Глава 272. Разрушительное Дьявольское пламя

Предыдущая | Следующая


После активации «Теневого шага», скорость Юэ Чжуна мгновенно возросла, благодаря чему он пронесся, словно порыв ветра, мимо солдат второго батальона и оставил далеко за спиной взорвавшиеся крупные снаряды и ракеты. В то же время, ориентируясь на свое «Предчувствие опасности», он благополучно избегал большинства выстрелов, как-никак под градом пуль ему было сложно уклониться от них всех, поэтому стараясь уворачиваться только от тех, что несли наибольшую угрозу для него – таким образом, он не обращал внимания на обычные автоматные пули, которые просто отскакивали от его брони.

После смерти командира второго батальона среди солдат Су Дунмина началась неразбериха, из-за которой тяжелое вооружение, бывшее единственно опасным оружием для Юэ Чжуна, не было использовано должным образом, это и позволило ему успешно пройти через всю блокаду второго батальона. Однако прорвавшись через них, он обнаружил, что третий батальон Су Дунмина уже обходил Цветущую улицу справа, в то время как четвертый все еще находился в резерве.

Хоть Су Дунмин и занимал должность командира войск всего города, сюда он мог привести лишь собственные войска, насчитывавших порядка 2000 человек, и разделенных на четыре батальона, в этот раз он мобилизовал все свои силы, чтобы раз и навсегда разобраться с этим Юэ Чжуном.

Сам же Юэ Чжун, только что прорвавшийся в тыл второго батальона, неожиданно предстал перед двумя ротами солдат, уже нацелившихся на него своими гранатометами и другими крупнокалиберными орудиями. Только он появился, как с их стороны незамедлительно начали раздаваться выстрелы и последовавшие за ними взрывы, каждая ракета и снаряд, пролетая в непосредственной близости от Юэ Чжуна, вызывал многочисленные разрушения вокруг него. Его скорость не могла сравниться со скоростью ракет, но ее по-прежнему было достаточно, чтобы ускорившись, увернуться с траектории их полета, и каждый раз, когда снаряды приближались, он уклонялся лишь в самый последний, критический момент. Если бы не его «Предчувствие опасности», то ему не хватило бы только собственных сил и скорости для постоянного уклонения от летящей смерти.

— Как же трудно иметь с ним дело! – стиснув зубы, процедил Су Дунмин, который скрываясь в центральном штабе операции, мог наблюдать за ходом боевых действий благодаря беспилотным самолетам-разведчикам. Сейчас он пристально наблюдал за Юэ Чжуном, который сражаясь в одиночку, вызвал такой беспорядок и хаос среди большинства его солдат, ведь если бы не было этого проклятого Эвольвера, то он уже давно захватил бы этот район.

Уклоняясь с большим трудом, Юэ Чжун все же умудрялся раскидывать гранаты, взрывая тех солдат, что вели по нему огонь, и эти постоянные взрывы среди войск Су Дунмина не только уничтожали его бойцов, но и снижали давление на самого Юэ Чжуна. Так как первый и четвертый батальоны были элитными силами Су Дунмина, состоявшими преимущественно из опытных солдат и ветеранов, они имели высокую боеспособность и стойкость, благодаря которым успешно сдерживали Юэ Чжуна, не давая тому подойти слишком близко.

А тем временем в отдалении показались две 122-мм самоходные гаубицы.

— Черт возьми! Проклятье! И что мне с этим делать? – яростно выругался Юэ Чжун, стремительно отступая в укрытие, чтобы иметь возможность вести огонь. Ведь довольно скоро эти артиллерийские установки начнут обстрел, а находясь на расстоянии более тысячи метров, они не входили в эффективный радиус атаки его гранатомета PF-98. Сражение с двумя ротами обученных и опытных солдат займет еще немало времени, за которое эти гаубицы определенно смогут нанести непоправимый урон его элитному батальону.

