Глава 322. Налет

Предыдущая | Следующая


— Кто ты такой? — как только Пэн Цзиньюн привел Юэ Чжуна к зданию городского правительства, четыре женщины с оружием наперевес преградили им путь и холодно спросили.

— Это босс Юэ, он тот человек, который спас нас прошлой ночью! Он друг мисс Чэнь Яо! – выступив вперед, заявил Пэн Цзиньюн.

Этих женщин спасла лично Чэнь Яо, поэтому они не видели Юэ Чжуна.

— Огромное спасибо, босс Юэ, за то, что спасли нас! — четыре вооруженных женщины посмотрели на Юэ Чжуна, и слезы благодарности заблестели в их глазах, когда они опускались на землю и выражали свою признательность низким поклоном. Если бы Юэ Чжун не предпринял действий, то их запытали бы до смерти, не оставив им ни капли достоинства.

— Встаньте! — мягко приказал Юэ Чжун, — Я сделал то, что должен был!

Только тогда женщины поднялись, а Юэ Чжун позволил Пэн Цзиньюну провести себя в здание. Две из четырех женщин последовали за ними, просто на случай, если он окажется не тем, за кого себя выдает и попробует обидеть Чэнь Яо.

— Юэ Чжун, ты вернулся! — Чэнь Яо как раз распределяла обязанности среди нескольких женщин, но при виде Юэ Чжуна взвизгнула от восторга.

Чэнь Яо пребывала в состоянии стресса, пытаясь привести дела в порядок. В этом городе вьетнамцев насчитывалось более 2600 человек. Не-вьетнамцев же было немногим больше 400, большинство из которых прошли через пытки и мучения, из-за чего их тела и души пострадали, и сейчас им требовалось время на восстановление. Если 2600 вьетнамцам придет в голову поднять бунт, то подавить его только с 400 слабыми не-вьетнамцами будет сложно. Кроме этого, Чэнь Яо постоянно должна была беспокоиться о потенциальной угрозе со стороны отрядов врага или же мутировавших зверей. К тому же на ней также было распределение пищи среди выживших. Все это не давало ей покоя.

Будучи временным лидером, Чэнь Яо выяснила, что ей нужно решить множество вопросов за короткое время. Она наконец-то поняла тяжесть Юэ Чжуна, которому приходилось в одиночку нести весь этот груз на себе.

Видя радостное выражение Чэнь Яо, женщины в комнате пристально вгляделись в Юэ Чжуна, сохраняя в памяти черты лица человека, спасшего им жизни, после чего тактично покинули комнату.

— Чэнь Яо! Отличная работа! Кажется, у тебя весь город под контролем, — слегка улыбаясь, Юэ Чжун подошел к дивану рядом с Чэнь Яо и, сев, похвалил ее. Не каждый смог бы использовать небольшие силы, чтобы подчинить целый город. Девушке же удалось это без лишнего шума, что показывало, насколько способной она была.

Чэнь Яо, посмотрев на Юэ Чжуна, мило улыбнулась ему и, сев рядом с ним, рассказала о том, как справлялась с делами. После того как Юэ Чжун уехал, она быстро расставила тех выживших, которые могли двигаться и сражаться, чтобы контролировать важные места города. В то же время она собрала вокруг себя женщин, с которыми вьетнамцы обращались как с игрушками, и раздала им оружие. Хоть с ними и обращались как со шлюхами, они могли, по крайней мере, прилично есть, благодаря чему их слабым телам хватило бы сил для возможного боя.

С 22-мя выжившими женщинами с оружием в руках, которые патрулировали город, вьетнамцы были под контролем. Чэнь Яо также ввела военное положение, приказав стрелять в каждого, кто выйдет на улицу, поэтому все вьетнамцы вынуждены были сидеть дома, тем самым, она не дала им возможности договориться между собой.

После принятия различных мер Чэнь Яо могла считать, что город был под ее полным контролем. Все-таки это был Северный Вьетнам, где последняя китайско-вьетнамская война прошла лишь 30 лет назад. Даже теперь многие люди здесь были полны ненависти к китайцам. В этом районе, будучи китаянкой, оступись Чэнь Яо, и она столкнулась бы с яростью вьетнамцев.

В то время когда Вьетнам сражался против Франции и Америки во время Вьетнамской войны, китайцы затягивали пояса и слали помощь на общую сумму более 20 миллиардов юаней, а также добровольцев, которые помогли в боях и улучшали отношения между офицерами и бойцами. Но сегодня все это было забыто. Конечно, южная часть Вьетнама, которую не коснулась война, была другой, вьетнамцы там находились в более добрых отношениях с китайцами.

После дня отдыха те, кто поел мясо 2-го типа, быстро шли на поправку и уже могли участвовать в боях, возникни такая необходимость. Конечно, основываясь на их текущем состоянии, было бы глупостью надеяться, что они смогут участвовать в длительном бою.

— Что мы теперь будем делать, Юэ Чжун? — в глазах Чэнь Яо мелькнуло беспокойство, когда она сосредоточенно посмотрела на него.

