Глава 246. Судьба Тао Чжэн-И

Предыдущая | Следующая


— Нет! Не бросайте меня здесь! Пожалуйста! Я умоляю вас! Я умоляю! – связанный, словно свинья, и брошенный на автомагистрали в сторону лагеря Лонг-Хай, Тао Чжэн-И молил о пощаде Сюн Чжэна, так как в десяти метрах от него находилось более сотни зомби, уже начавших двигаться в его сторону.

— Проклятая свинья! – зло рассмеялся Сюн Чжэн и, пнув главного бунтаря, отбросил его еще на два метра, — Ты посмел предать нас в самый критический момент, поэтому можешь катиться к черту! Мне все равно.

— Нет! А-а-а-а! Я проклинаю всех вас! А-а-а! Кто-нибудь спасите меня!

Зомби уже добрались до него и, схватив его, открыли свои рты. Один из них, вцепившись в лицо председателя Тао, вырвал большой кусок мяса, остальные же зомби, также добравшись до него, начали остервенело поедать его тучное тело, разбрызгивая кровь во все стороны.

— Старшая сестра, разве это не слишком жестоко? – не могла не закричать Тун Сяоюнь, глядя, как человека поедают заживо.

— Хм, жестоко? Леди Сяоюнь слишком добра, – покачав головой, ответил Сюн Чжэн вместо Чжоя Тун. – На основании одних только его преступлений даже десяти подобных смертей недостаточно, чтоб искупить грехи. Вы знаете, что мы нашли, когда обыскивали его особняк? У него была отдельная комната, где находилось множество связанных девушек, которые были не намного моложе вас, из десяти девушек шесть уже были трупами. Такая нечисть, и ты все еще жалеешь его? Не смеши меня!

Тун Сяоюнь не поверила его словам, тем не менее, она живо вспомнила завод по производству колбасок в лагере Свежий-Ветер, поэтому невольно вздрогнув, крепко схватилась за руку Чжоя Тун. Красивые глаза Чжоя Тун сверкнули странным блеском и, легонько похлопав девушку, она сказала:

— Сяоюнь, если бы мятеж этих людей удался, и они получили бы контроль над городом, то наше положение стало бы гораздо хуже. В настоящее время ситуация сильно отличается от прошлого мира, в котором мы все жили, и нам нужно быстрее адаптироваться к этому дикому миру, чтобы суметь выжить в нем.

— Мм! – кивнула девушка, все также крепко сжимая руку женщины.

— В бой! – выкрикнула Чжоя Тун, как только мучительные крики Тао Чжэн-И стихли, и повела Тун Сяоюнь и первую роту в бой против орды зомби.

Все бойцы ее группы были вооружены мечами Тан Дао, множество которых за долгое время смог накопить председатель Тао, помимо этого все они носили броню из кожи змеи. Бросившись в бой с ордой зомби, они выглядели тиграми среди стада овец и, легко убивая зомби, получали драгоценный опыт. В то же время солдаты второй роты, вооруженные автоматами «Тип 03», вели прицельный огонь по толпам зомби, которые уничтожались ряд за рядом, так как они двигались медленно.

Юэ Чжун же в настоящее время стоял позади всех отрядов и наблюдал за общей расстановкой сил, а рядом с ним находились командир батальона китайской армии Шэнь Сюэ, и ее помощники Люй Нин и Гао Лина.

— Юэ Чжун, — мило улыбаясь, посмотрела в его сторону Люй Нин, — Как насчет такого предложения: пока вы несете все расходы боеприпасов и платите нам 5000 тонн продовольствия, мы поможем вам очистить эту орду зомби?

В армии было много обученных стрелков, и помощь Юэ Чжуну в зачистке такой толпы зомби послужит хорошей тренировкой для солдат, а также можно будет получить драгоценные припасы. Люй Нин думала, что это хорошее предложение, однако Юэ Чжун лишь отмахнулся:

— Не нужно.

