Глава 259. Чжан Хэ

Предыдущая | Следующая


Как только Чжан Хэ был схвачен, налоговый офицер расстегнул его одежду и, похлопав по ней, вскоре нашел полиэтиленовый пакет с речными креветками, после чего довольно улыбнулся:

— Чертов паршивец! Чтобы обмануть меня, тебе нужно еще расти и расти. А вот из-за того, что ты попытался уклониться от уплаты налогов, эти креветки и будут конфискованы.

— Верните их мне! Пожалуйста, верните! Я для своей семьи их поймал! – изо всех сил кричал паренек с покрасневшими глазами. С этими креветками его семья смогла бы продержаться еще несколько дней, а без них им придется голодать.

— Черт возьми! Ты не знаешь, что лучше для тебя, – лицо налогового офицера потемнело и, махнув рукой, сигнализировал семерым амбалам, чтобы те избили слишком крикливого парня. Чжан Хэ все-таки был ребенком, поэтому всего от нескольких ударов он быстро покрылся синяками, после чего его просто отбросили в сторону.

— Тот, кто посмеет уклониться от налогов, столкнется с теми же последствиями! – сборщик налогов холодно оглядел присутствовавших, которые в основном были отощавшими от голода женщинами. Пока он демонстрирует этим людям холодную и суровую реальность, его работа будет идти гладко. Выжившие, пришедшие платить налог, видели такие сцены бесчисленное количество раз, поэтому уже очерствели.

— Как вы можете делать такое с ребенком?! – раздался разъяренный голос со стороны.

Налоговый инспектор, повернув голову в сторону крика, сразу увидел подходившую группу молодых мужчин и женщин, одетых в довольно красивые и опрятные одежды, и уже по одному этому внешнему виду он мог сказать, что они были далеко не обычными выжившими. Девушка, упрекавшая главного сборщика налогов, была дочерью мэра – Вэнь Пэйшань, она и в этот раз была одета в красный наряд, в котором как ни странно выглядела невероятно невинной и одновременно с этим очень сексуальной.

Налоговый офицер с жадностью рассматривал девушку в красном, в конце концов, в тяжелое время апокалипсиса большинство женщин потеряло свое изящество, внешний вид и здоровье, поэтому такие вот молодые девушки с чистой кожей и здоровым блеском нынче были уже редкостью. Продолжая смотреть на нее, инспектор ответил спокойным размеренным тоном:

— Я делаю свою работу в соответствии с установленными правилами! Уважаемая, если у вас есть какие-то жалобы или претензии, пожалуйста, обратитесь к моему начальству, — даже имея должностное положение, налоговый офицер не решился ссориться с молодой девушкой, по внешнему виду которой можно было с уверенностью сказать, что она также имела довольно значимое положение.

— Ах ты, сволочь! – взволнованно выругалась Вэнь Пэйшань. Несмотря на то, что она была хорошо воспитана и, как правило, более сдержана, девушка просто не знала, как бороться с людьми, хорошо пользовавшимися своими полномочиями, кроме как ругаться на них.

Юэ Чжун смотрел на всю эту сцену серьезным взглядом. Даже если сборщик налогов и вышел за рамки дозволенного, на дворе до сих пор стоял безжалостный апокалипсис, поэтому если инспектор не будет демонстрировать грубости в той или иной мере, то он просто не сможет собирать налоги.

— Юэ Чжун, помоги мне проучить этого ублюдка! – Вэнь Пэйшань не могла придумать способа, как дисциплинировать этого инспектора, поэтому и решила обратиться к Юэ Чжуну за помощью. Юэ Чжун же в ответ на ее слова большими шагами двинулся вперед, он тоже не мог спокойно смотреть на излишнее превышение должностных полномочий.

— Ой-ой, ты думаешь, что ты делаешь? Я просто делаю свою работу! – налоговый офицер с некоторой тревогой смотрел на приближение Юэ Чжуна. Семеро мощных мужчин также сделали шаг вперед и, практически окружив Юэ Чжуна, посмотрели на него злыми и колючими взглядами.

— Ваши сборы, как я могу видеть, более 50%! – строго посмотрев на офицера, обличил его Юэ Чжун, — Я не думаю, что правительство установило такой дикий налог, вы просто забираете себе часть этих поборов. Вы не боитесь, что можете не увидеть завтрашнего солнца?

