Глава 244. Мятеж

Предыдущая | Следующая


Полторы роты солдат, оснащенных современным вооружением и прошедших строгую военную подготовку, были уничтожены фактически одним человеком. Видя постоянные смерти своих товарищей и нескончаемые взрывы, боевой дух солдат быстро снижался. Шэнь Сюэ, наблюдая за развернувшейся сценой, чуть ли не скрежетала зубами, если это продолжится дальше, то и вторую, и четвертую роту, скорее всего, постигнет та же незавидная участь. Даже если она сможет захватить Нин-Гуан, ей вполне возможно не хватит оставшихся войск, чтобы разобраться с самим Юэ Чжуном.

— Юэ Чжун! Я командир батальона Шэнь Сюэ, я приказала своим людям, прекратить нападение на Нин-Гуан. Пожалуйста, немедленно остановитесь, и давайте проведем переговоры! – Шэнь Сюэ взяла в руки громкоговоритель и обратилась своим хрустальным голосом непосредственно к Юэ Чжуну.

Изначально она, конечно, была полна уверенности, что ее подготовленные войска без проблем разберутся с этой толпой бандитов, однако теперь, столкнувшись с тем, что ее армия может быть уничтожена чуть ли не одним человеком, у нее просто не оставалось иного выбора, кроме как склонить гордую голову и просить о переговорах. Только те, кто имел равную силу, имели право для ведения переговоров, если же одна из сторон не обладала достаточной прочностью, то их просьба о переговорах будет выглядеть не более чем шуткой.

— Оставьте оружие и военное снаряжение в качестве компенсации, и тогда можете отступать. В противном случае, я буду убивать вас медленно! – скрываясь в настоящее время за огромным камнем, холодно выкрикнул Юэ Чжун.

Став Эвольвером, его сила получила качественный скачок и до тех пор, пока он не получит взрыв гранаты в непосредственной близости от головы, ударные волны и осколки не смогут причинить ему серьезного вреда; это стало большим благом для выживания на поле боя. В дополнении к «Охватывающей броне» его почти неисчерпаемый запас боеприпасов в кольце хранения делал Юэ Чжуна поистине грозной машиной для убийства, поэтому уничтожение батальона Шэнь Сюэ было лишь делом времени.

— Какой заносчивый!

— Мы будем сражаться до конца! Даже если я должен умереть, я все равно пойду вперед и буду драться!

— …

Высокомерные слова Юэ Чжуна вызвали бешенство и ярость среди солдат Шэнь Сюэ, решившихся даже бороться с ним до конца. Самого командира батальона эти слова также взбесили, сделав глубокий вздох, ее глаза сверкнули убийственным холодом. Тем не менее, громкоговоритель взяла Люй Нин и безмятежно обратилась к Юэ Чжуну.

— Юэ Чжун, я офицер штаба третьего батальона полка ХХ Люй Нин. Три батальона это лишь небольшая часть большой армии города SY, если вы решите продолжить борьбу с нами, то независимо от результатов сегодняшнего боя, наш город не будет сидеть сложа руки, и отдыхать. Ваша мощь может быть огромной, но и в городе SY есть подобные эксперты и, добавив к ним силу армии, этого будет достаточно, чтобы захватывать ваш город бесчисленное количество раз. В этот же раз произошло недоразумение с нашей стороны. Сможем ли мы договориться должным образом и разрешить возникшую проблему, не прибегая к усугублению наших дальнейших отношений?

Люй Нин попала в слабое место Юэ Чжуна. От различных выживших людей он уже получил информацию о боевых возможностях города SY, и понял, что они далеко превзошли даже силы лагеря Лонг-Хай. Хоть выжившие и не знали всей информации, они могли подтвердить, что военные города SY обладали вертолетами, танками и другими видами современной военной техники и вооружений, и их общая численность была гораздо выше его сил.

