Глава 258. Пэн Миндэ

Предыдущая | Следующая


— Молодой мастер, что с этими четырьмя? – холодно спросил Су Чэнь, глядя ледяным взглядом на четырех коленопреклоненных женщин.

Су Тяньян взглянул на четырех чрезвычайно прекрасных женщин и слегка нахмурился, все-таки он отдал приказ об убийстве Юэ Чжуна в слепой ярости и забыл, что женщины также находились здесь. А если через них информация просочится наружу, то это не будет сулить ничего хорошего. Тем не менее, эти девушки были сливками среди красавиц, и весьма тщательно служили ему, поэтому он не хотел убивать их между делом.

— Молодой мастер Су! – умоляюще обратилась к нему самая высокая и стройная девушка, — Не убивайте меня, я ничего не слышала! Я готова сделать для вас что угодно.

— Не убивайте меня!

Остальные три девушки также взмолились в страхе и, начав хватать его за ноги, пытались своими чувственными телами убедить Су Тяньяна. Однако их мольбы неожиданно вызвали у молодого мастера противоположные чувства и, очерствив свое сердце, он отдал безжалостный приказ:

— Убей их всех, и убери за собой, — за ошибки Су Тяньяна эти девушки должны были заплатить своими жизнями.

Су Чэнь кивком головы подтвердил получение приказа. Словно стрела, он резко прыгнул вперед и, схватив за горло первую женщину, разорвал его. Шагнув вперед, Су Чэнь схватил голову второй и, резко повернув ее под неестественным углом, мгновенно убил. После убийства этих женщин, он шагнул к последним двум и, нанеся два удара, разбил им головы, также мгновенно убивая их. Всего за несколько секунд четыре женщины были безжалостно убиты, после этого Су Чэнь стал уносить трупы и, закончив это, оставил Су Тяньяна одного.

— Юэ Чжун, это все ты виноват! Я хочу твоей смерти больше всего! – лицо Су Тяньяна снова исказилось в ярости, пока он разбивал оставшиеся целые предметы антикварной мебели. По его мнению, он был не виноват, поэтому и переложил всю вину за смерть четырех девушек на Юэ Чжуна, как впрочем, и свою ярость и ненависть.

 

Ранним утром следующего дня после завтрака за Юэ Чжуном заехал Вэй Цзюэгуан, который и доставил его на Роллс-Ройсе в компании красавицы Сяо Шиши к месту жительства секретаря партии Пэн Миндэ. Пэн Миндэ оказался мужчиной 46-47 лет со строгими чертами лица, чьи брови всегда придавали его виду суровое выражение. Хоть Пэн Миндэ и был в солидном возрасте, он до сих пор не имел ни одного седого волоса, и выглядел намного моложе своего реального возраста.

— Юэ Чжун, вы знаете, над вами нависла большая катастрофа? – только они встретились, как Пэн Миндэ несколько шокировано обратился к нему.

— Какая катастрофа? – не меняя своего выражения, быстро спросил Юэ Чжун.

— Китайская армия решила направить три полка для сражения с вами. Ведь это огромная проблема, верно? – ответил Пэн Миндэ.

Три полка это более 3000 солдат, может быть даже до 4000 бойцов. Если бы это войско состояло из профессионально обученных еще до апокалипсиса солдат, то все усилия Юэ Чжуна по созданию собственной базы обратились бы прахом. Однако сейчас он уже получил важные сведения о реальных недостатках и преимуществах армии города SY, поэтому совершенно не растерялся от такого сообщения.

Хоть у армии и существовало ядро из 2000 профессионально подготовленных солдат, там все еще присутствовало порядка 4000 новобранцев, на обучение которых необходимо какое-то время. У самого же Юэ Чжуна было семь батальонов, общей численностью более 2000 человек, поэтому если дело дойдет до столкновения, а армия при этом не направит все свои силы, то Юэ Чжун имел некоторую уверенность в успехе.

