Глава 262. Необычные торги

Предыдущая | Следующая


Полицейский спецназ быстро отреагировал на угрозу и довольно скоро полностью окружил всю виллу Юань Юэшаня.

— Для людей, находящихся внутри! Вы окружены! Ваш единственный вариант: сложить оружие и немедленно сдаться. Только в этом случае вы сможете найти выход из положения! – кричал в громкоговоритель Сяо Паньшань, капитан отряда спецназа.

Маленькие девочки со страхом смотрели на Юэ Чжуна, не зная, не собирается ли этот монстр и их убить, как он поступил со всеми другими.

— Не волнуйтесь, малышки, я здесь, чтобы спасти вас! – радушно улыбнулся им Юэ Чжун, глядя на девочек, которые кажется, были напуганы до безумия.

Подойдя к окну виллы, он громко и четко прокричал:

— Я Юэ Чжун из города Нин-Гуан. Сегодня я прибыл сюда для зачистки предателей правительства! Вы можете подтвердить это у мэра Вэнь и секретаря партии Пэна!

Сяо Паньшань, услышав слова Юэ Чжуна, оторопел на мгновение, но после некоторых колебаний все же не стал отдавать приказ о штурме виллы. Мэр Вэнь и секретарь Пэн являлись влиятельнейшими людьми города, и если это действительно был их приказ, то он совершенно точно не мог идти против, поэтому в первую очередь ему пришлось сообщить об этом своему непосредственному начальству.

Убийство главы налогового департамента не было небольшим делом, поэтому и Вэнь Баого, и Пэн Миндэ сразу же, как только получили известие, приехали на виллу Юань Юэшаня.

— Юэ Чжун, на этот раз вы зашли слишком далеко! – лицо мэра Вэнь было зеленым от злости, когда смотрел на Юэ Чжуна, — Если вы не сможете дать мне нормального объяснения, то я ничего не смогу сделать, кроме как объявить вас нежеланным гостем города и выдворить отсюда!

Юань Юэшань не был его подчиненным, но, в конце концов, тот был высокопоставленным правительственным чиновником, а Юэ Чжун взял и убил его посреди бела дня, да еще перед лицом общественности, не используя совершенно никакой маскировки. Если бы Юэ Чжун не обладал такой тиранической властью и не имел под командованием реальные военные силы, то Вэнь Баого немедленно приказал бы арестовать его и бросить в тюрьму.

Юэ Чжун же, указывая на бесконтрольно дрожавших девочек, которые стоя на коленях, вцепились в его ноги, яростно обратился к Вэнь Баого:

— Мэр Вэнь! Юань Юэшань – мразь, которая совершала отвратительные и порочные вещи! И не говорите мне, что он не заслуживает смерти!

— Да! Он сволочь! – также зло отвечал ему Вэнь Баого, чуть ли не выплевывая каждое слово, — Да! Он заслуживает смерти! Но он правительственный чиновник! Если вы хотите его наказать, то вам нужно идти законным путем! Никто не имеет права осуществлять самосуд над правительственным чиновником! Если вы хотите лишить его жизни, то вы должны действовать в соответствии с законом!

Те, кто занимали государственные посты, были очень обеспокоены своей жизнью и безопасностью. Если бы люди начали действовать мстительно, так же как Юэ Чжун, то ни один чиновник из правительства просто не смог бы спокойно работать. Это пересекло нижнюю черту мэра Вэнь. Вне зависимости от того, насколько сильным может быть эксперт, Энхансер или Эвольвер, он обязан придерживаться законов и правил города SY, это было обоюдное требование и Вэнь Баого, и Пэн Миндэ.

Поначалу глаза секретаря Пэн Миндэ вспыхнули радостью, но вздохнув, он вернул своему выражению обычный стальной взгляд и тихим, но серьезным голосом обратился к Юэ Чжуну:

— Юэ Чжун, Юань Юэшань действительно был мразью, но вы не имели никакого права наказывать его в частном порядке! Привлечь его к ответственности может только специальная дисциплинарная комиссия и суд. Вы на этот раз зашли слишком далеко, я ничем не смогу вам помочь. Если бы вы проконсультировались со мной до того, как начать действовать, то мы смогли бы найти способ законно уничтожить эту мразь.