— Придется рисковать! – глаза Юэ Чжуна вспыхнули решимостью. Активировав «Дьявольское пламя», он вложил в него дополнительные 30 пунктов духа и 10 пунктов выносливости и, преобразовав пламя в два огромных копья, со всей силы запустил их в гаубицы. Так как Копье Дьявольского Пламени было создано из способности Юэ Чжуна, его эффективный диапазон атаки равнялся дальности его зрения: насколько бы далеко он не мог видеть, созданное из его навыка оружие сможет преодолеть это расстояние. К тому же имея высокой показатель духа, благодаря которому он мог четко управлять этой способностью, копье со 100%-ой вероятностью сможет попасть в цель.

Провожая взглядом оба Копья Дьявольского Пламени, Юэ Чжун четко навел их на мобильную артиллерию, и когда пламя достигло их, машины моментально утонули в море огня. Следом за этим послышалось два мощных взрыва, которые и разрушили полностью обе гаубицы, разрывая их на пылающие осколки. В то время как обороноспособность «Дьявольского пламени» не могла сравниться с защитной способностью льда, его разрушительная сила значительно превосходила боеспособность ледяных навыков. Само собой, это было связано с разрушительностью огня, которое и помогло полностью уничтожить гаубицы с расстояния в один километр.

Однако гаубицы все же успели сделать один залп, поэтому в стороне Цветущей улицы раздался громкий взрыв и последовавший за ним грохот рушащегося здания, которое практически было уничтожено одним попаданием артиллерийского снаряда. Жаркое пламя, быстро охватившее все здание, мгновенно сожгло спрятавшихся там обычных выживших и одного бойца элитного батальона. Как-никак тяжелые снаряды гаубиц были одними из самых страшных орудий войны, одного их попадания было достаточно для уничтожения всего здания, и любой скрывавшийся там просто не смог бы выжить.

— Что за ужасающий парень! – шокировано пробормотал Су Дунмин, который сидя в командном центре, видел как Юэ Чжун уничтожил обе гаубицы с расстояния одного километра.

Между тем Юэ Чжун, уничтожив гаубицы, почувствовал некоторое утомление, поэтому бросив еще один взгляд на две роты четвертого батальона, развернулся и, больше не оглядываясь, устремился в сторону третьего батальона. Столкнувшись уже с несколькими батальона Су Дунмина, Юэ Чжун заметил, что первый и четвертый батальоны были довольно сильными, что говорило о том, что в них были сосредоточены обученные солдаты. Следовательно, второй и третий батальоны должны быть собраны преимущественно из новичков и новобранцев, которые само собой имели более низкий моральный дух и стойкость, поэтому нанеся им серьезный урон, Юэ Чжун сможет довести их до отчаянного положения.

Одна из двух рот, сражавшихся против Юэ Чжуна, увидев, что тот начал отступать, выбежала из укрытий и помчалась в погоню за ним. Однако Юэ Чжун, повернувшись, открыл быстрый прицельный огонь и, убив шестерых, заставил остальных снова залечь в укрытия. После чего догнал третий батальон Су Дунмина, в настоящее время участвовавший в интенсивной перестрелке с выжившими жителями города SY, которые присоединились к Юэ Чжуну, и которыми сейчас руководил их военный инструктор, Чэнь Шитоу.

Большинство солдат третьего батальона Су Дунмина действительно были новобранцами, среди них было очень мало закаленных и опытных бойцов. Но то же самое можно было сказать и о батальоне Юэ Чжуна, в котором так же были собраны преимущественно новички, ведомые лишь небольшой горсткой опытных ветеранов. Единственно, различие было в том, что одной стороне необходимо было атаковать, в то время как другой лишь обороняться.

Третий батальон изо всех сил пытался пробиться через защиту людей Чэнь Шитоу, но каждый раз их отбрасывали. Потеряв немало солдат в таких штурмах, им все же пришлось отступить и, заняв укрытия, начать безрезультатную перестрелку. Обе стороны, находясь в укрытиях, постоянно перестреливались, как сумасшедшие, растрачивая огромное количество боеприпасов, однако потерь с обеих сторон было очень мало.

