Глава 229. Ворота пали, город в огне

Предыдущая | Следующая


Выстрел! Выстрел!

Два самых быстро убегавших бойца упали замертво на землю. Держа пистолет в одной руке и Темный меч в другой, Юэ Чжун яростно заорал в сторону побежавших солдат:

— Я расстреляю любого, кто осмелиться отступать без моего приказа!

После чего он, указав на Чжоя Тун, которая была чуть ли не с ног до головы покрыта кровью мутировавших свиней, и до сих пор уничтожала тварей, продолжил орать на бойцов:

— Даже эта женщина все еще сражается, а вы чертовы слабаки уже хотите сбежать?! Вас даже нельзя сравнить с женщиной?!

Услышав упрек Юэ Чжуна, солдаты первого взвода взглянули на Чжоя Тун, мужественно сражавшуюся в кровавом бою, и почувствовали стыд, а под угрозой расстрела со стороны Юэ Чжуна, им не оставалось другого выбора, кроме как вернуться в бой. Лучше уж умереть в сражении с оружием в руках, нежели быть застреленным как собака, поэтому оставшиеся бойцы взвода стали быстро возвращаться на свои позиции и, смотря на мутировавших свиней кровожадными глазами, начали атаку.

— Железный, окажи им помощь! – крикнул Юэ Чжун в сторону скелета.

Получив новый приказ, скелет перестал помогать Тун Сяоюнь и другим солдатам повышать их уровень, и вместо этого, достав свой огромный костяной топор, резко бросился в сторону точки прорыва, через которую прибывали мутировавшие свиньи. Боевые способности Железного были чрезвычайно выдающимися: размахивая своим топором, он стал похож на ужасающую мясорубку, попадая в которую, монстры вылетали оттуда разрубленными на несколько частей. Видя его подавляющую силу, бойцы первого взвода набрались мужества и, несмотря на потерю одного погибшего бойца и трех раненых, смогли при поддержке продолжавших стрелять солдат выбить монстров с возвышенности.

По мере того как число сильно травмированных солдат стало увеличиваться, на их место вставали другие бойцы первой роты, которые уже получили по несколько уровней, и встав на защиту стен, смогли удерживать их под неослабевающим и мощным напором мутировавших свиней. Среди защищавшихся людей были постоянные потери, кто-то получал раны и травмы различной степени тяжести, кто-то возможно даже умирал, тем не менее, до сих пор не было признаков тяжелого удара со стороны врага.

Вскоре после создания предыдущего пути мутировавшие монстры создали еще две горы трупов, по которым пытались запрыгнуть в лагерь. Видя это, Юэ Чжун понимал, что они не смогут долго удерживать городские ворота. Лагерь Свежий-Ветер отличался от базы Лонг-Хай. Здесь не было никаких мастерских по обработке металла, поэтому люди не могли создать даже тесаков. Самым лучшим их оружием были 16 мечей Тан Дао, которые Юэ Чжун достал из своего накопительного кольца. Остальные же использовали всевозможные виды «гражданского оружия», поэтому им не приходилось надеяться на быструю победу даже над одной мутировавшей свиньей.

После того как были созданы еще два места прорыва, земляная возвышенность за забором стала очень опасным местом для сражения, поэтому Юэ Чжун тут же приказал:

— Резервные отряды, немедленно отступать к восточной стене городского универмага.

Получив приказ об отступлении, все мужчины в резервных отрядах вздохнули с облегчением, и сразу же стали отступать. Под строгим командованием Юэ Чжуна все они быстро научились выполнять приказы, что способствовало их дисциплине. Конечно, хаос при отступлении не возник, в том числе потому, что во время эвакуации людям никто не препятствовал, их никто не преследовал и не атаковал, в противном случае, паника в их рядах, определенно, возникла бы довольно быстро.

— Вторая рота, также отступать в сторону универмага, и держать там оборону! — отдал следующий приказ Юэ сразу, как резервные отряды удалились.

Солдаты, получившие приказ на отступление, также вздохнули с некоторым облегчением. Сюн Чжэн же, взглянув на Юэ Чжуна, вызвал вице-капитана и поручил ему отводить вторую роту согласно приказу, а сам направился в сторону Юэ Чжуна.

— Почему ты еще не отступил? – нахмурившись, с удивлением спросил Юэ.

