Глава 257. Сведения

Предыдущая | Следующая


Цзи Цин У, увидев такие бесстрашные действия и смелое признание Чжоу Яньсюэ, заторопилась на улицу, скрывая свое сложное выражение глаз. Тун Сяоюнь, также глядя со странным блеском на знаменитую красавицу, пробормотала:

— Только не говорите мне, что я должна делить своего мужчину с кумиром?

Бесчисленные завистливые и ревнивые взгляды мужчин, собравшихся сейчас в банкетном зале, кололи Юэ Чжуна, словно ножи, если бы взглядом можно было бы убить, то он умер уже бесчисленное количество раз. Находясь под этими колючими взглядами, сам герой признания лишь нахмурился, он совершенно не верил, что обладает шармом, способным влюбить в себя такую красавицу, как Чжоу Яньсюэ, и тем более заставить ее признаться перед лицом всех собравшихся.

Также став свидетелем признания другому мужчине от девушки, к которой испытывал сильную симпатию, да еще и в общественном месте, Су Тяньян почувствовал, как будто, кто-то отвесил ему сильную пощечину. Его лицо окаменело и, выйдя вперед с таким выражением лица, он холодно сказал:

— Яньсюэ, ты, должно быть, до сих пор напугана! Идем со мной, тебе нужно восстановить силы, – после чего приказал своим телохранителям. – Идите и отведите леди Яньсюэ домой, она устала.

Услышав приказ, два здоровенных Энхансера из военных сразу же сделали шаг вперед, Су Тяньян был полон решимости применить силу. Заметив это, лицо Чжоу Яньсюэ побледнело и, сделав еще один шаг к Юэ Чжуну, она опустила голову к его уху, от чего Юэ Чжуна тут же накрыл ее цветочный аромат:

— Я знаю все о людях и силах, управляющих городом SY, как свои пять пальцев. Если вы готовы защитить меня, то я передам вам все эти сведения и стану вашей женщиной.

В эти неспокойные времена, кроме нескольких исключительных женщин, способных положиться на свои собственные силы, все остальные, кто не имел знатного или влиятельного происхождения, могли полагаться лишь на сильных мужчин. Влияние семьи Чжоу Яньсюэ пропало, о них давно не было никаких новостей, тем не менее, она до сих пор оставалась свободной лишь потому, что была знаменитостью и имела нескольких покровителей, которые и сдерживали излишне рьяных поклонников. Однако сейчас для нее стало очевидно, что Су Тяньян собирался пренебречь ее покровителями и силой завладеть ею, поэтому в данный момент она могла рассчитывать только на сильнейшего здесь Юэ Чжуна.

Услышав ее слова и почувствовав ее аромат, сердцебиение Юэ Чжуна ускорилось. Махнув рукой, он просигнализировал двум своим бойцам элитного батальона, чтобы те вышли и остановили экспертов Су Тяньяна. Два бойца армейцев бросились вперед, чтобы быть заблокированными двумя другими Энхансерами, поэтому сейчас они со сложным выражением смотрели на своих противников, так как ощущали исходившую от них чрезвычайно гнетущую и давящую ауру. Для двух военных Энхансеров было очевидно, что бойцы Юэ Чжуна определенно прошли через многое и не раз рисковали своими жизнями или забирали чужие.

— Чжан Лай, Ню Джин, отбой! – трезво приказал Су Тяньян, хоть в момент, когда бойцы Юэ Чжуна вышли вперед, его лицо стало еще более перекошенным, но взяв себя в руки, он смог отдать разумный приказ. Как бы он не был уверен в своих людях, у Юэ Чжуна сейчас было слишком большое численное преимущество. Если они тоже сделают свой ход, то его сторона окажется в невыгодном положении.

— Юэ Чжун, Чжоу Яньсюэ – моя подруга, — поразмыслив, Су Тяньян начал говорить угрожающим тоном, тщательно подбирая слова, — Вы на самом деле хотите разделить нас и украсть ее у меня? Если сейчас вы вернете ее, то мы все еще сможем остаться друзьями. Здесь в городе SY мои друзья могут получить множество преимуществ. Что же касается моих врагов, то все они были стерты с лица земли!

В ответ на слова молодого мастера Су, Юэ Чжун лишь в удивлении поднял бровь и, протянув руку, обвил чрезвычайно гибкую талию девушки, после чего холодно рассмеявшись, спросил:

— Яньсюэ, он твой парень?

— Нет! Он всегда преследовал меня. Я не вижу в нем ничего особенного, кажется, он просто выдает желаемое за действительное, — воркующе засмеялась Чжоу Яньсюэ на вопрос Юэ Чжуна, чем очень сильно ранила сердце Су Тяньяна.