Зайдя в тыл третьему батальону, Юэ Чжун атаковал непосредственно командный штаб, открыв огонь на поражение, он расстрелял большинство командиров батальона, после чего кинул им напоследок пару гранат, и полностью уничтожил расположение штаба. Убив всех лидеров третьего батальона, он переключился на простых солдат и, расстреляв из своего пистолет-пулемета «Тип 05» часть из них, прокричал:

— У нас потери! У нас потери! Все наши командиры погибли! Отступать! Нам нужно отступать! Если мы останемся здесь, то попадем в ловушку!

Увидев, что их командный штаб был взорван в пух и прах, солдаты третьего батальона были шокированы, некоторые из них, побросав оружие, тут же побежали обратно, в то время как другие остались и продолжили перестрелку, стараясь оказывать сопротивление. Из-за потери командования весь третий батальон стал быстро погружаться в беспорядок, повсюду раздавались крики, стоны, и беспорядочные выстрелы.

Чэнь Шитоу, заметив неразбериху в рядах противника, решил воспользоваться этим и, взяв роту наиболее опытных солдат, бросился в бой. Его бойцы также были преимущественно новичками, и не дотягивали до стандартов армии, поэтому если их противник окажет серьезное сопротивление, то Чэнь Шитоу просто потеряет контроль над ними. Из-за этого Чэнь Шитоу решился взять только более-менее опытных бойцов и поддержать диверсию Юэ Чжуна.

Подвергшись атаке с двух сторон, солдаты Су Дунмина дрогнули и, потеряв свой боевой дух, быстро начали разбегаться в разных направлениях. Юэ Чжун, не обращая внимания на побежавших, сосредоточил огонь на продолжавших сражаться солдатах, увеличивая неразбериху в их рядах. Рота Чэнь Шитоу также действовала весьма уверенно, им удалось захватить более ста военнопленных.

Тем не менее, реакция Су Дунмина была моментальной, он быстро отдал приказ двум элитным ротам четвертого батальона, чтобы те отправились на помощь остаткам третьего батальона. Увидев приближение этого подкрепления, Чэнь Шитоу немедленно отдал приказ об отступлении, без достаточной поддержки его солдаты не смогут противостоять элитным силам Су Дунмина.

Однако Юэ Чжун, так и не отступив, продолжил сражение со вновь прибывшими ротами, ведя по ним прицельный огонь, атакуя их гранатами, а иногда даже ракетами. Хоть эти солдаты и были элитой сил Су Дунмина, Юэ Чжун все равно с легкостью с ними расправлялся, чем и показал, насколько страшны были его способности. Один за другим закаленные ветераны падали замертво от рук Юэ Чжуна, и вскоре боевой дух даже этих солдат начал стремительно падать, только вопросом времени было их полное уничтожение.

— Прекрати боевые действия, Су Дунмин! – призвал его сильным голосом Шэнь Хунъян, лично прибывший в его штаб, — Если все продолжится в том же духе, то ты просто бесцельно потратишь жизни своих солдат!

К этому моменту лицо Су Дунмина имело потерянное выражение, а сам он, как будто, был уже не здесь, тем не менее, услышав слова Шэнь Хунъяна, он посмотрел на него и громко попросил:

— Шэнь Хунъян! Одолжите мне два батальона солдат! Если мы будем сражаться вместе, то мы определенно сможем похоронить Юэ Чжуна!

— И что тогда? – немедленно спросил тот, — У него здесь только один батальон, даже если мы уничтожим этих новобранцев, то это не будет для него огромной потерей. У Юэ Чжуна все еще есть семь батальонов в городе Нин-Гуан, он может легко их поднять и повести в атаку на нас. Я не готов тратить жизнь моих солдат только из-за вашей личной вражды. Су Дунмин, прекратите бессмысленное сражение, еще есть время договориться.

Если оставшиеся четыре командира китайской армии присоединятся к Су Дунмину в его сражении с Юэ Чжуном, то, несомненно, последний будет разгромлен. Однако сейчас его армия состояла лишь из одного батальона новобранцев, до сих пор не прошедших нормальной военной подготовки. Как только Юэ Чжун эвакуирует свои элитные силы, ему станет абсолютно все равно, что случится с остальными, для него это не станет огромной потерей.


Предыдущая | Следующая