Ситуация не сулила им ничего хорошего. Не только потому, что они были на незнакомой территории, но они находились на территории Северного Вьетнама, где люди воспринимали китайцев как врагов. Это создавало определенные трудности для них, например, они не смогут организовать отряды, которым можно было бы доверять. Кроме того, многие выжившие не захотят признать Юэ Чжуна, так как он был китайцем. К тому же, их теперешнее положение было слишком близким к городу Чэнъя, базе Великой Вьетнамской Империи. Расстояние составляло всего 60 км и, как только противник отправит 3 батальона, группа Юэ Чжуна будет сметена с лица земли.

— Быстро организуй всех, мы выдвигаемся в сторону большого города Лангшон, — ответил Юэ Чжун тяжелым голосом.

Все, что они могли сделать, это забрать все нужное и уходить, кроме того, путь к Лангшону пролегал через леса и джунгли, которые кишели свирепыми мутировавшими монстрами, и городами, заполоненными зомби, так как все более-менее безопасные пути были под контролем Вуянь Хуна. Если бы Юэ Чжун попробовал победить его отряды силами, которыми сейчас располагал, то эта попытка обрекла бы всех их на смерть.

— Юэ Чжун, здесь больше 2500 вьетнамцев. Если мы просто отправимся в другой город, не будет ли проблем? В пути мутировавшие звери будут привлечены таким количеством людей, — нахмурившись, спросила Чэнь Яо.

Миграция более 2500 людей определенно будет привлекать мутировавших зверей, обладавших обостренным обонянием. В прошлом, когда Юэ Чжун организовывал переход сотни тысяч выживших из города SY к себе в Нин-Гуан, они следовали только по автомобильному шоссе прежнего мира, рядом с которым не было никаких диких животных, благодаря чему также не было никаких крупных монстров сегодняшнего мира. Одновременно с этим у них была защита армии, и даже так во время перехода все равно были случаи нападения волн мутировавших зверей.

Во Вьетнаме же так много лесов, а количество монстров и вовсе было шокирующе великим, поэтому, если группа из 3000 человек будет мигрировать, то они однозначно подвергнутся нападению мутировавших зверей. В ответ на ее вопрос в глазах Юэ Чжуна сверкнула странная искра и, не моргая, он сказал:

— Нет причин для беспокойства! Нужно собираться!

Чэнь Яо нахмурилась, глядя на него, она знала его как человека, который заботился о невинных выживших. Однако она была достаточно умна, чтобы понять, что Юэ Чжун не сказал. Было трудно сказать, были ли вьетнамцы друзьями или врагами, но они вполне могли предать их. При таких обстоятельствах, даже если они умрут, Юэ Чжун сможет это пережить, и он определенно не оставит 2600 выживших вьетнамцев Великой Вьетнамской Империи Вуянь Хуна, так как они станут его солдатами или рабочими.

Чэнь Яо подумала о тех китайских женщинах, с которыми вьетнамцы обращались как с нелюдями и, стиснув зубы, сказала:

— Тогда я пойду готовить всех к переходу.

В этот момент снаружи раздался ужасный взрыв. В то же время послышались яростные крики, началась перестрелка.

— Быстро, за мной! — Юэ Чжун изменился в лице, и быстро побежал к двери. Чэнь Яо следовала сразу за ним, и вместе они выбежали на улицу.

Как раз в тот момент, когда они покинули здание, в него попало несколько ракет, последовал ужаснейший взрыв, и здание начало разваливаться на части. Чэнь Яо повернулась и с побледневшим лицом посмотрела на обломки, ведь если бы не Юэ Чжун, то она погибла бы под этими завалами.

Юэ Чжун, подняв голову, увидел в небе два штурмовых вертолета, которые неистово обстреливали город и, чувствуя себя властелинами небес, разрушали здания, погребая выживших людей под их завалами. Из-за огромного количества различных снарядов, город быстро погружался в пучину хаоса и огня. Огромное множество выживших вьетнамцев выбегали из домов и, громко крича, быстро превращались в решето.

Бойцы же Юэ Чжуна непрерывно стреляли в ответ. Были даже те, кто пытался пустить ракету во вражеские вертолеты, однако те не находились на месте в ожидании ракет. Людям, кроме тех, кто обладал особыми способностями, будучи Эвольверами, как Юэ Чжун или же Энхансерами скоростного типа, было сложно попасть в вертолеты из ракетных установок. Что касается обычных пуль, то они просто отскакивали от их толстой брони.

Двум воздушным монстрам достаточно было просто перевести огонь на солдат, стрелявших по ним, и они могли бы полностью уничтожить всех людей Юэ Чжуна. Два вертолета парили в воздухе и излучали ауру смерти настоящего повелителя небес, какими они и выглядели для людей внизу.

— Черт! — Юэ Чжун смотрел на вертолеты и его глаза вспыхнули холодом, когда он активировал «Дьявольское Пламя». Возникший в его руках огонь быстро превратился в Копье Дьявольского Пламени и, бросив его со всей силой, Юэ Чжун сбил один из штурмовых вертолетов.

Попав в вертолет, ужасающее пламя с ревом взорвалось и, полностью поглотив машину, превратило ее в огромный огненный шар, который стал быстро падать на землю. Второй штурмовой вертолет, увидев гибель своего напарника, сразу же стал подниматься, уходя на большую высоту. Как только он поднимется к облакам, Юэ Чжун не сможет достать его без другого летательного аппарата или современного оружия.


Предыдущая | Следующая