Юэ Чжун может быстро разобраться со взводом солдат, в то время как уничтожение целой роты более трудоемкий процесс. Бой же с батальоном заставит его приложить все силы и то, только постоянно скрываясь, он может убивать одного солдата за другим. Если бы Юэ Чжун столкнулся лицом к лицу с армейским полком, то к тому времени как они успеют захватить город Нин-Гуан, он не успеет справиться даже с одним батальоном.

В городе Нин-Гуан Юэ Чжун имел четыре батальона бойцов, но если они столкнутся с хорошо обученными и вооруженными войсками, то даже одного батальона будет достаточно, чтобы справиться с ними.

— Хорошо! Отступайте, и я забуду об этом! – обдумав некоторое время, холодно ответил Юэ Чжун.

Поскольку он до сих пор не пробился к своей первой базе в лагере Лонг-Хай, он не обладал сейчас силой, чтобы противостоять военным из города SY. Если он дождется момента, когда путь к его первому лагерю будет свободен, то восстановив связь с тамошними своим силами и снарядив их вооружением, захваченным с военной базы мотострелковой бригады, Юэ Чжун будет иметь уверенность и силу для общения на равных с городом SY.

— 3000 тонн продовольствия! – выхватила громкоговоритель Шэнь Сюэ, — Передайте нам 3000 тонн еды, чтобы компенсировать наши потери!

После начала апокалипсиса в городе SY продовольствие стало основной валютой, именно еда стала самой сильной валютой. 3000 тонны провизии не было небольшим количеством, тем не менее, это нельзя было сравнивать с потерями Шэнь Сюэ, двумя 122-мм гаубицами и более сотни солдат.

— Тогда вы можете прийти и умереть! Город SY может быть сильным, и я знаю это. Если они захотят захватить мой город, то я, естественно, не смогу удержать их от этого. Тем не менее, после уничтожения всего вашего батальона, я сразу же нацелюсь на убийство всех лидеров и чиновников города SY. Я буду убивать больше десяти человек в день, и через месяц посмотрим, что станет с вашим городом. Даже если я не смогу добраться до них, то в худшем случае у меня не будет проблем убить всех рядовых солдат. Убивая в день по сто человек, через месяц я полностью уничтожу ваш полк. К тому времени весь город SY станет моим! Так почему я должен тратить время здесь на разговоры с вами?

Ярость и необузданное убийственное намерение придало голосу Юэ Чжуна силу, из-за чего его слова разнеслись по всему полю боя. Он определенно не поддастся Шэнь Сюэ: тот, кто прогнется один раз, неизбежно будет сталкиваться с другими людьми, которые захотят последовать ее примеру и воспользоваться таким слабаком.

Председатель Тао Чжэн-И решился на атаку лагеря Свежий-Ветер лишь потому, что у Юэ Чжуна закончились боеприпасы, это и превратило его лагерь в жирный беззащитный кусок мяса, который только и ждал момента, когда его проглотит желавший этого. Также основываясь на этом принципе, Юэ Чжун принял ответные меры, так как увидел, что боевые возможности солдат города Нин-Гуан были крайне низкими. В этом мире ни в коем случае нельзя демонстрировать свою слабость!

Услышав слова, наполненные яростью и намерением убийства, солдаты всего батальона внутренне содрогнулись. Все-таки их враг обладал сверхъестественными навыками стрельбы и сумасшедшей защитой, отбивавшей все пули, к тому же в его распоряжении был, казалось бы, неограниченный боезапас различного вооружения. Поэтому с такими-то способностями ему было довольно легко убить не только всех солдат, но и чиновников. Если Юэ Чжун действительно пойдет убивать, то это обернется огромной катастрофой для всего города SY.