Чжоу Яньсюэ прежде всегда была дружна с окружающими, но сейчас для нее стало определенно ясно, что ей необходимо разорвать все отношения со вторым молодым мастером семьи Су и отдать все свое внимание Юэ Чжуну, если она, конечно, хочет добиться желаемого. Что же касается оскорбления мощной семьи Су, то об этом она заботилась меньше всего.

— Хорошо-хорошо! Юэ Чжун, сегодняшнее унижение… я обязательно верну его сторицей! – выражение Су Тяньяна стало предельно некрасивым, когда он смотрел ядовитым взглядом на Юэ Чжуна и Чжоу Яньсюэ, после чего, резко развернувшись, ушел вместе со своими бойцами.

— Юэ Чжун! – подошел к нему Вэнь Баого, — Су Тяньян действительно мстительный человек. Вам лучше быть более осторожным.

Молодой Тяньян намеревался силой забрать знаменитую Чжоу Яньсюэ прямо перед его глазами, отчего мэр приходил в бешенство. И если бы не было Юэ Чжуна, то вполне возможно, тот сразу же силой увез бы девушку. Чжоу Яньсюэ была знаменитостью, о которой знал каждый выживший их города, поэтому если бы Су Тяньян спокойно бы увез ее прочь, то Вэнь Баого закрыл бы на это глаза. Тем не менее, он намеревался похитить ее перед лицом такого количества свидетелей, как будто бандит какой, а это было уже равносильно оскорблению мэра города. Поэтому даже если бы Юэ Чжун не начал действовать, то Вэнь Баого лично встал бы на ее защиту.

— Да, я понимаю, мэр Вэнь! – слегка улыбнулся ему Юэ Чжун.

В банкетном зале и рядом с ним повсюду валялись как трупы людей, так бесчисленные тушки мутировавших воронов, поэтому оправившись от нападения, люди стали поспешно покидать это кровавое место, таким образом, банкет и подошел к концу.

 

В жилых апартаментах, предоставленных Юэ Чжуну и его людям, в одной из комнат на большой кровати сидел сам Юэ Чжун, в то время как знаменитая Чжоу Яньсюэ села на колени рядом с ним и осторожно попыталась было начать массировать ему ноги. Однако Юэ Чжун, глядя на такую красавицу, лишь махнул рукой, останавливая ее действия:

— Говори! Расскажи мне все, что знаешь. Если твои сведения будут важны, то я могу освободить тебя, а также заверить, что над тобой больше никогда не будут издеваться.

Разведданные всегда были чрезвычайно важны. Во все времена на протяжении всей истории бесчисленные сражения и столкновения были выиграны из-за вовремя полученной информации о противнике. Сведения, полученные в решающий момент, могут помочь переломить ход развития событий практически в любой ситуации. У Юэ Чжуна же было очень мало информации о городе, людях и происходящих событиях в городе SY, можно сказать, что у него вообще не было никаких данных. Поэтому человек, который разбирается во внутренних делах города и готов передать такие данные, безусловно, будет встречен Юэ Чжуном с распростертыми объятиями и получит его защиту и поддержку.

— Я не хочу свободы, — очаровательно улыбнулась Чжоу Яньсюэ, — Я просто хочу быть вашей женщиной, до тех пор, пока вы не оставляете меня, я буду вашей самой преданной наложницей.

Чжоу Яньсюэ не была похожа на Вэнь Пэйшань, которая имела защиту влиятельного отца. Поэтому ее внешность и звание суперзвезды становились палкой о двух концах, она могла положиться только на кого-то сильного, потому что иначе она будет захвачена другими, менее привлекательными для нее людьми. И так уж случилось, что человеком, на которого она решила положиться, стал Юэ Чжун.

Чжоу Яньсюэ легко рассмеялась и начала рассказывать Юэ Чжуну все, что знала. Так как она была звездой и весьма опытной в общении, ее часто приглашали на различные мероприятия и встречи, поэтому ей нередко приходилось общаться с ее поклонниками и даже фанатами. А в разговорах с ней такие парни часто хотели впечатлить ее своими знаниями и, не скрываясь, делились порой весьма ценной информацией.

Благодаря ее яркому и живому объяснению, Юэ Чжун начал вникать в ситуацию города SY и наконец-то понял, почему Су Тяньян в самом начале так враждебно к нему отнесся. Сам город SY управлялся двумя силами: мэром Вэнь Баого и секретарем партии Пэн Миндэ, оба они были невероятно влиятельными людьми и имели контроль над подавляющей частью правительства. В правительстве просто не было больше никого, кто бы мог сравниться по влиянию с этими двумя.