Сюн Чжэн улыбнулся Юэ Чжуну и, обезглавив напавшую свинью одним ударом, ответил:

— Хэй-хэй! Командир Юэ, вы еще не отступили, так что я тоже не буду уходить! Я хочу использовать этих мутировавших свиней для проверки своих навыков фехтования, а не заржавел ли я?!

В конце концов, Сюн Чжэн был элитным бойцом в стане бывшего главаря лагеря, и Энхансером 13-го уровня, который так же, как и все, вкладывал свои бонусные пункты в силу и выносливость. Несмотря на то, что его уровень не был низким, у него до сих пор не было каких-либо особых навыков, поэтому его боевую силу нельзя было сравнивать с такими Энхансерами, как оборотень Шрам или снайпер Вэй Чжи. Тем не менее, убийство обычных мутировавших свиней не было для него проблемой. К тому же хоть Сюн Чжэн и состоял в бандитской группировке, и был несколько грубоватым, он до сих пор имел чувство долга и придавал большое значение братству. Поэтому присоединяясь к Юэ Чжуну, он делал это не только из-за угрозы смерти, но и потому, что не был согласен с действиями и взглядами Беспощадного Тяньяна.

— Первая рота, отступать! Железный, Чжоя Тун, вы ко мне! – между тем отдал следующий приказ Юэ.

Действуя упорядоченно, первая рота аккуратно покинула свои позиции и под руководством вице-капитана быстро направилась в сторону универмага. Скелет же и Чжоя Тун, также быстро отступив, прибыли к Юэ Чжуну, с которым образовали небольшой оплот обороны, беспрерывно уничтожая одну мутировавшую свинью за другой. После того как первая и вторая рота отступили, на земляной возвышенности не осталось никого, кто бы мог с расстояния атаковать и защищаться от стада свиней, поэтому огромное количество монстров стало запрыгивать в лагерь, используя все созданные места прорыва.

Вступив в городок, свиньи немедленно окружили со всех сторон отряд Юэ Чжуна, поэтому давление на людей выросло в десятки раз. Если бы не тот факт, что основные бойцы отряда, Юэ Чжун, Железный и Чжоя Тун были очень сильны и спокойны, то эта маленькая команда была бы давно сметена наступавшим стадом свиней. Тем не менее, команде в каждый момент времени приходилось иметь дело с десятком мутировавших монстров, которые постоянно прибывали, сколько бы их не убивали, поэтому людям очень тяжело давался этот бой.

Свежая кровь мутировавших свиней расплескивалась во все стороны, отчего школьница Тун Сяоюнь чувствовала нарастающий страх, ведь в любой момент она могла умереть. Тем не менее, в условиях отсутствия места для отступления ее жажда силы и желание выжить стали раскрывать ее скрытый потенциал, она, яростно орудуя своим мечом Тан Дао, продолжала безостановочно уничтожать нападавших монстров. Хоть у нее и оставалась мало сил, она все еще могла сражаться и, убив еще двух свиней, подняла очередной, седьмой, уровень.

В то же время Юэ Чжун, продолжая сражаться, постепенно начал отводить свою маленькую группу с возвышенности, чем значительно снижал давление, оказываемое на них нападавшими свиньями. Так как все улицы, кроме главной, были заблокированы различным мусором, подручными материалами, а также трупами мутировавших свиней, Юэ Чжун и его команда, спустившись с насыпи, отступили на единственную открытую улицу. Из-за этого для их живых собратьев, которые не могли пробить эти заторы, оставался лишь один путь, защищаемый медленно отступавшей группой Юэ Чжуна. Огромное количество монстров не могло свободно атаковать людей, так как улица позволяла одновременно нападать только с одной стороны, а всего лишь несколько свиней ничего не могли сделать с мощной группой Юэ Чжуна.

Тем не менее, даже после этого людям приходилось затрачивать много сил на сдерживание стада. Так, Тун Сяоюнь и Сюн Чжэн уже довольно тяжело дышали и сильно вспотели. В первую очередь это относилось к девушке, которая даже меч Тан Дао удерживала уже с трудом; достигнув своих пределов, она уже не имела никаких сил продолжать бой.

