Глава 228. Преимущество земляных ловушек

Предыдущая | Следующая


Изначально лагерь Свежий-Ветер в качестве защиты имел лишь деревянный забор, но после того, как Юэ Чжун приказал выкапывать ямы вокруг лагеря, весь выкопанный грунт использовался для укрепления забора со стороны лагеря. Этим люди не только значительно усилили защиту, не позволяя снести ее таранным ударом, но и создали себе удобные насыпи для обороны. Тем не менее, высота забора была только три метра, и по мере того, как мутировавшие свиньи таранили ворота самоубийственными ударами, их трупы, коих уже собралось более сотни, образовывали своего рода возвышенность, забираясь по которой, следующие животные уже начали запрыгивать в лагерь.

В соответствии с приказом Юэ Чжуна Чжоя Тун, как одна из мощнейших Эвольверов лагеря, уже стояла на страже в том месте, где мутировавшие свиньи создали из трупов собратьев точку прорыва. В момент, когда они начали перепрыгивать через забор, она встречала их, рассекая на две части мощными, но элегантными ударами. Убивая их каждым взмахом, Чжоя Тун вскоре достигла девятого уровня и, получив три пункта силы, значительно усилила свою мощь. Один за другим мутировавшие животные, перепрыгивая забор, находили смерть в ее руках.

Видя, как женщина в одиночку уничтожает проклятых монстров, многие бойцы первой роты воспламенились, их сердца быстро наполнялись кровожадностью. Десять солдат, вооруженных мечами Тан Дао, яростно бросились в ее сторону, помогая ей защищать путь, по которому свиньи проникали в лагерь, так как в одиночку Чжоя Тун просто не успевала всех убить.

Наблюдая, как забравшиеся в лагерь мутировавшие свиньи один за другим умирают от рук бойцов ближнего боя, солдаты первой и второй роты, продолжавшие стрелять по бесчисленному стаду, немного успокоились и смогли сосредоточиться на своей задаче.

Однако когда ситуация, казалось бы, улучшилась, мутировавшие свиньи, потеряв порядка тысячи своих собратьев, наконец-то заполнили все ямы, вырытые кропотливым трудом выживших людей лагеря Свежий-Ветер. Из-за этого оставшиеся животные смогли в больших количествах осаждать лагерь; окружив его со всех сторон, они самоубийственно таранили деревянный забор, к счастью, укрепленный земляной насыпью.

— Бросайте коктейли Молотова! – видя изменившуюся ситуацию на поле боя, Юэ Чжун сразу же отдал новую команду.

Те мужчины, которые не осмеливались сражаться на передовой, следуя приказу, начали забрасывать собиравшихся за забором монстров многочисленными бутылками с зажигательной смесью. Один за другим бутылки, перелетая забор, разбивались при падении, чем вызывали многочисленные взрывы, а распространявшееся пламя с жадностью принялось сжигать трупы погибших животных. Вскоре вокруг лагеря начал подниматься дым, а запах горящей плоти быстро наполнил воздух.

Более сотни мутировавших свиней очертя голову бросались в огонь и, сгорая заживо, добавляли свою лепту в распространявшийся дым и вонь. Однако неожиданно откуда-то из стада раздался громкий визг, из-за которого атаковавшая часть стада остановилась и стала медленно отступать от огня.

«Где-то есть Свиной Король?» — Юэ Чжун стремительно поднялся на сторожевую башню и начал осматриваться, в надежде обнаружить местонахождение лидера мутировавших свиней. Однако поднявшись, он увидел только огромную белую массу, состоявшую лишь из обычных свиней, и нигде даже тени Короля Свиней видно не было. Отступившая орда мутировавших свиней дала людям время, чтобы перевести дух, чем они и воспользовались, немного успокаиваясь и вздыхая с облегчением.

Почти все пространство вокруг лагеря пострадало из-за коктейлей Молотова, тем не менее, на главную дорогу зажигательные смеси не забрасывались. Поэтому продолжая нападать в этом направлении, мутировавшие свиньи по-прежнему умирали от рук бойцов ближнего боя, как только перепрыгивали забор. Так, продолжая бойню, Чжоя Тун быстро увеличивала свой уровень и, достигнув 13-го уровня, ее сила поднялась настолько, что уже сильно превзошла аналогичный показатель Юэ Чжуна.

