Вуянь Хуне и его армии.

— Да, сэр! — с уважением ответил Вэй Нинго, — Я расскажу вам все, что знаю.

Как-никак Вэй Нинго входил в элитный батальон Волчий клык и знал гораздо больше, чем большинство обычных солдат. На базе Юэ Чжуна также находилась красивая змея Ли Бинъянь, однако он не знал, можно ли доверять ее сведениям. Что касается информации известной Вутань Туну, показавшему Юэ Чжуну местоположение авангардного лагеря, то ее нельзя было даже сравнивать с объемом знаний, которыми обладал Вэй Нинго.

— Господин, я закончила, – послышался звонкий голосок откуда-то сбоку, как раз в то время, когда Вэй Нинго во всех подробностях объяснял ситуацию.

Обернувшись, Юэ Чжун увидел перед собой маленькую миниатюрную девочку с пышными волосами, изысканными чертами лица и слегка желтоватой кожей. Слегка пораженный, он спросил:

— Как тебя зовут? И сколько тебе лет?

Юэ Чжун и представить себе не мог, что этот грязный маленький воришка, у которого хватило ума пытаться обокрасть его, окажется симпатичной маленькой девочкой.

— Меня зовут Мин Цзяцзя! В этом году мне 12 лет, а в декабре будет 13. Мои родители китайцы, я говорю по-вьетнамски и умею читать. Я могу стирать, готовить и делать массаж. Начиная с сегодняшнего дня, я буду вашей рабой. Я буду послушной. Что бы от меня не потребовалось, я приложу максимум усилий, – Мин Цзяцзя покорно рассказывала о том, какую пользу может принести.

В этом мире от тех, кто не представлял никакой ценности, быстро избавлялись. Мин Цзяцзя четко понимала правила нового мира. Даже под руководством Шу Вэньяна мир по-прежнему оставался жестоким местом. Закон джунглей мог отойти на второй план только с установлением главенства нового справедливого порядка и введение в действие новых систем и законов.

— Мин Цзяцзя, – поколебавшись, Юэ Чжун мягко сказал, — Я отменяю твой статус раба и позволяю тебе вернуться назад. Что скажешь?

Мин Цзяцзя была всего лишь маленькой девочкой, не обладавшей никакой боевой мощью. Ее нельзя было использовать с пользой для дела, а с учетом отсутствия постоянного места жительства, необходимость перевозить ее с места на место создаст ему дополнительные проблемы. Юэ Чжун взял ее к себе, потому что не хотел убивать без причины.

Постепенно Юэ Чжун превращался в решительного и безжалостного лидера. Он был тем, кто не пощадит своих врагов, кем бы они ни были, но и зверем, убивавшим без причины, он не был. Юэ Чжун не мог допустить, чтобы столь короткая жизнь закончилась прямо на его глазах.

— Господин! — Мин Цзяцзя сразу же задрожала и, бросившись перед Юэ Чжуном на колени, со слезами на глазах взмолилась, — Что Цзяцзя сделала не так? Пожалуйста, не прогоняйте Цзяцзя! Если Цзяцзя уйдет от хозяина, она погибнет! Пожалуйста, пожалуйста, хозяин, позвольте Цзяцзя остаться! Цзяцзя сделает все, чтобы служить вам!

Юэ Чжун дал ей лепешку и молоко, поэтому она не хотела оставлять такого щедрого хозяина. Практически любой в Китайской Ассоциации станет драться за такую лепешку столь ожесточенно, что, случалось, людей забивали до смерти.

Посмотрев на вызывавшую жалость девочку, взгляд Юэ Чжуна потеплел:

— Ладно, ладно, с настоящего момента ты будешь моей служанкой и секретарем. Подойди сюда.

— Спасибо, хозяин, – рыдая, поблагодарила его Мин Цзяцзя, прежде чем запрыгнуть на каменную кровать и начать массировать ему ноги.

Вэй Нинго, посмотрев на них, с почтением удалился:

— Сэр, я пойду!

В эти пост-апокалиптические времена, когда прежний порядок был разрушен, появилось множество типов людей. И Вэй Нинго тактично не хотел вмешиваться в дела и намерения Юэ Чжуна, однако тот потерял дар речи, когда понял, что Вэй Нинго имел в виду, но не найдя слов, чтобы все объяснить, просто махнул рукой, отпуская его.

 

Фракция масонов очень сильно отличалась от исторического масонского движения. Это была всего лишь одна из мелких китайских фракций на территории Вьетнама и лидера, возглавлявшего ее в настоящее время, звали Пэн Линбо, являвшимся Энхансером 25-го уровня. Контролируя небольшой поселок, находившийся между городами Лангшон и Гаопин, он имел в подчинении более сотни китайских выживших и еще 300 вьетнамцев и, правя ими единолично, наслаждался своим образом жизни.


Предыдущая | Следующая