От рук Юэ Чжуна погибло уже более 150 мутировавших свиней, и потратил он при этом порядка тридцати пунктов выносливости, но у него еще было почти 50 пунктов в запасе, так что его способность сражаться была все так же высока. Чжоя Тун, тоже повысившая свою выносливость довольно сильно, была Эвольвером, имевшим огромную силу, хоть она и потратила более половины своей выносливости, она до сих пор имела высокую боеспособность.

Имея в качестве основной ударной силы Юэ Чжуна, Железного и Чжоя Тун, группа из пяти человек медленно отступала к городскому универмагу.

Даже устроенные во многих местах баррикады не могли остановить стадо мутировавших свиней, продолжавшее нападать на лагерь со всех сторон. Баррикады лишь замедляли продвижение вглубь лагеря этих распространившихся во всех направлениях монстров.

При помощи огромных ям, вырытых выжившими за последние десять дней, люди смогли уничтожить больше тысячи мутировавших свиней, после этого в сражениях на стенах, расстрелах и в бою перед воротами было убито еще порядка тысячи монстров. Тем не менее, стадо состояло более чем из десяти тысяч голов, так что после смерти двух с лишним тысяч собратьев на лагерь все еще продолжало нападать почти восемь тысяч свиней. В открытом бою с такой ордой монстров отряды Юэ Чжуна, не прошедшие нормальной подготовки и не имевшие достаточного количества боеприпасов, были бы легко и быстро разбиты.

Постоянно отступая, команда Юэ Чжуна достигла восточной стороны универмага, вместе с ними и первая волна нападавших свиней достигла этого места. Заметив приближение врага, солдаты первой роты, ранее отступивших сюда, немедленно открыли огонь из всех орудий, поливая свинцом нападавших монстров. Повсюду стали разливаться реки крови, хоть солдаты и не были достаточно натренированы в стрельбе и не имели большого опыта сражений, на таком близком расстоянии, находясь в более-менее безопасном месте, они могли попадать в противника. А из-за того что они не могли сделать один фатальный выстрел, они расстреливали свиней, проливая реки крови.

После того как бойцы первой роты присоединились к сражению, стадо мутировавших свиней, яростно нападавших на небольшую группу, нашли новую цель, чем снизили давление на команду Юэ Чжуна. В то же время, вернувшись к своим людям, Сюн Чжэн и Тун Сяоюнь, передав свои мечи Энхансерам из первого взвода, смогли наконец-то отдохнуть.

«Эти трое действительно монстры!» — подумал в сердцах Сюн Чжэн, наблюдая со стороны за действиями Юэ Чжуна, Железного и Чжоя Тун, продолжавших сражаться на передовой. Несмотря на то, что за этот короткий и интенсивный бой он поднялся до 15-го уровня, он успел потратить всю свою выносливость. В то же время давление на этих троих было самым большим, они также убили подавляющее количество мутировавших тварей, тем не менее, они по-прежнему могли сражаться, даже не думая, отступить или передохнуть.

После того как в бой вступила первая рота, мутировавшие свиньи, прибывавшие с единственного не перекрытого пути, беспощадно расстреливались, благодаря чему давление на Юэ Чжуна и двух его спутников сильно снизилось. Оставив Железного на передовой в качестве главного бойца, Юэ Чжун и Чжоя Тун отступили.

Вернувшись к своим людям, Юэ приказал бойцам первой роты сражаться с мутировавшими свиньями мечами Тан Дао, сам же в это время присматривал за ними, спасая тех, кто оказывался в большой опасности. Эти солдаты, приобретшие опыт через тяжелые бои, были самыми ценными бойцами Юэ Чжуна, до тех пор, пока не погибли, они могли придавать мужество и отвагу всем остальным солдатам первой роты.

Интенсивный бой с наступавшими по центральному пути мутировавшими свиньями продолжался еще минут двадцать, за это время монстры так и не сумели пробиться к универмагу. Однако вскоре свиньи стали появляться здесь и из других мест, и заметив людей, они тут же яростно бросались на них. Увидев это, Юэ Чжун сильно побледнел и, повернувшись к Сюн Чжэну, громко крикнул:

— Сюн Чжэн, прими командование! Все будут в твоем распоряжении, и что бы ни случилось, ты должен продержаться здесь больше пяти минут!

— Да, командир Юэ! – не став задавать лишних вопросов, ответил тот.

