Глава 315. Проникновение в город

Предыдущая | Следующая


— Прости! — Чэнь Яо тихо извинилась перед Юэ Чжуном. Она не смогла убить всех солдат, и это чуть не стоило им всей операции. Тайное проникновение и лобовая атака сильно отличаются, Юэ Чжун мог уничтожить весь батальон скрытной атакой, в то время как при прямом столкновении им останется только покинуть это место.

— Не стоит извиняться, ты справилась. Когда ты убила солдат на башне, ты уже выполнила свое задание! — Юэ Чжун улыбнулся и успокоил ее.

У Чэнь Яо все еще было мало боевого опыта, но она хорошо себя показала. Все, с чем она не справлялась, мог взять на себя скелет. А сам Юэ Чжун мог вступить в бой, если требовалось серьезное вмешательство.

— Вперед! — Юэ Чжун стремительно бросился ко входу в город.

Наружная оборона города была сильна, однако, проникнув в город, Юэ Чжун вместе со скелетом и Чэнь Яо смог спокойно добраться до центра города. Вутань Тун уже рассказал ему о том, где располагаются силы солдат, поэтому Юэ Чжун знал, куда нужно двигаться.

Найдя сам лагерь, они обнаружили, что там было довольно освещено, оттуда слышались восторженные и довольные крики мужчин, а также плач и стоны женщин. Выглянув из-за угла, Юэ Чжун увидел большое открытое пространство, освещенное костром. На земле лежало много женщин, свернувшихся словно побитые собаки, и множество вьетнамских солдат, которые с улюлюканьем и восторгом насиловали женщин всевозможными способами. Один из вьетнамцев оседлал женщину и, управляя ею при помощи ботинок, заставил ее, словно лошадь, везти его.

— Не бейте меня! Пожалуйста, перестаньте бить меня, — жалобно кричала женщина.

Юэ Чжун очень хорошо видел в темноте, поэтому смог рассмотреть, что все тело женщины было в шрамах, а между ног сочилась кровь.

Вьетнамские солдаты, которые столпились вокруг, громко смеялись, им казалось, что это очень весело. После всего, что произошло на этой земле, они потеряли последние признаки человечности и стали нелюдями. Как индонезийцы, во время восстания 98-го года, они бесчинствовали и уничтожали все вокруг.

Когда Чэнь Яо увидела эту же сцену, ее сердце наполнилось гневом, а зубы заскрежетали. Она еле удержалась, чтобы не наброситься на этих солдат с криками: «Звери!» Глаза Юэ Чжуна также наполнились яростью. Он видел и слышал, что кричала эта женщина и, самое страшное, что она кричала по-китайски. Эти звери насиловали его соотечественниц!

— Этих зверей мы накажем немного позже, сейчас не время. Следуй за мной, — взяв Чэнь Яо за руку, Юэ Чжун глубоко вздохнул. Девушка стояла, сцепив зубы, будучи умной девушкой, она понимала, что им двоим будет сложно сражаться с таким количеством вьетнамских солдат, поэтому пока им приходилось терпеть.

В тот момент женщина, которую использовали как лошадь, вдруг задрожала и упала на землю. Ее слабое измученное тело не выдержало такого количества пыток. Солдат, который сидел верхом, упал на землю, и от этого остальные еще пуще рассмеялись. Вьетнамский солдат был в ярости и, достав пистолет, он немедленно застрелил несчастную. Он убил ее просто из-за того, что его высмеяли, женщина же умерла, но на этом также закончились ее мучения.

Увидев это, Чэнь Яо стало трясти от ярости и, чтобы сдержаться, она крепко схватилась за руку Юэ Чжуна. Ей уже не один раз приходилось видеть жестокое обращение, но она никак не могла к этому привыкнуть. Юэ Чжун же потащил ее за собой, им нужно было добраться до бараков.

Вскоре Юэ Чжун, Чэнь Яо и скелет подошли к зданию, где спали вьетнамские солдаты. Юэ Чжун, активировав «Дьявольское пламя», сразу же расплавил замок на двери и, тихо открыв ее, вошел внутрь, где начал вырезать спящих солдат, активно орудуя своим Темным мечом.

Была уже поздняя ночь, и кроме тех, кто развлекался у костра, остальные спали или собирались ко сну. Действуя беззвучно, Юэ Чжун и скелет смогли убить 320 солдат, и вместе превратили почти целый батальон солдат в гору трупов. После того, как они расправились с этими бойцами, Юэ Чжун приказал скелету остаться здесь, чтобы проконтролировать тех, кто будет приходить сюда, а сам с Чэнь Яо направился в оружейную.