— Проклятый бунтарь! – чуть ли не дрожала от ярости Шэнь Сюэ, так как прежде никто не смел произносить подобные слова в ее присутствии. Тем не менее, Люй Нин, схватив ее за руку, покачала головой и, снова воспользовавшись громкоговорителем, сказала:

— Юэ Чжун, вы не должны быть таким. Мы просто хотим 3000 тонн продовольствия, так что давайте проведем обмен, мы готовы предложить вам 150 кг золота.

Как говорится, копите антиквариат во времена благоденствия и покупайте золото в тяжелые времена. Золото было единой валютой по всему миру, которая могла влиять на жадность любого человека. Даже когда мир погрузился в смуту после начала апокалипсиса, золото по-прежнему представляло собой валютную ценность. Например, в лагере Лонг-Хай золото было следующей после продовольствия валютой, имевшей обращение среди людей.

— Хорошо! – снова задумавшись на некоторое время, согласился Юэ Чжун, — Я согласен, поэтому теперь, пожалуйста, отведите свою армию и отступите на пять километров, мы проведем обмен сегодня вечером.

Люй Нин остро почувствовала изменение отношения Юэ Чжуна и, улыбнувшись, поинтересовалась:

— Юэ Чжун, я думаю, что вы должны столкнуться с некоторыми проблемами, вы хотите, чтобы мы помогли вам? До тех пор, пока вы готовы дать нам нужное количество, мы готовы помочь.

— Не нужно, — быстро ответил Юэ Чжун, — На самом деле, у меня есть некоторые неожиданно возникшие проблемы, но это вас не касается.

У Юэ Чжуна действительно возникла проблемка.

— Правительство привело армию для сражения с Юэ Чжуном! Убивайте! Убивайте его людей! Если мы будем убивать их, то когда армия войдет в город, вы все будете вознаграждены!

В самом городе Нин-Гуан бывший лидер Тао Чжэн-И, который находился в сопровождении Чжан Бао и Ню Шэна, громко кричал, поднимая людей на свержение узурпатора Юэ Чжуна. Когда он узнал, что на город нападает армия, он воспользовался шансом и при помощи своих верных Эвольверов, Чжан Бао и Ню Шэна, сбежал из под стражи и, выбравшись на волю, использовал свое прошлое влияние, чтобы собрать небольшой отряд вооруженных людей, с помощью которых убивал и мародерствовал в городе, создавая хаос.

Председатель Тао действовал зловещими методами, он понимал, что бойцы Юэ Чжуна были сильны, но в столкновении с профессиональной армией они не имели больших шансов, поэтому он хотел погрузить город в хаос и попытаться контролировать армию изнутри. Ведь, когда город будет успешно захвачен военными, он стал бы тем, кто внес наибольший вклад. Мало того, что он мог воспользоваться этим шансом, чтобы заслужить поощрение со стороны китайской армии, но и хотел отомстить Юэ Чжуну за захват его города.

В настоящее время Тао Чжэн-И находился во главе группы более чем из сорока человек и вместе с ними устраивал беспорядки в городе, убивая, поджигая, насилуя и создавая переполох. Из-за начавшегося хаоса многие выжившие поддались настроению и сами начали безумствовать, также убивая, грабя, поджигая и насилуя, чем еще больше погружали Нин-Гуан в состояние анархии.

— Всем немедленно вернуться в свои дома! Все, кто находится на улицах, будет расстрелян за измену на месте! – как главный полицейский города, Ван Цзянь поторопился и сразу же привел отряд обученных полицейских, быстро хватая или расстреливая смутьянов, тем не менее, он старался убивать только тех, кто сильно поддался безумию. В то же время как большинство жителей города, завидев появление вооруженных и решительных полицейских, стали быстро возвращаться в свои дома, чтобы там переждать это время неопределенности. Кто бы ни стал новым главой города, им не оставалось ничего, кроме как беспомощно подчиниться ему.

— Убейте их! – приказал бывший главарь города своим телохранителям, Чжан Бао и Ню Шэну, указывая на Ван Цзянь и его команду полицейских, подавлявших начинавшиеся беспорядки.

