Глава 321. Следуя инструкциям

Предыдущая | Следующая


Солдат, отвечавший за передачу разведданных, задрожал и залился холодным потом, когда столкнулся с давлением, исходившим от У Дахуэйя, командира батальона Волчий Клык. Задыхаясь, он продолжил доклад:

— Именно так! Этот человек также хотел передать сообщение о том, что мы должны вывезти 300 тонн продовольствия для обмена на Ли Бинъянь.

Лицо У Дахуэйя приобрело стальное выражение, схватив солдата, он потребовал:

— Кто был этот «человек», который убил Да Яна и остальных?

В конце концов, Да Ян был одним из лучших и лидером группы экспертов, которая обладала всеми необходимыми навыками, включая ближний и дальний бой, преследование и призыв, от их рук умер даже могучий Эвольвер. Тем не менее, каким-то образом эта элитная команда была уничтожена фактически одним человеком, и У Дахуэй просто не мог поверить этому.

— Человек, который убил их, был китайцем! Его имя – Юэ Чжун! — немедленно ответил солдат.

— Юэ Чжун! — с нескрываемой жаждой мести прорычал У Дахуэй, после чего с хладнокровным взглядом приказал, — Вернитесь и передайте им, что я обменяю 300 тонн продовольствия на Ли Бинъянь, и скажите этому Юэ Чжуну, если он посмеет тронуть хотя бы волос на ее голове, то даром ему это не пройдет!

— Есть! — ответил солдат и поспешил ретироваться.

Смуглый карлик, ростом едва ли доходившим до 1,4 м, выступил вперед и, нахмурившись, спросил командира батальона Волчий Клык:

— Дахуэй! Ты действительно собираешься обменять 300 тонн на Ли Бинъянь?

Карлика звали Ли Яньда, он был Эвольвером с атрибутом Ловкости, также он был заместителем командира батальона Волчий Клык, так как его боевые возможности уступали только У Дахуэйю. Благодаря своей грозной технике и скорости, карлик Ли Яньда однажды в одиночку в открытом бою уничтожил целый отряд вооруженных до зубов солдат. В батальоне к его мнению прислушивались с уважением, а его совместная работа и сотрудничество с У Дахуэем были невероятно плодотворными.

— Конечно же, нет! Я использую 300 тонн продуктов в качестве приманки, и хорошенько разберусь с этой китайской свиньей Юэ Чжуном! — лицо У Дахуэя расплылось в холодной усмешке, — Я сотру его в порошок!

Как говорится, люди собираются вокруг себе подобных лидеров. Расистское отношение Вуянь Хуна к Китаю и его народу било через край, он представлял китайцев исключительно как рабов, и У Дахуэй и остальные его солдаты были того же мнения, они не считали китайцев людьми, скорее чем-то близким к недолюдям. Это напоминало Германию во времена Второй мировой войны.

Услышав слова У Дахуэйя, карлик Ли Яньда замолчал. Он просто жаждал убивать и, пока У Дахуэй не препятствовал его желаниям, он не собирался вмешиваться в его действия. Именно поэтому у этих двоих получались такие отличные рабочие отношения, и полностью отсутствовали конфликты на почве власти.

Вскоре после этого из города Чэнъя выехали огромные грузовики, забитые продовольствием, которые направлялись на вершину горы, где Юэ Чжун назначил место встречи. 300 тонн все-таки немалое количество, и колонна грузовиков будет ехать довольно медленно, поэтому они отправились в путь за несколько часов до назначенного времени.

Лидер Волчьего Клыка У Дахуэй направил отряд, чтобы блокировать вершину горы, и быстро организовал часть бойцов батальона Волчий Клык, чтобы те заняли позиции в разных ключевых точках. Одновременно с этим в лесу были спрятаны два штурмовых вертолета, готовые взлететь в любой момент и начать наступление на Юэ Чжуна.