Власти города SY определенно не настолько глупы, чтобы устанавливать налог в 50%. Ситуация, как говорится, на лицо, чем ниже по должностной лестнице спускалось распоряжение, тем абсурднее становилась цифра. На самом деле указ говорил о том, что люди, вышедшие на поиск диких овощей и рыбную ловлю, должны были платить налог в размере 20%, однако этот налоговый инспектор забирал у них больше половины добычи, очевидно, что 30% шло в его и его подельников карман.

— Я Чжан Сюэмин! – видя, что он был разоблачен, офицер зло посмотрел на Юэ Чжуна, — Мой двоюродный брат заместитель начальника налогового управления, Вэй Тун! А ты кто?

Налоговое управление даже в прежнем мире было довольно мощным институтом власти. А после апокалипсиса почти каждый представитель власти стал обретать еще большее влияние. Так и Вэй Тун смог стать заместителем начальника налогового управления, благодаря наличию больших связей. Поэтому Чжан Сюэмин надеялся использовать имя своего кузена, чтобы заставить Юэ Чжуна отступить и разрешить этот конфликт мирно.

— Как следует, накажи себя, иначе не видать тебе завтрашнего солнца, — улыбнулся Юэ Чжун и, указывая на девушку в красном, до этого ругавшую инспектора, представил ее, — Это дочь мэра Вэнь, Вэнь Пэйшань.

Чжан Сюэмин мгновенно побледнел, как-никак мэр Вэнь был одним из двух влиятельнейших людей города, и мог простым движением руки раздавить таких ничтожных людей, как Вэй Тун или Чжан Сюэмин. Все-таки на дворе стоял апокалипсис, и человеческая жизнь почти ничего не стоила. Сам инспектор был мелкой рыбешкой, даже если он исчезнет завтра, никого это не озаботит, и даже наоборот, некоторые с радостью воспримут эту новость.

— Это моя вина! Я действовал подло, это все моя вина! Простите! Мисс Вэнь, я не осмелюсь сделать это снова! Простите меня! Пожалуйста, простите меня только на этот раз, я действовал по приказам! – Чжан Сюэмин, встав на колени перед Вэнь Пэйшань, начал сильно бить себя по щекам, одновременно с этим жалобно взывая к девушке. Он действительно старался себя наказать, потому что вскоре на уголках рта показалась кровь.

— Хорошо! Я забуду об этом на этот раз, — смягчилась Вэнь Пэйшань, — Но я требую, чтобы вы вернули конфискованные вещи мальчику обратно!

— Да! – получив прощение и вытерев кровь, налоговый инспектор встал и лично вернул пареньку отобранную добычу, — Парень, это все было подарено тебе уважаемой леди Вэнь, поспеши и поблагодари ее.

Чжан Хэ, крепко схватив пакет с креветками, посмотрел, словно раненный волчонок, на хорошо одетую и миловидную девушку и крайне неохотно пробормотал:

— Спасибо! – после чего сразу повернулся и захромал подальше от них.

— Черт бы его побрал! Это маленький паршивец совсем не знает манер! – нахмурился налоговый инспектор, смотря на вызывающее поведение паренька и, обратившись к девушке, спросил, — Леди Вэнь, мне поймать его и научить манерам?

— Нет, в этом нет необходимости! – хоть ей и не понравилось поведение мальчика, Вэнь Пэйшань все же была доброй девушкой и не хотела доставлять ему еще больше неприятностей.

Между тем Юэ Чжун, осмотрев ослабленных и худых женщин, что принесли найденные дикие мутировавшие овощи, перевел взгляд на собравшуюся вдалеке группу выживших, безучастно смотревших в их сторону. Сведя хмуро брови, он задумался на какое-то время и, видимо, придя к какому-то решению, быстро пошел за хромавшим мальчиком.

— Юэ Чжун? Подожди! Юэ Чжун, подожди меня, — увидев уходящего Юэ Чжуна, Вэй Пэйшань несколько всполошилась и заторопилась за ним.

