Глава 316. Заключенные

Предыдущая | Следующая


Каждый из заключенных грязными дрожащими руками взял по банке мяса 2-го типа, и жадно начал заталкивать в рот. Они были голодны и единственное, о чем они могли сейчас думать, это о том, чтобы скорее съесть это мясо. После еды выжившие смогли восстановить некоторую часть своего здоровья, а на их пепельные лица начал возвращаться естественный цвет.

К Юэ Чжуну подошел один из бывших военных, загорелый и покрытый шрамами человек, который был слепым на левый глаз, и заговорил скрипучим голосом, смотря на него горящим жаждой мести взглядом:

— Меня зовут Ган Тао, я командир 4-го взвода 3-й роты ХХ батальона ХХ армии! Юэ Чжун, если ты сможешь помочь нам уничтожить этих вьетнамских зверей, то весь мой взвод готов будет умереть за тебя! Все 12 человек!

Один за другим несколько мужчин, усталых, но с горящими ненавистью глазами, встали позади Ган Тао и устремили выжидающий взор на Юэ Чжуна. Они жили в отчаянии и безысходности, но неожиданно появившийся Юэ Чжун смог принести им призрачную надежду. Пока у них будет возможность убивать вьетнамских солдат, они готовы были заплатить любую цену.

— Кто из вас в состоянии прямо сейчас воспользоваться огнестрельным оружием и вступить в бой? – обведя взглядом всех заключенных, спросил нахмурившийся Юэ Чжун. Он планировал освободить их и вооружить автоматами и боеприпасами, взятыми из арсенала, но сейчас казалось, что в самом лучшем случае он сможет использовать лишь пару десятков человек.

Глаза выживших горели яростью и жаждой мести, несколько человек подняли вверх свои костлявые руки, некоторые из них были даже изувечены. Все выжидающе смотрели на Юэ Чжуна, так как все 200 заключенных сильно пострадали от рук зверей в людском обличии, поэтому сейчас они рвались в бой, желая заставить платить по счетам тех, кто унижал и пытал их.

Юэ Чжун вышел со склада и вскоре вернулся с двумя огромными сумками, одна из которых была набита автоматами, а вторая – боеприпасами.

— Как зовут? — спросил Юэ Чжун, подозвав худощавого мужчину с двумя глубокими шрамами на лице.

— Меня зовут Чжао Цин! – по-китайски ответил мужчина

— С этого момента я назначаю тебя временным командиром этого склада, — пристально посмотрев на него, начал громко командовать Юэ Чжун, — Ты должен организовать охрану и защищать тех, кто останется здесь, пока битва не будет закончена! Я оставлю тебе 20 АК и 600 патронов. Есть вопросы?

Даже после того как выжившие подкрепили свои силы мясом мутировавших зверей 2-го типа, они не могли после тяжелых пыток за столь короткий срок в полной мере восстановить свою энергию и силы.

Осмотревшись, Юэ Чжун насчитал около 30 человек, которые после употребления мяса сумели восстановить достаточно здоровья и сил, и сейчас были пригодны для сражения. Большинство бывших пленников в данный момент не смогли бы и далеко отойти даже от склада, не говоря уж о том, чтобы вступить в бой. Как только эти 200 выживших восстановят свои силы, они смогли бы стать преданными и полезными подчиненными Юэ Чжуна.

— Не беспокойтесь, командир Юэ, пока я жив, ни одна из тех вьетнамских собак не войдет на этот склад, — с усмешкой проговорил Чжао Цин.

Юэ Чжун едва заметно кивнул и, оставив ему сумки с оружием и патронами, забрал со склада Ган Тао и еще 25 выживших, которые были в состоянии сражаться. Проходя с ними мимо склада оружия и боеприпасов, Юэ Чжун оставил здесь 10 наиболее слабых солдат, поручив им охранять эти два важных пункта. Пока они могут контролировать эти здания, у Юэ Чжуна будет возможность экипировать и вооружить 200 выживших и повысить их боеспособность.

По завершению приготовлений Юэ Чжун, пробираясь с осторожностью, повел оставшихся солдат по направлению к костру на открытой площади, на которой сейчас группа из более чем ста вьетнамских солдат предавалась безумному веселью, не представляя, какая опасность их поджидает. Плач и стоны женщин вперемежку с громким смехом и ворчанием мужчин заполняли всю площадь. Недолго думая, Юэ Чжун призвал из ниоткуда скелета и, указав ему на вьетнамских солдат, хладнокровно приказал:

— Убить всех мужчин на площади!

Получив приказ Юэ Чжуна, скелет, словно торнадо, устремился к солдатам. Его скорость превосходила скорость обычного человека в несколько раз, если он разовьет свою максимальную скорость, то сможет пересечь 100 метров всего за несколько секунд. У вьетнамских солдат не было ни шанса среагировать на нападение, а скелет, подняв руку, выпустил пять чрезвычайно острых костяных шипов, которые метко пронзили головы первым пятерым солдатам.

Одновременно с этим Чэнь Яо уже выстрелила своими лианами и, обернув их вокруг шей еще пятерых вьетнамских солдат, мгновенно убила их. Юэ Чжун же, достав свой пистолет-пулемет «Тип 05», начал обстрел того места, где вьетнамские солдаты были наиболее плотно сконцентрированы, используя старый метод «На кого Бог пошлет». Попав под массированный обстрел, десять солдат были поражены пулями, трое из них умерли на месте и еще семеро упали на землю в предсмертных муках, остальные же хоть и были серьезно ранены, еще оставались живы.