— Солдат пришел, офицер его остановит, это как в поговорке: «Пришла вода – насыпай землю» [п/п: принять соответствующие меры, должным образом противодействовать]. Если армия действительно хочет воевать, то я дам им бой всей своей жизни! – резко отвечал Юэ Чжун с нескрываемой жаждой убийства, — У меня под рукой есть три полка, и я хочу проверить: кто сильнее — мои три полка или же три полка китайской армии.

— Вы действительно воинственный герой! – сузившимися глазами Пэн Миндэ оценил Юэ Чжуна и, улыбнувшись, заговорил, — Я уже отверг предложение армии, в конце концов, мы как выжившие люди не должны сражаться между собой. Ведь наши главные враги это толпы зомби, и как только мы избавимся от них, человечество сможет снова заселить землю. Юэ Чжун, вы знаете, моя мечта – это построить новый мир после зомби, где все будут равны, все будет справедливо, где судьи будут беспристрастны, а власть прозрачна. Каждый человек будет свободен, каждый будет заниматься тем, чем хочет, мир равенства для всех и без какой-либо эксплуатации. Юэ Чжун, готов ли ты помочь мне в этом? – страстно обратился к нему Пэн Миндэ в конце своей речи.

Большинство студентов и молодых людей имели горячую кровь и страстное сердце, поэтому ими легче всего было манипулировать и влиять на них. Пэн Миндэ хотел использовать идею восстановления мира, чтобы воодушевить и завербовать Юэ Чжуна. Все-таки именно под знамена праведности и защиты справедливости чаще всего вставали молодые люди, на протяжении всей истории молодые горячие головы легко поддавались на речи о справедливом и равноправном мире.

— Я привез 5000 тонн продовольствия, — безразлично посмотрел на него Юэ Чжун, — И намерен его продать, поэтому мне интересно, что вы можете предложить в обмен. Конечно, если вам это не интересно, я немедленно покину вас, — у Юэ Чжуна не было совершенно никакого интереса к созданию нового мирового порядка, о котором только что бредил Пэн Миндэ.

В то время как Пэн Миндэ был очень способным человеком, ему не хватило умений в воспитании сына, который в действительности вызвал столько неприятностей, что уже должен быть казнен, но под защитой своего отца этот дегенерат все еще жив и, кажется, даже не собирается исправляться.

Если сейчас Юэ Чжун подчинился бы Пэн Миндэ, основываясь только на громких идеалах и лозунгах, то это сказало бы о том, что с его головой не все в порядке. Юэ Чжун не имел никакой возвышенной мечты, сегодня он жил насыщенной жизнью и являлся лидером 30 000 человек, по его приказу легко может быть расстреляно более ста человек. Отказаться от этого и отбросить все прочь ради того, чтобы стать чьей-то собакой только из-за каких-то иллюзорных идеалов? Нет, он не готов на такое.

«Этот молодой человек не так прост!» — Пэн Миндэ был удивлен практичностью Юэ Чжуна, но глазами он все также тщательно продолжал изучать своего гостя. Секретарь партии решил откинуть все разговоры об идеалах и справедливости и прагматично ответил:

— Условия сделки могут быть обговорены моими людьми позже. Тем не менее, я надеюсь, что вы продадите нам, по крайней мере, 1000 тонн продовольствия.

Идеалы справедливости Пэн Миндэ успешно использовал для вербовки людей старшего поколения. Те, кто поддавался идеалистической промывке мозгов, становились идеальным страстным пушечным мясом. На самом деле, для него это было не самой плохой тактикой. Под такими предлогами Пэн Миндэ смог одурачить более 200 молодых людей, которые стали его молодогвардейцами, причем они были фанатиками до той степени, что готовы были отдать свою жизнь за него.

— Я могу подарить вам одну тонну продовольствия в знак нашей дружбы, — слегка улыбнувшись, Юэ Чжун сказал то же самое, что и мэру Вэнь Баого, — Тем не менее, остальные припасы я готов обменять только на то, что нам необходимо, в противном случае не будет ни одной сделки.

— В ответ на это позвольте мне также преподнести вам в подарок Роллс-Ройс и несравненную Сяо Шиши в знак нашей дружбы, — любезно ответил Пэн Миндэ, — Я надеюсь, что мы сможем остаться друзьями.