— О чем вы говорите? – рассмеявшись, спросил Юэ Чжун, — Я вообще не прикасался к Юань Юэшаню. Когда я пришел сюда, то увидел четырех экспертов, сражавшихся между собой с намерением убийства, и в то время как Юань Юэшань пытался их разнять, он оказался неосторожен и был убит в этом бою. Затем все остальные просто поубивали друг друга, нанеся смертельные раны.

Вэнь Баого и Пэн Миндэ нахмурились, даже такие мастера верчения-кручения правды, как они, не знали, как реагировать на бесстыдную ложь Юэ Чжуна. Девочки, также жавшиеся к нему, были сбиты с толку его словами, так как они своими глазами видели, как Юэ Чжун застрелил четырех телохранителей и лично отрубил голову Юань Юэшаню.

— Но оставим это, в этот раз я пригласил вас, чтобы обсудить потенциальную сделку, — неожиданно продолжил Юэ Чжун, — Я хочу купить у вас 400 000 ватных одеял за 100 тонн продовольствия.

Вэнь Баого и Пэн Миндэ были умными людьми и, само собой, поняли намерения Юэ Чжуна, желавшего этими 100 тоннами еды затереть произошедший инцидент. Как-никак прямо сейчас в городе SY одеяло не стоило даже полкилограмма еды, поэтому услышав его предложение, оба они смогли расслабиться.

С наступлением конца света 50 тонн продовольствия не было небольшим количеством. В городе SY даже 2-3 килограмма еды могут вызвать потасовку среди выживших и вполне возможно со смертельным исходом. А 50 тонн хватит на поддержание 100 человек в течение 200 дней. В то же время сам Юэ Чжун был очень мощным экспертом и командовал немаленькой армией, до тех пор, пока он не пересечет границу, после которой нет возврата, мэр и секретарь партии не были готовы сталкиваться с ним. Кроме того, Юэ Чжун предоставил им альтернативу и, приложив больше усилий в убеждении других должностных лиц, они оба смогут разрешить эту проблему.

— Юэ Чжун, — поразмышляв немного, обратился к нему Вэнь Баого после того как обменялся понимающим взглядом с Пэн Миндэ, — В этот раз я проигнорирую это! Но я очень надеюсь, что второго раза не будет, иначе мне придется отдать приказ на ваш арест!

— Я услышал вас, — равнодушно ответил Юэ Чжун.

Видя, что строптивый Юэ Чжун дал им выход, мэр и секретарь вздохнули с облегчением, все-таки работать с упертым и горделивым Юэ Чжуном, который легко мог вспылить, для них было очень тяжело, он вызывал у них одну головную боль.

— У меня к вам есть еще одно предложение, — снова внезапно выступил Юэ Чжун.

— Что на этот раз? – немного холодно спросил Вэнь Баого, после убийства высокопоставленного чиновника, он стал менее благоприятно относиться к Юэ Чжуну.

— Я хочу собирать налог у реки, — с улыбкой забросил бомбу Юэ Чжун.

— Ни за что!

— Определенно нет!

Два лидера города практически одновременно отвергли его предложение. Налогообложение имело очень важное значение для правительства. Хоть людей, осмеливавшихся ловить рыбу, и было очень мало, а ежедневный налог не превышал одной тонны свежих продуктов, эта статья дохода все же приносила продовольствие. Мэр Вэнь и секретарь Пэн определенно не могли отказаться от этого.

— Позвольте мне закончить! — тяжелым голосом сказал Юэ Чжун, — Я хочу очистить реку от мутировавших тварей, и после этого мы сможем получить свежий и нескончаемый запас речных даров для всего города SY. Для зачистки я намерен использовать собственные силы и ресурсы, но естественно, я не намерен делать этого бесплатно. После освобождения реки от монстров каждый сможет войти в нее и заняться ловлей рыбы, сбором креветок и моллюсков или сбором растительности, и я хочу 30% от этого в качестве налога!