Чжан Хэ отошел уже на какое-то расстояние, но заметив, что его догоняет взрослый парень, он остановился и, крепче вцепившись в пакет с креветками, настороженно спросил:

— Зачем ты преследуешь меня?

— Ты хочешь есть досыта? – спросил Юэ Чжун, доставая из рюкзака и протягивая парню большой пакет хлеба.

— Я… — глядя на протягиваемый пакет жадными глазами, Чжан Хэ шумно сглотнул слюну, но сжав кулаки и крепче прижав к себе пакет со своей добычей, громко закричал, — Я не отдам вам мою сестру! Даже если вы дадите нам больше пищи, я не буду продавать младшую сестру!

— Сестра? – негромко пробормотал Юэ Чжун, не понимая, про какую сестру тот говорит, но не став обращать на это внимания, решил просто озвучить свои условия, — Я хочу, чтобы ты работал на меня! Помоги мне сделать кое-что, и взамен я буду давать вам каждый день достаточно еды, и сверху еще триста грамм кукурузной муки. Если ты будешь хорошо выполнять свои задачи, то я буду давать даже консервированное или сушеное мясо.

Этому мальчику было всего 12-13 лет, но он уже имел мужество и решимость, которые отсутствовали у многих взрослых: даже несмотря на наличие обильной реки, многие выжившие просто не осмеливались рисковать и ловить рыбу. Поскольку Юэ Чжун хотел закрепиться здесь, ему само собой нужны были люди, хорошо знавшие этот город. Он уже подружился с представителями верхушки общества, такими как Вэнь Пэйшань, Лу Чэнгуан, Тай Иянь, и сейчас ему необходимы были люди из низов общества, тех, кто, как говорится, работает на земле. Вот этот паренек и подходил Юэ Чжуну, он был не против помочь ему, так как тот имел правильные качества.

— Вы действительно сможете дать нам есть досыта? – глаза Чжан Хэ вспыхнули надеждой. На самом деле большинство выживших города SY готовы делать практически что угодно, если у работодателя была еда. Сам Чжан Хэ уже присоединился бы к уличным бандам, если бы те не были такими же тощими сорванцами, не имевшими ни сил, ни навыков.

— Почему это брат Юэ должен лгать? — к этому моменту Юэ Чжуна нагнала его группа, и Тун Сяоюнь, услышавшая вопрос маленького нищего мальчика, ответила вместо него, — Наши запасы велики, вне всякого сомнения.

Чжан Хэ, посмотрев на довольную и сильную девушку, обратил внимание и на других сильных людей, что сопровождали заговорившего с ним парня, поэтому встав перед ним на колени, стал приносить клятву:

— Благодетель, я не прошу многого, я только хочу, чтобы мои младшие брат и сестра смогли достаточно хорошо питаться. Ради этого я готов отдать свою жизнь! Все, что вы скажите, я обязательно сделаю!

Чжан Хэ был молод, но в условиях апокалипсиса быстро повзрослел, поэтому понимал, что те, кто мог содержать такой мощный отряд, определенно были не последними людьми в городе SY, и лично ему только на пользу пойдет присоединение к ним. К тому же условия лидера не были возмутительными, и до тех пор, пока его младшие сестра и брат смогут хорошо есть, он готов будет подчиняться ему. В нынешние времена, когда жизнь человека стоила немного, люди готовы были продавать себя за еду, но даже если вы готовы на это, вы не всегда сможете найти покупателя.

— Вставай! – скомандовал Юэ Чжун и с любопытством спросил, — Я хочу знать, почему люди не идут ловить рыбу в этой реке?

Река, протекавшая через весь город, была довольно большой, поэтому в глазах Юэ Чжуна она казалась огромным кладом, ведь вода была чрезвычайно полезна в выращивании растений и плодов, да и в самой реке должно быть достаточное количество живности и растений. Если правильно использовать эти ресурсы и богатства, то не будет большой проблемой создание постоянного источника пищи для нескольких десятков тысяч людей. Но поскольку руководители города не были идиотами, должно быть, есть некая проблема в использовании реки.

— Благодетель, как мне к вам обращаться? – с некоторым колебанием спросил Чжан Хэ.

— Я Юэ Чжун, — уверенно он представился.