Огневая мощь армии – это то, что зачастую решало исход битвы. Юэ Чжуну нужно было пополнить свои запасы вооружения, тогда бы он смог справиться с еще большим количеством противников. С его сокровищем 6-го уровня «Кольцо Хранения» он мог бы справиться со всем этим лагерем.

Быстро добравшись до арсенала, Чэнь Яо активировала свои лианы и, проникнув в замок на двери, вскрыла его. Способности Чэнь Яо позволяли ей быть очень полезной в различных ситуациях, в то время как «Дьявольское пламя» Юэ Чжуна было очень мощной силой, полезной преимущественно только в бою. Других умений ему, конечно, не хватало.

Толкнув дверь в оружейную комнату, Юэ Чжун увидел стройные ряды аккуратно сложенного оружия, среди которого было много китайских аналогов AK-47. Такое оружие было смертельным на поле боя, так как было очень надежным и идеально подходило для боя в условиях вьетнамских джунглей и лесов. Кроме китайского оружия, здесь были и другие русские и американские автоматы.

Помимо этого здесь же находилось большое количество снайперских винтовок и гранатометов, среди которых выделялись три снайперских винтовки Barrett. Вьетнам в последнее время покупал оружие и боеприпасы в других странах. Хотя их военная техника еще нуждалась в улучшении, ситуация обстояла лучше чем раньше.

Юэ Чжун, собрав снайперские винтовки, гранатометы и 200 автоматов AK-47, спрятал их в свое хранилище и, посмотрев на оставшееся оружие, заколебался, но, в конце концов, не стал активировать свое пламя, чтобы сжечь все оставшееся. После чего они быстро направились на склад боеприпасов, однако там не оказалось снарядов для его любимого гранатомета PF98. Тем не менее, здесь было достаточное количество ручных гранат, снарядов для других гранатометов и даже несколько ракет.

Юэ Чжун заполнил свое кольцо всем, чем хотел, после чего вооружившись Темным мечом и автоматом «Тип 03» вместе с Чэнь Яо  двинулись в ночную темноту. От его клинка двое часовых, охранявших тюрьму, рухнули, не издав ни звука. Тюрьма представляла собой переделанное складское помещение и, расправившись с охранниками, Юэ Чжун быстро вскрыл дверь, широко ее распахивая.

Как только дверь открылась, в нос ударил удушливых запах, смешанный из крови, пота, мочи и нечистот, такое зловоние могло вызвать тошноту у кого угодно. На складе было не протолкнуться, тут содержалось около 200 человек, среди которых были китайцы, европейцы и африканцы. Все эти люди были исполосованы шрамами, их тела измождены, некоторых замучили до той степени, что на них не осталось живого места: были видны кости, или же отсутствовали какие-то части тела.

В тот момент, когда дверь открылась, пленники упали на пол, со страхом ожидая того, что могло произойти дальше. Только некоторые осмелились поднять глаза, молясь, чтобы не их забрали на пытки следующими. Юэ Чжун, посмотрев на этих несчастных, с трудом подавил вспыхнувшую ярость:

— Я — Юэ Чжун! Я – китаец! Те, кто хочет расправиться с вьетнамскими тварями, следуйте за мной!

Услышав его слова, китайцы стали медленно подниматься, их глаза быстро наполнялись ненавистью, некоторые начали идти вперед, их движения при этом напоминали движения зомби. Их поддерживали другие и, помогая друг другу, они ползли к Юэ Чжуну. Даже африканцы и европейцы нашли в себе силы, чтобы двинуться вперед.

Лидер вьетнамцев Вуянь Хун пропагандировал политику экстремального нацизма, все пленники, которые не были вьетнамцами, становились рабами и подвергались пыткам. Их кормили помоями и поили мочой, всю оставшуюся жизнь они должны были провести на этих складах, не имея ни единого шанса выбраться оттуда. Люди были настолько слабы, что их охраняли всего 2 вооруженных солдата, 200 человек, напоминая живых мертвецов, не могли оказать уже никакого сопротивления.

— Успокойтесь! Сейчас мы не будем сражаться, — сказал Юэ Чжун, глядя на этих изможденных людей и, достав из огромного рюкзака мясо 2-го типа, начал раздавать его пленниками. Если эти изможденные люди не восстановят свои силы, они станут только обузой для него, и будут совершенно бесполезны в предстоящей битве.


Предыдущая | Следующая