Все-таки в глазах Юэ Чжуна река была сокровищницей, которая способна была предоставить просто огромное количество продовольствия. Если получится начать ее использовать, то выжившие города смогут найти себе нормальное пропитание.

— Из 30% налога я буду платить городу 5%, это для вас двоих, чтобы вы смогли ими свободно распоряжаться. После уничтожения мутировавших тварей эти 5% общего улова и дикой растительности превысит текущий доход в 10, а то и в 100 раз!

Слова Юэ Чжуна потрясли Вэнь Баого и Пэн Миндэ, они оба прекрасно понимали, что Юэ Чжун не преувеличивал. Река действительно была драгоценным источником продовольствия, если бы не тот факт, что там обитало так много мутировавших монстров, то городу SY не пришлось бы даже беспокоиться о еде.

— 50 на 50! – обдумав его предложение, заявил мэр города, — После очистки мы разделим налог пополам!

— Идет! – легко ответил Юэ Чжун.

Глаза обоих лидеров сразу же загорелись восторгом. Какие бы у них не были взаимоотношения, оба они хотели присоединиться к Юэ Чжуну в его разделке такого большого пирога. Однако следующие слова Юэ Чжуна заставили их быстро спуститься на землю.

— Если вы готовы отправить 30 Энхансеров выше 20-го уровня, чтобы помочь мне, — равнодушно продолжил он, не обращая внимания на их радость, — То, как только река будет очищена, налог может быть разделен пополам. Но если вы не готовы послать помощь, то я могу обещать вам лишь 5%. Мне еще нужно оставить что-нибудь военным.

Если бы Юэ Чжун оставил весь налог у себя, то это не сулило бы ничего хорошего, ведь если он единолично монополизирует весь доход, даже при условии очистки реки исключительно своими силами, другие будут завидовать, поэтому ему необходимо дать им немного в знак своей доброй воли. Правительство и армия были мощнейшими силами города SY, в то время как влияние Юэ Чжуна было еще слишком мало.

— Тогда мы оставим 5%, — сузившимися глазами Пэн Миндэ посмотрел на Юэ Чжуна и после тщательного обдумывания сказал, — В последнее время мы испытываем дефицит экспертов, поэтому мы не можем позволить себе отправить так много сил.

Бесчисленное множество сильнейших мутировавших монстров проживает в этой реке, военные и правительство не один раз посылали своих экспертов на очистку этой реки, но, даже объединив свои силы вместе с экспертами других группировок, они не смогли одолеть мутировавших речных тварей. За время этих попыток общее количество Энхансеров, погибших в боях у реки, превысило сто человек, и даже несколько драгоценных Эвольверов умерло в зубах этих речных монстров. Вэнь Баого и Пэн Миндэ не слишком-то верили в успех операции Юэ Чжуна, поэтому и предпочли, ничего не делая, получить свои 5%. Само собой, они с радостью будут следить, как Юэ Чжун тратит на это свои силы и ресурсы, и если он проиграет, то это будет не их проблема, но, если победит, они также получат свою пользу.

— Моих сил в городе SY недостаточно, чтобы сражаться против этих монстров, мне нужно намного больше людей, а также место, где я смогу их разместить. Как насчет продажи мне Цветущей и Южной улицы? Я готов купить их за 100 тонн продовольствия, — сделал следующее предложение Юэ Чжун.

— Добавь еще 50 тонн и так же можешь забрать Промышленную улицу, — без вопросов предложил Вэнь Баого.

Все три улицы (Цветущая, Южная и Промышленная) выходили на берег реки, в настоящее время там проживало много выживших, однако большинство из них были ворами, проститутками, разбойниками, детьми, стариками, хулиганами или бандитами. Помимо этого, все три улицы были старыми, грязными и обветшалыми, в канавах собиралась застоявшаяся вода, вызывавшая просто нестерпимую вонь. Продав эти улицы Юэ Чжуну, мэр Вэнь сможет перестать беспокоиться о ситуации в том районе, и сможет сэкономить на продовольствии.

— Спасибо, мэр Вэнь! – рассмеялся Юэ Чжун.