У Дахуэй не мог недооценивать Юэ Чжуна, который смог в одиночку уничтожить его элитную команду. Хоть этот сильный боец, вероятно, и не смог бы одолеть армию Вуянь Хуна, в партизанской войне обеспечил бы некоторые проблемы Великой Вьетнамской Империи.

Батальон Волчий Клык убил множество экспертов, которые отважились пойти против Вуянь Хуна, однако те смогли доставить немало забот, более сотни солдат погибло от их рук. Эти эксперты вражеской стороны также были причиной задержки некоторых отрядов.

Время шло, но Юэ Чжун все не появлялся.

— Черт тебя подери, Юэ Чжун! Какого хрена его нет? — спустя три часа У Дахуэй стал испытывать нетерпение, его брови хмурились все сильнее, а проклятья становились все громче.

— Командир! — как раз в это время солдат, прибежавший с небольшой тропы, доложил, — Юэ Чжун прислал сообщение, он сказал, что раз уж мы устроили засады и ловушки, то нам веры нет. Он хочет, чтобы мы немедленно все перевезли к Бамбуковому Пику.

— Он это предвидел? Он думает, что он самый хитрый! — выражение лица У Дахуэйя окаменело еще больше, так как его опасения на счет Юэ Чжуна еще больше возросли.

— Командир! Что будем делать? – спросил другой солдат.

— Пусть будет, как он хочет. Отвозите все к Бамбуковому Пику. На этот раз никому не следовать за ним! – ответил командир батальона Волчий Клык, слегка помедлив, пока просчитывал возможные варианты.

— Есть! — с готовностью отозвались солдаты.

«Пока ты желаешь 300 тонн продовольствия, ты никуда не денешься от моих когтей!» — пылко подумал про себя У Дахуэй. Большинство грузовиков действительно были забиты продуктами, но в некоторой части из них прятались эксперты его батальона. Как только Юэ Чжун пошлет кого-нибудь, чтобы забрать продовольствие, эксперты выйдут из укрытий и при поддержке двух штурмовых вертолетов смогут уничтожить целый батальон неподготовленных солдат.

Вьетнамские солдаты, последовав приказу командира, перевезли продовольствие к Бамбуковому Пику, потратив на это еще несколько часов.

— Командир! Юэ Чжун хочет, чтобы мы отправили продовольствие к Лесу Ящериц, — сообщил солдат спустя час после того, как все было доставлено к Бамбуковому Пику.

— Проклятый Юэ Чжун! Ты смеешь играть со мной! Как только я тебя поймаю, ты будешь умирать медленной и ужасной смертью! — лицо У Дахуэйя перекосило от злости, яростно набросившись на огромное дерево, он со смачным звуком расщепил его. Теперь он знал, что Юэ Чжун и не собирался договариваться, наоборот, он хотел поиграть с ним.

— Возвращаемся назад! — стиснув зубы, прорычал У Дахуэй голосом, способным испепелить все вокруг. Под его командованием бойцы батальона Волчий Клык и остальные вьетнамские солдаты отправились назад, усталые и изможденные.

В то же самое время Юэ Чжун вел за собой Ли Бинъянь в направлении небольшого города, в котором некогда располагался авангардный отряд Великой Вьетнамской Империи. Он уже выполнил свою задачу по наблюдению за ситуацией в основном городе противника и должен был возвращаться, чтобы организовать отступление и покинуть город.

Юэ Чжун мог причинить лишь легкое беспокойство войскам Вуянь Хуна, потому что пока не был готов столкнуться с целой армией. Если батальон Волчий Клык выступит против Юэ Чжуна, то они с легкостью сметут его нынешние отряды.

— Ты не заслуживаешь доверия! – с ненавистью прошипела Ли Бинъянь, — Разве ты не обещал, что как только получишь 300 тонн продовольствия, то отпустишь меня? Разве наши люди не дали тебе 300 тонн? Почему ты не договорился с ними и не отпустил меня?