Юэ Чжун же, активировав навык «Охватывающая броня», быстро подошел к Чжоя Тун и сказал с серьезным тоном:

— Пять минут! Помоги им продержаться еще пять минут, сейчас я полностью полагаюсь на тебя!

На данный момент единственным мощным бойцом на стороне Юэ Чжуна, которому он мог довериться, была Чжоя Тун. Если бы не было силового Эвольвера, помогавшего ему защищать только что созданный лагерь, среди людей было бы очень много жертв и потерь, и вполне возможно, что выжившие бы уже отчаялись и побежали.

— Не волнуйся! – улыбнулась женщина и, взяв в руки свой меч Тан Дао, встала, — Я буду ждать твоего возвращения.

Хоть Чжоя Тун и была с ног до головы покрыта кровью свиней, ее улыбка все еще была очаровательной в глазах Юэ Чжуна:

— Дождись меня, я вернусь!

Юэ опустил голову и слегка поцеловал ее в губы, после чего повернулся и, словно молния, помчался в сторону центра города, который уже был захвачен мутировавшими свиньями. Пока он туда двигался, Юэ Чжун доставал из своего хранилища коктейли Молотова и бросал их в кучи заранее подготовленного горючего мусора. Поскольку он поджигал все кучи, которые нашел, расположенная к западу от универмага часть города вскоре стала превращаться в пылающее море огня.

К этому времени большинство мутировавших свиней уже ворвались в лагерь, и в ярком пламени многочисленные монстры визжали от боли и страха, неистового носясь туда-сюда, пока полностью не были охвачены огнем. Распространяясь, пламя перекинулось на весь город, и скоро почти весь лагерь был в огне, поэтому свиньи стали разбегаться прочь от пламени, стараясь выбраться за пределы города, часть же из них с безумием бросалась в сторону сражавшихся возле универмага людей. Казалось, что ничто не сможет остановить этот безумный порыв мутировавших свиней.

После того как он поджег все кучи горючего мусора, Юэ Чжун не решился искать мутировавшего Свиного Короля, и вместо этого стремительно бросился в сторону сражавшейся Чжоя Тун. Город же практически весь был объят пламенем, которое, казалось, достигло небес. Большинство ворвавшихся мутировавших свиней сгорели в этом огне, другие же беспорядочно пытались сбежать за пределы лагеря. Тем не менее, более двух сотен монстров, прорвавшись через пламя, в исступлении нападали на форпост выживших возле универмага.

Шесть тяжелых пулеметов беспрестанно извергали язычки пламени, разрывая на кусочки мутировавших свиней. Тем не менее, многим из них удалось пробиться через заградительный огонь и вступить в ближний бой с Чжоя Тун и первой ротой. Чжоя Тун каждым ударом обезглавливала и разрубала нападавших монстров, в то время большое количество свиней также напали на других бойцов, многие из которых, желая облегчить нагрузку на сражавшуюся женщину, нападали на свиней, вооружившись лишь таким оружием, как большими ножами, тесаками, самодельными копьями, битами, и тому подобным «оружием».

Постоянно и неотступно сражаясь на переднем краю, Чжоя Тун вызвала очень сильный всплеск боевого духа среди солдат, которые не хотели слышать, что они не могли сравниться даже с женщиной, благодаря чему они смогли выпустить невероятное количество кровожадности и мужества. Однако некачественное оружие приводило к многочисленным потерям среди первой роты, многие бойцы не могли с одного удара убить мутировавших свиней, которые таранным ударом сбивая людей с ног, моментально разрывали им горло. Тем не менее, огромное количество свиней было убито именно этими мужчинами.

На самом деле, по сравнению со сражениями с более слабыми зомби, обычные люди более стойко противостояли мутировавшим свиньям, ведь получив рану от этих животных, они не заразятся и не превратятся в ненавистных зомби. Получив даже тяжелую травму в бою с монстрами, у людей есть шанс восстановиться со временем.

В пылу сражения шесть тяжелых пулеметов нон-стоп расстреливали нападавших мутировавших животных, в то время как солдаты, прячась в укрытиях, также поливали монстров из автоматов, убивая их одного за другим. Однако в лагере Свежий-Ветер боеприпасы с самого начала были очень дефицитным ресурсом, их просто не хватило бы на большой или продолжительный бой, и именно сейчас у солдат начали подходить к концу их запасы патронов.


Предыдущая | Следующая