Солдаты, помогавшие ей в бою, поменялись уже три раза. Они, не обладая хорошим снаряжением из Системы Богов и Демонов, как у нее, а также не были Эвольверами, обладавшими большим запасом сил. К тому же силовые Эвольверы были особенно эффективны против мутировавших монстров, так как, обладая повышенной силой, на каждое убийство они затрачивали меньше выносливости, не вкладывая в удары дополнительных сил. Поэтому было естественно, что Чжоя Тун могла сражаться продолжительное время.

— Какая сильная! Действительно, женщина командира Юэ! – пробормотал Сюн Чжэн, застрелив очередную мутировавшую свинью. Поглядывая время от времени в ее сторону, у него ёкало сердце, он на самом деле не мог сравниться с ней.

Уничтожая монстров без перерыва, Чжоя Тун быстро теряла энергию, после убийства порядка шестидесяти свиней ее выносливость сократилась более чем в два раза, одновременно с этим она уже сильно вспотела. В конце концов, Эвольверы не были непобедимыми, они, как и все, исчерпав свои силы, просто погибнут перед превосходящим числом монстров, а длительный высокоинтенсивный бой был одним из самых энергозатратных видов сражений.

— Позволь мне позаботиться об этом. Ты пока иди, отдохни! — шагнув вперед, сказал Юэ и, встав перед ней, заблокировал путь мутировавшим свиньям к женщине. Чжоя Тун лишь кивнула на это и, все также не произнеся ни слова, отступила.

Заняв место Чжоя Тун, Юэ спокойно сделал два взмаха и две мутировавшие свиньи, стремительно приближавшиеся к нему, были разрублены на равные половинки. Темный меч был гораздо острее и прочнее меча Тан Дао, поэтому разрубать с его помощью было также легко, как для нормальных людей разрезать бумагу. Имея очень высокий уровень, убийство низкоуровневых монстров, таких как эти свиньи, не давало Юэ Чжуну большого опыта. Для поднятия очередного уровня ему, скорее всего, потребуется собственноручно убить, по крайней мере, несколько сотен этих монстров.

В то же время к отошедшей отдыхать Чжоя Тун подошли Гу Маньцзы и Тун Сяоюнь, которые обратились к ней с завистью:

— Старшая сестра Тун, ты удивительна! Можешь рассказать, как ты стала настолько сильной?

В этом мире только те, кто обладал силой мог жить с достоинством. Хоть Гу Маньцзы и Тун Сяоюнь и нацелены были завоевать сердце Юэ Чжуна, они по-прежнему хотели стать настолько сильными, насколько это возможно. Ведь в таком случае они станут более ценными для Юэ Чжуна. Чжоя Тун же, посмотрев с милой улыбкой в сторону Юэ Чжуна, лишь ответила:

— Свою силу я обрела только благодаря ему. Если вы, девочки, хотите стать сильнее, то должны обратиться к нему.

Девушки также посмотрели в сторону Юэ Чжуна блестящими глазами. Так, не обращая внимания на возможную опасность, Тун Сяоюнь, стиснув зубы, подбежала к нему и громко крикнула:

— Брат Юэ, я хочу стать сильной, позволь мне сражаться рядом с тобой!

Юэ Чжун, казалось бы, играючи взмахнул мечом два раза, и очередные две свиньи были разрублены, после чего повернувшись, взглянул на Тун Сяоюнь, которая со всей серьезностью смотрела на него. Ее красивые, большие глаза, заполненные желанием стать сильнее, убедили его и, взмахнув рукой, он бросил ей меч Тан Дао.

— Возьми этот меч, и убей ее! Когда поднимешь уровень, вложи все бонусные пункты в силу, — как он закончил свою реплику, скелет уже бросил в их сторону травмированную мутировавшую свинью.

Тун Сяоюнь решительно подобрала брошенный меч и сделала шаг к монстру, прижатому к земле костяным шипом. Свинья отчаянно пыталась встать, так как испытала страх, заметив приближение решительной девушки. Ее стремление стать сильнее полностью подавило страх в ее сердце. Подойдя к голове мутировавшей свиньи, она высоко подняла меч и резко со всей силы опустила его. Так как она, в конце концов, была обычной девушкой, не имевшей никаких усилений или эволюций, ее сила была невелика, поэтому хоть меч Тан Дао и был очень острым, ей не удалось быстро отрубить голову этой свинье.

Из-за множества косых и кривых ударов, причинявших монстру только огромную боль и страх, по земле растеклось уже море крови; мутировавшая свинья же, постоянно визжа от боли, до сих пор была жива. Тун Сяоюнь яростно посмотрела на нее и, снова стиснув зубы, в очередной раз подняла свой меч и начала неистово рубить, превращая голову монстра в кровавую кашу. Продолжая наносить такие удары еще какое-то время, она наконец-то добилась своего: свинья, издав предсмертный визг, испустила дух.