Зомби на этой трассе, соединявшей город Нин-Гуан и лагерь Лонг-Хай, кажется, не находились под управлением командира Z1, следовательно, они были гораздо менее опасны, чем могли бы быть. Поэтому эта дорога становилась идеальным местом для выращивания Энхансеров, и обучения его войск, к тому же Юэ Чжун, естественно, не готов был дать армейцам города SY еду практически за бесплатно.

Транспортировка 3000 тонн продовольствия было не быстрым делом и, так как Юэ Чжун не стал помогать в этом, военные могли рассчитывать только на свой собственный транспорт, чтобы перевезти столько еды в их город SY. Поэтому доставка припасов должна занять несколько дней, и Шэнь Сюэ и ее две подруги решили в это время понаблюдать за действиями Юэ Чжуна.

— Основываясь на мастерстве ваших подчиненных, — холодно рассмеялась Шэнь Сюэ, наблюдавшая за стрельбой бойцов второй роты, — Без нашей помощи вы даже через неделю не очистите дорогу в Цинъюань [п/п: городок, в котором расположен лагерь Лонг-Хай].

Стрелки второй роты действительно были далеки от стандартов армии, даже с расстояния ста метров они не могли сделать фатальный выстрел. Многие пули были потрачены впустую, так как попадали в тела зомби, что практически не замедляло их. По сравнению с настоящей армией эти бойцы были похожи на народное ополчение.

— Это наше дело, и тебя это не касается, — хладнокровно уставившись на нее, ответил Юэ Чжун.

Именно из-за нее, он потерял большое количество своих лучших бойцов первой роты, поэтому у него не было даже капли доброжелательства по отношению к этой ледяной красотке. Если бы не было огромной и мощной армии за ней, то он уже давно казнил бы ее.

Шэнь Сюэ, глядя на Юэ Чжуна, лишь холодно улыбалась, не произнося ни слова. Само собой, она также не питала добрых чувств к нему. Она понимала, что не противник ему, а иначе бы уже расстреляла его, как только представилась бы такая возможность.

— Неужели в городе SY такие большие проблемы с продовольствием? – неожиданно спросил Юэ Чжун.

Шэнь Сюэ и две ее спутницы были шокированы. Люй Нин посмотрела на комбата и уже улыбнулась, готовясь что-то ответить, но Юэ Чжун также внезапно оборвал ее:

— Вы можете скрытничать, сколько хотите, у меня есть свои методы для выяснения. Через три дня я буду знать ответ на свой вопрос, — все в той же холодной манере сказал он.

— Да, — поколебавшись некоторое время, тихо ответила Люй Нин, — Мы действительно столкнулись с некоторыми проблемами.

— Как так? – наморщив брови, спросил Юэ Чжун, — Насколько я помню, возле вашего города должно быть огромное зернохранилище, которые вы захватили, и в нем должно быть более чем достаточно еды, чтобы вам хватило на ближайшее время.

Люй Нин лишь горько рассмеялась и стала рассказывать Юэ Чжуну.

Действительно в том зернохранилище было 150 000 тонн продовольствия, и первое, что сделали власти города SY, так это получили контроль над ним. Хоть и были различные вопросы, такие как коррупционные продажи еще в прошлом мире, некоторые плохие припасы, которые смешавшись с другими, увеличили количество испорченной еды, но и, в конечном счете, там оставались колоссальные 100 000 тонн. В соответствии с усилиями правительства и армии городу SY удалось собрать у себя более 100 000 выживших, и при экономном и бережном распределении еды, ее должно было бы хватить на два-три года, следовательно, изначально это не было проблемой.

Однако не так давно сын одного правительственного чиновника, похитив красивую домохозяйку, изнасиловал ее в своем доме, но та под действием наркотиков случайно умерла. В сегодняшнем мире подобные смерти не были чем-то из ряда вон выходящим, поэтому сын чиновника не придал этому значения. Но, к сожалению, мужем этой женщины оказался мощный Эвольвер, который узнав о насильственной смерти своей жены, пришел в ярость, так как очень сильно любил ее.