— Мм! – кивнул Юэ Чжун, радушно рассмеявшись, — Я тоже надеюсь, что мы всегда будем друзьями!

Пэн Миндэ действительно был чрезвычайно способным человеком, после встречи с ним Юэ Чжун имел о нем только хорошее впечатление. Однако даже если отец был героем, сын все же оставался преступником. Основываясь уже только на вопросе воспитания, секретарь лишился нескольких пунктов. Сев в роскошный Роллс-Ройс, Юэ Чжун в компании Сяо Шиши благополучно вернулся на виллу мэра Вэнь Баого, где и встретился со своими людьми.

 

Между тем возле реки, протекавшей через весь город, в одном из районов собралась группа выживших людей, которая с жадностью смотрела в сторону реки. Ведь прямо на берегу, практически возле самой воды, находилось немало всевозможных питательных продуктов: на берегу росли мутировавшие съедобные овощи, а вода изобиловала рыбой и прочей речной живностью, часть из которой время от времени даже выбиралась на берег.

Хоть и казалось, что берег реки был процветающим местом, немногие люди осмеливались пойти туда и собрать еду. Только те, кто голодал уже давно или у которых не оставалось других выходов, в основном это были худые и слабые женщины, решались, презрев опасность, пойти к реке и собрать некоторые овощи, придерживаясь лишь окраины плодородной зоны. Другие же выжившие города SY, если они не были доведены до отчаяния, не пойдут туда и не станут собирать эту еду, так как мутировавшие хозяева реки защищали свои владения.

Тем не менее, иногда все же появлялись такие смельчаки, как Чжан Хэ, который в данный момент осторожно выбирался из воды, крепко сжимая в руках несколько речных креветок, размером с палец, и кучу моллюсков и мидий. Он знал, что здесь находилось мелководье, а мутировавшие звери редко появлялись здесь. Однако ничего не было известно наверняка, всего три дня назад его друг и партнер был пойман и съеден на этом мелководье, которое быстро окрасилось в цвет его крови. Он хорошо помнил отчаяние и ужас в тот момент, когда тело его друга было разорвано на две части. Его товарищу было всего 11 лет, в то время как самому Чжан Хэ – 12.

Чжан Хэ, посмотрел на пойманных речных креветок, вздохнул с некоторым облегчением, ведь их можно было обменять на пару блюд из кукурузной муки, которых будет достаточно, чтобы прокормить себя, брата и сестру в течение еще пары дней. Оглядевшись по сторонам, Чжан Хэ быстро достал полиэтиленовый пакет и, убрав туда ценных речных креветок, спрятал их в своей одежде. Взяв еще один пакет, он убрал туда моллюсков и мидий и, выкопав несколько съедобных овощей и корнеплодов, быстро направился к выходу.

— Ты! Иди сюда и плати налог! – мужчина среднего возраста, одетый в униформу, заметив приближение мелкого паренька, крикнул ему. Рядом с человеком в форме находилось еще семеро дюжих мужчин. Все те, кто пытался заработать на жизнь дарами опасной реки, должны были платить налоги, в противном случае они получат побои, а особо рьяных и вовсе изобьют до смерти и сбросят в реку, на радость обитавших там монстров.

Возле мужчины уже находилось шесть изможденных женщин, которые беспомощно продемонстрировали им свою добычу. Даже заплатив сейчас, женщинам предстоит заплатить и второй раз, но уже бандитским группам, как сбор за защиту. Чжан Хэ с бесстрастным лицом подошел к мужчине и протянул ему пакет, полный мидий, моллюсков и некоторых диких овощей.

— Это твое, можешь идти! – забрав половину собранных ресурсов из полиэтиленового пакета и бросив их в корзину, мужчина в униформе вернул пакет с оставшейся добычей обратно пареньку.

Забрав свой пакет, Чжан Хэ развернулся, собираясь уходить.

— Подожди-ка! – налоговый офицер вдруг подумал о чем-то и, резко схватив паренька, приказал своим людям, — Держите его!


Предыдущая | Следующая