После этого мучительного убийства Тун Сяоюнь также полностью исчерпала свои силы. Тяжело дыша, она в полной мере осознала, насколько сильнее по сравнению с ней были Юэ Чжун и Чжоя Тун. Со смертью мутировавшей свиньи из нее вылетел большой шар белого света, который после входа в тело девушки, поднял той сразу два уровня. Таким образом, Тун Сяоюнь стала Энхансером третьего уровня, а вложив все четыре бонусных пункта в силу, она почувствовала удивительный прилив сил, отчего в восторге воскликнула:

— Я наконец-то стала Энхансером!

Как только она добила несчастную свинью, скелет вытащил свой шип, а четыре солдата, подошедших у трупу монстра, быстро отволокли тело, откидывая его в сторону довольно большой кучи таких же тел. Следом за этим скелет снова пронзил одну из мутировавших свиней, и перекинул ее к Тун Сяоюнь, которая держа свой меч, с волнением напала на новую жертву. Вложив же в силу четыре пункта, она увеличила этот показатель до уровня обычного человека, он стал равен десяти. Поэтому теперь она смогла обезглавить мутировавшую свинью одним сильным ударом, как-никак Тун Сяоюнь, отмучившись с прошлым монстром, получила необходимый опыт.

Между тем с течением времени огонь, вызванный коктейлями Молотова, начал угасать. Громко хрюкнув откуда-то из глубины стада, Свиной Король отдал приказ о возобновлении атаки, и орда мутировавших свиней яростно помчалась к лагерю.

Видя пришедших в движение монстров, люди, стоя на своих возвышенностях, снова подняли бутылки с зажигательной смесью, и стали бросать их в приблизившихся свиней, чем повторно вызвали бушующее пламя, в которое один за другим безбоязненно бросались мутировавшие животные. Однако на этот раз количество коктейлей было намного меньше, нежели в прошлый раз, из-за чего и огонь был не таким большим; люди больше не могли противостоять свиньям подобным образом. Один за другим мутировавшие монстры, обходя или прорываясь через огонь, таранили деревянные стены, создавая из собственных тел новые точки порыва, следуя через которые, их собратья начали запрыгивать в лагерь во все увеличивающихся количествах.

Чжоя Тун больше не могла отдыхать, быстро достав свой меч Тан Дао, она стремительно помчалась к ближайшему месту прорыва и устроила там бойню, разрубая монстров каждым взмахом меча.

— Первый взвод, вперед! – громко крикнул Юэ, убив очередных прорвавшихся монстров.

Двенадцать бойцов первого взвода, вооруженные мечами Тан Дао, ринулись в сражение, обеспечивая подкрепление в других местах прорыва. Остальные же солдаты продолжали вести плотный огонь в этих направлениях, яростно расстреливая мутировавших свиней, ведь от этого зависела их жизнь. Множество забравшихся монстров было изрешечено пулями, от которых они погибали на месте или, получая серьезные травмы, падали на землю. Тем не менее, несколько мутировавших тварей, сумев прорваться через забор, прыгнули внутрь лагеря.

В момент, когда эти свиньи оказались на земляной насыпи, большинство из них были быстро убиты защитниками. Однако место прорыва было создано, и пока солдаты разбирались с первыми забравшимися в этом месте свиньями, по их стопам поднялся еще один и, сразу же рванувшись вперед, атаковал двух вооруженных мечами бойцов. Мутировавшая свинья обладала огромной силой и, протаранив солдат, сломала ноги одному из них, после чего переключившись на второго, свирепо бросилась на него, обнажая свои клыки. Быстро приблизившись к нему, монстр опустил голову и мгновенно разорвал человеку горло, сильно оросив кровью свое рыло, что придавало ему еще более зловещий вид.

Другие свиньи, воспользовавшись начавшимся хаосом среди людей, начали свободно перепрыгивать через забор, бросаясь к защитникам, которые видя пугающих мутировавших свиней вблизи, пугались до оцепенения. Под напором этих монстров они, пораженные страхом, полностью сломались. Так, шестеро бойцов первого взвода побежали, поджав хвосты. У них еще оставалась храбрость, когда они сражались в более-менее нормальных условиях, но как только ситуация ухудшилась, бойцы больше не могли выдерживать давление.


Предыдущая | Следующая