Он сумел довести дело до сведения правительства, в надежде отомстить и наказать этого сына чиновника. Тем не менее, в связи с тем, что он имел дело с сыном высокопоставленного чиновника, этот Эвольвер был взят под стражу и брошен в тюрьму, где он в приступе ярости убил своих тюремщиков и, воспользовавшись ночной темнотой, напал на солдат, охранявших запасы продовольствия. Разобравшись с ними, он поджег хранилище и, уничтожив около 80 000 тонн провизии, сбежал из города, воспользовавшись начавшимся хаосом. Таким образом, весь город угодил в серьезные неприятности.

Оставшихся десяти с лишним тысяч тонн продовольствия было достаточно только, чтобы прокормить выживших приблизительно в течение нескольких месяцев, что естественно привело правительство и армию в панику. В связи со сложившейся ситуацией Шэнь Сюэ сразу была направлена в город Нин-Гуан, чтобы захватить его и, уничтожив лидера, получить контроль над запасами еды, что помогло бы в решении проблем города SY. В то же время люди, ставшие свидетелями уничтожения запасов еды, стали очень бояться разъяренных Эвольверов.

— После произошедшего беспорядка, сын чиновника еще жив? – вкрадчиво спросил Юэ Чжун.

— Да, — снова поколебавшись, через какое-то время ответила горько улыбнувшаяся Люй Нин, — Но он будет содержаться в одиночной камере два месяца.

— Два месяца?! – рассмеялся Юэ Чжун и, посмотрев на Шэнь Сюэ, спросил: — Таким образом, если бы я захотел остаться в городе SY и был бы убит этим ублюдком, насколько он сел бы в тюрьму? На три дня? На один?

— Ты ничем не лучше! – резко ответила Шэнь Сюэ, — Женщины и дети были невиновны! Почему за действия мятежников были наказаны их дети и жены? Вы должны были обойтись с ними таким беспощадным образом? Чем ты отличаешься от этих ублюдков? Привилегии и специальное отношение существует во всех странах и правительствах! Даже если вы изнасилуете женщину в городе Нин-Гуан, то кто сможет остановить вас? Кто способен наказать вас? Вы так много сражаетесь, не ради ли защиты собственных интересов, и своих личных привилегий?!

— Раз уж вы выразились об этих ублюдках так четко, то мне не хочется с вами спорить, — ответил ледяным голосом Юэ Чжун, — Комбат Шэнь, вам нужно что-нибудь еще? Если нет, то пожалуйста, покиньте меня. У меня нет времени заниматься бессмысленными разговорами.

— Вы думаете, что я хочу тратить на вас свое дыхание? — одарив его еще одним ледяным взглядом, Шэнь Сюэ покинула его, — Вы просто один из военачальников, способствующих развалу страны!

Гао Лина молча последовала за ней.

— Я прошу прощения за них, командир Юэ, — виновато сказала Люй Нин, посмотрев на него, — Характер у комбата Шэнь несколько упрямый, пожалуйста, не обижайтесь!

Люй Нин в команде Шэнь Сюэ отвечала за иностранные дела и за связи с общественностью, так как характер командира не подходил для того, чтобы справляться с такими вопросами.

— Говори, что ты хочешь сказать, — отстраненно спросил Юэ Чжун, глядя на Люй Нин, которая, так и не уйдя следом за двумя другими, видимо, хотела что-то обсудить с ним.

— Я надеюсь, обменять 300 кг золота на 5000 тонн продовольствия, — улыбнувшись, ответила Люй Нин.

— Невозможно! – ледяным голосом ответил Юэ Чжун, — 3000 тонны припасов были пределом моей доброй воли, во второй раз я не буду уступать!

— Тогда чего бы вы хотели? – с сожалением спросила Люй Нин, — Я надеюсь, что мы сможем установить стабильные отношения и развивать торговлю. Будь то сталь, инструменты, одежда, обувь… все подобные товары, если у вас есть в них необходимость, мы готовы передать вам. Конечно, вам придется заплатить эквивалентную сумму в продовольствии и затратах на топливо.


Предыдущая | Следующая