Ган Тао и его соратники вели непрерывный огонь по вьетнамским солдатам, совершенно не обращая внимания на собственную слабость. Солдаты противника сидели вокруг походного костра и, будучи ярко освещенными, были легкими мишенями для Ган Тао и остальных.

Когда на солдат обрушилась неожиданная атака Юэ Чжуна и освобожденных заключенных, многие из них погибли под первым свинцовым дождем, в то время как остальным удалось быстро среагировать, и сейчас они с криками метались по площади в поисках укрытия. Некоторые из вьетнамских солдат схватили свои автоматы и начали стрелять в темноту, стараясь организовать хоть какой-то заградительный огонь против группы Юэ Чжуна.

Кроме того, все больше солдат брали в руки оружие и атаковали одиноко орудовавшего топором скелета, продолжавшего разрубать всех вокруг. Отбивая все пули своей защитой, он был настоящей машиной убийства, размахивавшей топором в одной руке и стрелявшей во все стороны костяными шипами другой. Каждый взмах могучего топора обезглавливал солдат направо и налево, взметая в воздух фонтаны крови, которая уже скапливалась лужами на земле. Никто не мог отразить эти удары и, соответственно, никто не мог остановить безумного берсеркера.

Видя, что их пули не приносят результата, а товарищи продолжали беспомощно умирать под могучими ударами, оставшиеся в живых солдаты, потеряв свой боевой дух, начали разбегаться в разных направлениях. Скелет же, продолжая выпускать шипы, убивал тех, кто пытался скрыться, каждую секунду кто-то из солдат падал, сраженный атакой этой машины убийств.

Ган Тао хотел повести своих людей, чтобы начать преследование отступавших вьетнамцев, но стоило ему подняться, как он почувствовал головокружение и снова упал. Мясо 2-го типа помогло ему восстановить часть энергии, но не могло поддержать силы в продолжительном сражении.

— Оставайтесь здесь. Я позабочусь о них! Чэнь Яо, собери женщин и брошенное оружие, — Юэ Чжун обвел взглядом Ган Тао и остальных, пока отдавал привычно короткие распоряжения, и вскоре направился к краю площади.

Женщины, подвергавшиеся насилию, все же получали свою порцию пищи и не были так истощены, как Ган Тао и остальные выжившие мужчины, чьи тела были практически изувечены. После получения нескольких порций продовольствия, женщины смогут восстановить некоторую боеспособность.

И хотя у Ган Тао и остальных не осталось сил, чтобы продолжать преследование, они все еще могли управляться с оружием, поэтому Юэ Чжун не опасался за их безопасность. После ухода Юэ Чжуна Чэнь Яо быстро вышла на площадь и стала собирать женщин в безопасном месте. На площади оказалось более 80 женщин, которые были грязными, и от них неприятно пахло. Когда Чэнь Яо подошла к ним и сказала, что они спасены, все они без исключения заплакали от облегчения. Их мучили и насиловали, пока не лишили всякого достоинства, и после всех перенесенных страданий, они наконец-то смогли вырваться из этого кошмара.

— Как же жаль! Мне не хватает людей, из-за этого некоторым солдатам все-таки удалось уйти! – пробормотал нахмурившийся Юэ Чжун, застрелив последнего убегающего вьетнамца, который попался ему на глаза. Юэ Чжун вместе со скелетом смогли убить более 20 убегавших солдат, однако остались еще те, кто давно скрылись в темноте и прятались неизвестно где.

К тому времени весь город уже был разбужен звуками стрельбы. Оказалось, что в этом городе проживало около 2000 выживших вьетнамцев, которые начали устраивать беспорядки, убивать, насиловать и грабить. В любой стране хаос вызывает одну и ту же реакцию.

— Расходитесь по домам, сейчас комендантский час! Кого увидят на улице, будут расстреляны! – громко кричал Юэ Чжун, не стесняясь, расстреливая нарушителей спокойствия.

Он говорил по-китайски, поэтому большинство вьетнамцев не понимали его, однако тот, направляясь к ним, не переставал расстреливать всех безумствовавших на улице людей. Видя это, выжившие быстро поняли, что он имел в виду, и поспешили в свои дома, дрожа от страха при виде демона смерти, каким предстал перед ними Юэ Чжун.

Юэ Чжун и скелет провели еще 3 часа, бродя по городу и расстреливая, словно Неумолимые Жнецы Апокалипсиса, оставшихся в живых вьетнамских солдат и любых нарушителей спокойствия. После того как они убили еще около 200 человек, хаос улегся и в городе снова восстановился порядок.

«Черт! Мне по-прежнему не хватает людей! Если бы только у меня было больше солдат, то контролировать этот город было бы проще простого!» — с сожалением подумал Юэ Чжун, привычно вскидывая оружие и стреляя бунтовщику в голову.

Вскоре город вернулся к обычной жизни, как будто ничего и не случилось. Однако Юэ Чжун отлично понимал, что, если он ничего не предпримет, то Вуянь Хун легко захватит этот город обратно. Юэ Чжун успешно справился с целым батальоном вьетнамских солдат, но сражаться в одиночку с целой армией, насчитывающей 14 батальонов, не представлялось возможным.


Предыдущая | Следующая