На трех улицах было довольно много квартир, если потесниться немного, то он смог бы разместить там от двух до трех тысяч человек. Также с помощью этих трех улиц можно было бы закрепиться в городе, создав там некую крепость. И все это всего лишь за 150 тонн продовольствия.

Заключив сделки и попрощавшись с мэром и секретарем партии, Юэ Чжун немедленно направился на Цветущую улицу.

— Чжан Хэ, — обратился к нему Юэ Чжун, — Мне нужно найти людей. Иди и начни распространять информацию, что я ищу людей, готовых сражаться или работать на меня! Те, кто готов работать на меня, должны делать то, что я от них требую. Таким людям я гарантирую ежедневную еду в достаточных количествах, кроме того если они будут стараться, я не буду скупиться на награды или поощрения. Сейчас я приму только двести человек, не больше! – после чего повернувшись, добавил, — Чэн Юй, следуй за ним.

Чжан Хэ был мелким, но уже зрелым, и к тому же местным жителем, хорошо знакомым с этим районом, поэтому он и становился наиболее подходящим человеком для такой работы.

— Да, босс Юэ! – почтительно ответил Чжан Хэ и немедленно умчался выполнять поручение. Бывший профессиональный киллер Чэн Юй молча последовал за ним.

 

— Пацан! Что тебя привело сегодня? Я могу предложить кукурузную муку: полкило свежей рыбы на килограмм кукурузной муки. Если позволишь развлечься с твоей сестренкой, то я дам тебе сразу килограмм риса, — на одной из улиц прилично одетый мужчина средних лет, улыбаясь распутной улыбкой, весело смотрел на Чжан Хэ.

— Босс Ню, я здесь не для обмена еды, — холодно ответил Чжан Хэ, глядя на мужчину с нескрываемым презрением.

Этого человека звали Ню Дахой, это местный ростовщик использовал кукурузную муку и рис для обмена на различные предметы местных выживших, и был хорошо известен своей порочностью и безжалостностью. Вот и сейчас он немедленно сменил улыбчивое выражение на мрачное, и со злой усмешкой потребовал:

— Тогда возвращай долг! Четыре дня назад ты взял два килограмма кукурузной муки, и на сегодняшний день ты должен мне три килограмма. Если ты не можешь заплатить, то я возьму твою сестру в качестве гарантии возврата.

Ню Дахой уже давно нацелился на симпатичную сестренку Чжан Хэ, все-таки этот прелестный маленький цветочек можно будет продать по крайне мере, за 50 кг продовольствия, только с расчетом на это он «щедро» одолжил Чжан Хэ кукурузную муку.

— Что? – потемнело лицо Чжан Хэ и, стиснув зубы, пошипел, — Я одолжил лишь 1,5 кг муки и то, на 10 дней, прошло только 4 дня, а ты требуешь выплатить тебе уже 3 кг кукурузной муки?

— Теперь, когда продовольствие стало настолько ценным, кто говорил, что кредит будет беспроцентным? – лицо ростовщика не дрогнуло, как он хладнокровно продолжил, — Ежедневный процент составляет 20%! Требование возврата сейчас 3 кг уже дешевле, чем должно быть, чертово отродье! И ты до сих пор не хочешь платить? Если ты не вернешь продовольствие, то я возьму твою сестру как гарантию!

Предоставляя 1,5 кг кукурузной муки, Ню Дахой выглядел великодушным и приличным человеком, но при возвращении долгов он превращался в крайне черствого ростовщика. Выжившие, находившиеся рядом, со вздохом смотрели на паренька.

— Очень жаль, но этот мальчик был обманут этой собакой.

— Как жаль.

Видя разворачивающуюся сцену, люди осуждали торговца, тем не менее, Ню Дахой имел четырех чрезвычайно здоровенных головорезов, поэтому никто не осмеливался провоцировать его. Чжан Хэ яростно уставился на торговца, откуда было ему знать, что тот задумал. Лицо же самого ростовщика, глядевшего на разъяренного и беспомощного пацана, приобрело гордое и довольное выражение.


Предыдущая | Следующая