— Меня зовут Чжан Хэ, — быстро продолжил парень, — Босс Юэ, река действительно имеет много видов рыб, креветок, мидий или моллюсков, также как и множество водорослей, но там обитают разные виды опасных и хищных тварей. Есть змеи, которые в длину достигают десятков метров, есть большие черные рыбы, которые могут целиком проглотить человека, есть огромные крабы, способные своими клешнями разрезать человека пополам. Раньше много людей ходили на рыбалку, но с каждым днем возле реки становилось опаснее, речные монстры стали все чаще охотиться на рыбаков. И после того как количество погибших стало измеряться сотнями, люди практически перестали ловить рыбу и прочую живность из этой реки.

Несколько сотен человек, погибших возле реки, само собой отпугнули всех остальных, и больше никто не осмеливался ловить рыбу в таком смертельно опасном месте. Поэтому, несмотря на наличие большой и обильной реки, выжившие жители города SY не подходят к ней и близко.

— Разве правительство или армия не предпринимали шагов, чтобы разобраться с этими мутировавшими монстрами? – продолжил спрашивать Юэ Чжун. Хоть мутировавшие твари и были очень опасными, они не были непобедимыми. В то же время в городе было так много выживших, что у правительства и армии, безусловно, не должно было бы быть проблем с наличием экспертов, которые смогли бы справиться с этими монстрами.

— Да, — подумав некоторое время, ответил Чжан Хэ, — На самом деле были некоторые эксперты, которые приходили сражаться с этими речными монстрами, и они успели убить нескольких из них. Но после этого появились еще более грозные и свирепые монстры, которые и съели тех экспертов, поэтому сегодня существует не так много воинов, которые осмелились бы охотиться на этих речных тварей.

Все же Энхансеры и Эвольверы, которых обычные люди часто называли экспертами, были редкими и ценными бойцами, и смерть каждого из них серьезно сказывалась на общей силе. На самом деле, в этой реке водилось слишком много мутировавших монстров, и после потери 20 мощных Энхансеров правительство и военные перестали пытаться очистить от них реку. Все-таки цена была слишком высока.

Чжан Хэ и Юэ Чжун продолжили свой разговор, и со временем стало появляться больше деталей о жизни обитателей нижних слоев общества. Люди этих слоев жили в самых худших условиях: в то время как правительство раздавало некоторое продовольствие, чтобы сохранить этим людям жизнь, множество жадных чиновников просто разворовывало бесчисленные запасы этой еды, и большинство выживших вообще не получали пищи. Практически каждая женщина готова была продать себя за кусок хлеба, были даже люди, готовые продавать своих детей, и такое встречалось почти повсеместно.

Следуя за Чжан Хэ, группа Юэ Чжуна подошла к улочке возле канализации, где все здания были обветшалыми и стоял вонючий запах отходов жизнедеятельности человека. На самой улице бессильно и безвольно лежали люди, испускавшие зловоние, в то время как вокруг них летало множество комаров и мух.

Пока они шли по улице, к ним вдруг вышла женщина в лохмотьях, имевшая большие темные круги под глазами и запавшее лицо, от нее, как и ото всех, исходил такой же неприятный кислый запах. Встав на колени перед Юэ Чжуном, она вывела вперед маленькую девочку и умоляюще обратилась к Юэ Чжуну:

— Господин! Пожалуйста, купите мою дочь! Достаточно одной коробки лапши быстрого приготовления! Просто коробка лапши и я отдам вам свою дочь! Она знает, что нужно делать, просто возьмите ее с собой, и она сделает все, что вы захотите!

— Господин, — встав на колени, маленькая и худая девочка лет 11-12 с собранными в конский хвост волосами также стала умолять, — Пожалуйста, купите меня, я готова что-нибудь сделать!

— Тетенька! – увидев подобное, не могла не спросить Тун Сяоюнь, — Разве она не ваша собственная дочь? Как вы можете продавать ее?

Вэнь Пэйшань также не могла поверить своим глазам, ей впервые довелось посетить подобное место. В ее мышлении сам факт продажи собственных сыновей и дочерей воспринимался как нечто, придуманное в книгах или происходившее в глубокой древности. Город SY, которым руководит ее отец, определенно не мог иметь подобных вещей.


Предыдущая | Следующая