Что касается военных, то их ряды были наполнены всевозможными людьми, имевшими различные амбиции, традиции и взгляды. Все-таки сегодня это была дивизия в 6000 человек, которая в том числе была сформирована из солдат, переживших первые дни апокалипсиса. Когда мир начал меняться, две пехотных дивизии, проводившие на тот момент учения, понесли огромные потери: общее количество солдат, выживших в сражениях с зомби, насчитывалось чуть более двух полков, в то же время весь высший командный состав армии погиб, и самыми высшими офицерами оказались лишь подполковники. На всех выживших солдат набралось только пять подполковников, каждый из которых и стал командовать независимым объединением бойцов. Пройдя через множество сражений с зомби и мутировавшими животными, все пять подразделений постоянно становились сильнее и, собирая припасы и набирая новых солдат, со временем они смогли образовать общую армию, которая и представляла на данный момент военную мощь города SY.

Лидерами армии были – Су Дунмин (отец Су Тяньяна), Шэнь Хунъян (отец Шэнь Сюэ), Ло Тяньи, Цянь Вэйминь и Лю Хойфэн. Эти пятеро человек и управляли всей китайской армией, конечно, они были не совсем равны, ведь кто-то среди них имел больше войск, кто-то меньше. Так, Су Дунмин имел самое многочисленное войско, и поэтому считался номинальным командующим вооруженными силами города SY. Однако если не было необходимости совместных действий, то Су Дунмин мог командовать лишь своими силами, все-таки для управления другими войсками ему нужно было одобрение всех командиров.

Лидеры китайской армии, само собой, имели различные мнения и взгляды, но все они естественно считали не подчиняющегося им Юэ Чжуна бельмом на глазу. Су Дунмин и Ло Тяньи, как лидеры двух самых больших группировок, проголосовали за быстрое уничтожение Юэ Чжуна и присоединение всех его людей в систему города SY. В то же время Шэнь Хунъян и Цянь Вэйминь выступали за умиротворение Юэ Чжуна и налаживание с ним отношений, предполагая, что если это не сработает, они смогут заключить с ним временный союз и подавить его позже, когда можно будет избежать больших потерь от столкновения с ним. Лю Хойфэн остался нейтральным в этом вопросе и не высказал никакой позиции.

Именно из-за отношения Су Дунмина, Су Тяньян также невзлюбил выскочку Юэ Чжуна с самого начала, по этой причине он оставался властным и ни во что не ставил Юэ Чжуна при личной встрече. Все эти вопросы, касавшиеся внутренних дел армии, Люй Нин естественно не стала бы рассказывать Юэ Чжуну, в то же время обычные выжившие просто не имели возможности узнать о повадках и делах высших армейских офицеров. Только кто-то вроде Чжоу Яньсюэ, которая часто встречаясь с руководителями города и армии, могла получить и собрать подобные сведения.

— Так вот почему! – выслушав рассказ Чжоу Яньсюэ, Юэ Чжун наконец-то понял, почему Шэнь Сюэ не стала упираться в бою с ним. Китайская армия сразу после апокалипсиса имела лишь два полка солдат, численностью более 2000 человек, впоследствии они потеряли еще 200 человек во время захвата города SY. Однако сейчас они имели более 6000 солдат, из которых была сформирована целая пехотная дивизия, но большая часть из них оказалась лишь новобранцами. Армия располагала только несколькими батальонами обученных солдат, которые в действительности смогли бы противостоять опытным бойцам Юэ Чжуна, поэтому если они и начнут полномасштабное сражение с Юэ Чжуном, то армия понесет просто огромные потери.

В тот день Шэнь Сюэ привела к стенам города Нин-Гуан наиболее боеспособный батальон из числа войск Шэнь Хунъяна, и если бы этот батальон был бы полностью уничтожен Юэ Чжуном, то общая сила ее отца заметно уменьшилась бы. Именно из-за этого Шэнь Сюэ приняла решение пойти на компромисс с Юэ Чжуном и не продолжать сражение за Нин-Гуан.

Полностью выслушав все повествование Чжоу Яньсюэ, Юэ Чжун наконец-то почувствовал, что он уже имеет некоторое представление о текущих внутренних делах города SY, сейчас он не был столь же невежественен, как в момент своего прибытия сюда.

 

— Черт возьми! Проклятье! Проклятый Юэ Чжун! – с искаженным от ярости лицом Су Тяньян разносил в своем доме антикварную на вид мебель. Несколько красивых женщин стояли на коленях перед ним и с дрожью наблюдали за приступом гнева молодого мастера. Разбив уже несколько предметов мебели, Су Тяньян осознал, что не сможет подобным образом выплеснуть свое разочарование и, повернувшись, он приказал молчавшему темнокожему, но надежно выглядящему молодому человеку:

— Су Чэнь! Три дня! Через три дня я хочу видеть голову этого Юэ Чжуна!

— Да, молодой мастер! – ответил несколько безразлично Су Чэнь, служивший дворецким семьи Су. Давно в прошлом он был спасен Су Дунмином и с тех пор решил посвятить свою жизнь служению его семье.


Предыдущая | Следующая