Юэ Чжун не пошел в обговоренный пункт обмена, и это довело девушку до бешенства. Она была уверена, что как только нога Юэ Чжуна ступит туда, для него это обернется ничем иным, как смертью. Она положилась на эту надежду, но ей суждено было обратиться в прах из-за действий Юэ Чжуна.

— Заткнись! Это твоему батальону нельзя верить, они устроили ловушки и таким образом провалили сделку. Не нужно винить в этом меня, — холодно ответил Юэ Чжун, смело встретив гневный взгляд Ли Бинъянь.

Из-за их готовности сотрудничать Юэ Чжун уже знал, что нет никакой возможности вести переговоры, ведь 300 тонн продовольствия за одного человека – это немало. К тому же если бы они поменялись местами, и это Юэ Чжун оказался бы на месте У Дахуэйя, то он бы точно также подумал об избавлении от такого жадного бандита.

Ли Бинъянь, с ненавистью посмотрев на Юэ Чжуна, все же смиренно опустила голову, однако сердце ее было наполнено мыслями об убийстве Юэ Чжуна бесчисленными способами.

После того как Юэ Чжун привел девушку в город, он увидел выживших из Китая, Европы и Африки, которые уже немного восстановили свои силы. С оружием в руках они патрулировали город, вселяя страх во вьетнамских жителей города, поэтому на улицах не было ни души, вместо этого в некоторых местах уже были уложены мешки с песком и колючая проволока, и на этих постах несли дежурство солдаты.

При виде приближавшегося Юэ Чжуна вооруженные солдаты салютовали ему, их глаза были полны благоговения и благодарности. Все-таки этот человек спас их от плена, дал им пищу и силы и вернул достоинство. Его действия позволили им пожить еще немного, чувствуя себя людьми, а не свиньями или собаками. Это и стало причиной их глубокой признательности к Юэ Чжуну.

Один из китайских солдат с огромным шрамом от ожога на лице, который придавал ему еще более свирепый вид, подошел и, отдав честь Юэ Чжуну, с глазами, полными благодарности, заговорил:

— Босс Юэ! Мисс Чэнь Яо там, пожалуйста, пойдем со мной!

Эти двести с небольшим не-вьетнамцев вели жизнь недостойную даже собак и свиней, и каждый из них обладал шрамами, доказывающими это.

— Как твое имя? – спросил Юэ Чжун, шагая рядом с солдатом.

— Пэн Цзиньюн! — тут же ответил тот.

— Готов быть моим личным телохранителем? — слегка улыбнулся Юэ Чжун.

— Конечно, хочу! — выражение лица Пэн Цзиньюна стало даже еще более свирепым при мысли о вьетнамцах, поэтому он заговорил с еще большим желанием убивать, — Но босс Юэ! Я хочу быть на передовой, чтобы убивать этих вьетнамских свиней!

Все эти хреновы говоруны, которые говорят о «возмездии, когда настанет время» и «мести, которая ничего не решает», занимались пустой болтовней. Они не страдали и им не причиняли вред, поэтому они могли с легкостью вступать в дебаты и вести теоретические беседы. Но если бы их жен или дочерей изнасиловали, или причинили иной вред, и при этом они все еще могли бы хранить спокойствие и прощать обидчиков, то только тогда это было бы более убедительно.

Юэ Чжун спас эти 200 человек из лап вьетнамцев и вполне естественно, что они их ненавидели. Они не могли дождаться момента, чтобы начать убивать тех, кто причинил им столько страданий.

Услышав слова Пэн Цзиньюня, Ли Бинъянь нахмурилась, как бы там ни было, но она была вьетнамкой, и то, что все называли вьетнамцев не иначе как собаками, злило ее.

— Хорошо! Сосредоточься на выздоровлении для начала, а потом, убей как можно больше врагов! — сказал с нажимом Юэ Чжун, похлопав солдата по плечу.


Предыдущая | Следующая