Чжан Бао, взревев в гневе, активировал свой навык «Обращение в оборотня» и стал быстро покрываться слоем густого меха, его мышцы начали становиться крупнее и гибче, в то время как на руках отрастали чудовищные когти. Удлинившееся тело превратило его в страшного оборотня, высотой более двух метров. С другой стороны, глаза Ню Шэна блеснули и, подняв щит весом более 200 кг, он побежал к Ван Цзяню. Он был силовым Эвольвером, поэтому 200-кг щит в его руках практически вообще не имел веса, и под этим щитом он мог не опасаться попадания пуль. Активировав свои навыки, Чжан Бао и Ню Шэн помчались в сторону полицейских.

— Открыть огонь! – нахмурившись, закричал Ван Цзянь, видя приближение двух опасных врагов.

Двадцать с лишним полицейских, во главе которых находился Ван Цзянь, немедленно навели свое оружие и открыли огонь по двум Эвольверам. Под градом стольких пуль Чжан Бао и Ню Шэн не могли уклониться от всех выстрелов, поэтому некоторые из них все же попадали в них. Хоть и проникая в тело Чжан Бао, пули оставляли многочисленные раны, все они не представляли для него особой опасности. Что же касается Ню Шэна, то все пули с металлическим звуком попадали в щит, но так и не смогли проникнуть сквозь него.

— Достать гранатометы! – отдал приказ Ван Цзянь, видя, что автоматные пули бесполезны.

Полицейские сразу же достали 35-мм гранатометы QLB-06 и, прицелившись, выстрелили в двух приближавшихся Эвольверов. Раздались взрывы и щит, защищавший Ню Шэна, был немедленно отброшен в сторону, в то время как самого Эвольвера разорвало на куски, и свежая кровь окрасила землю. Увидев подобную смерть своего товарища, в сердце Чжан Бао возник страх и, высоко подскочив, он сразу же запрыгнул на один из домов. Нападение на людей, вооруженных 35-мм гранатометами, будет означать верную смерть даже для такого Эвольвера, как он.

— Расстрелять их! – приказал Ван Цзянь, посмотрев с мрачным выражением лица на повстанцев председателя Тао. Двадцать полицейских снова достали свои автоматы и открыли огонь по бунтарям, которые услышав такой приказ, немедленно отказались от Тао Чжэн-И и попытались скрыться в разных направлениях.

— Я сдаюсь! Не убивайте меня! Я сдаюсь! – умоляюще запричитал опустившийся на колени бывший лидер города, как только его сторонники разбежались врассыпную, как-никак он очень хотел жить, — Я готов отдать все свое имущество и женщин в обмен на мою скромную жизнь. Пожалуйста, не убивайте меня!

— Связать его и вернуть обратно под стражу! – приказал главный полицейский города, глядя с отвращением на заскулившую жирную свинью. — Если бы на его месте был Юэ Чжун, он немедленно сделал бы председателя калекой, прострелив тому конечности. Однако Ван Цзянь был полицейским, и независимо от того, насколько он ненавидел или презирал Тао Чжэн-И, он не убьет его, так как тот уже сдался.

Трое полицейских вышли вперед, намереваясь схватить сдавшегося человека, но именно в этот момент из ближайшего дома внезапно выпрыгнула большая фигура оборотня, которая резко пронеслась мимо трех полицейских, сделав возле них три быстрых взмаха своими когтистыми лапами. В результате этих движений три человека, которые были уже возле Тао Чжэн-И, упали с разрезанным горлом, таким образом, бывший лидер города снова получил свободу.

До того как полицейские успели среагировать, Чжан Бао, успев схватить другого полицейского, взял его в заложники и, приставив острые когти к его горлу, угрожающе сказал Ван Цзяню:

— Никаких резких движений, иначе я его убью! До тех пор, пока мы не сможем безопасно уйти, я его не отпущу!


Предыдущая | Следующая