Глава 226. Гнев

Предыдущая | Следующая


Даже выжившие из автоколонны и школьники, наполненные завистью или неприязнью по отношению к Юэ Чжуну, не осмелились покинуть лагерь. Без защиты полицейских Ван Цзяня они не проживут даже трех дней — обессилев от голода, они просто умрут в лапах зомби.

Понаблюдав за реакцией собранных людей, Юэ Чжун продолжил:

— Поскольку никто не решил уйти, я буду считать, что вы согласились стать моими людьми. Поэтому теперь вам нужно сообщить свое имя и род деятельности, которой вы занимались до апокалипсиса, в том числе ваши способности и сильные стороны. Если у вас будут какие-нибудь полезные таланты, то вы даже сможете получать улучшенное снабжение.

Сделав в этом месте паузу, он неожиданно выпустил огромную жажду убийства и продолжил суровым тоном:

— А перед тем, как вы начнете выстраиваться в очереди, я хочу предупредить: каждый, кто осмелится лезть без очереди, получит двадцать ударов плетью. Если кто-то посмеет напасть на другого человека, то будет казнен немедленно.

Услышав последние слова и почувствовав намерение убийства, все выжившие невольно содрогнулись и, с некоторой дрожью начали формировать двадцать длинных очередей под бдительными взглядами вооруженных солдат. Ни один человек не осмелился создавать неприятности, чудесным образом развеивая привычное представление о китайцах, любивших придумывать проблемы в очередях.

Пятеро полицейских, Чжоя Тун, Гу Маньцзы и Чэнь Мин приступили к сбору сведений о каждом выжившем лагеря, в этом непосредственно помогали им двадцать прекрасных девушек, служанок с центральной виллы. Юэ Чжун же все это время продолжал оставаться на трибуне, во избежание несчастных случаев следя за процессом регистрации. Малышка Юнь Цайвэй и Тун Сяоюнь сидели по обе стороны от него и массировали ему плечи и ноги, лишь бы занять себя чем-нибудь. Как-никак этот процесс растянулся до вечера, только к этому времени были собраны все необходимые сведения о людях, пребывавших в лагере Свежий-Ветер.

По окончании регистрации выживших, уже после захода солнца, капитан Сюн Чжэн, что-то обдумывавший какое-то время, наконец-то подошел к Юэ Чжуну:

— Босс Юэ, пожалуйста, подойдите на минутку.

— Что случилось? – нахмурился Юэ.

— Мне нужно ваше решение, — поколебавшись, сказал Сюн Чжэн с большим трудом, — Что делать с заводом? Там есть еще с десяток женщин и несколько тонн мяса.

— Отведи меня туда, я хочу взглянуть, — задумавшись на короткое время, ответил Юэ, — В этот раз не следуйте за мной, — обратился он к четырем девушкам, сопровождавшим его.

— Я хочу посмотреть!

— Я тоже.

Громко воскликнули Гу Маньцзы и Тун Сяоюнь, желавшие проявить себя. Они хотели, чтобы Юэ Чжун знал, что они не были девушками, обеспокоенными лишь соперничеством между собой. Чжоя Тун же побледнела, так как догадалась о каком заводе шла речь, и крепко схватив малышку Юнь Цайвэй, также желавшую пойти, не позволила ей.

— Как хотите, — сказал Юэ, бросив на них лишь один взгляд.

Вот Сюн Чжэн и повел группу Юэ Чжуна к заводу, расположенному на окраине элитного района.

В тот момент, как они вошли внутрь, Гу Маньцзы и Тун Сяоюнь увидели сцену, которую они уже никогда не забудут. Ровными рядами были сложены отрубленные головы, обезглавленные же и выпотрошенные тела висели на цепях рядом, а их внутренности в отдельности свисали с ближайших металлических крючков. Весь завод был наполнен тошнотворным запахом крови.

Мгновенно побледнев, девушки, зажимая рты, быстро выбежали из здания на улицу, где их и стошнило. Они предполагали, что уже видели все худшее, что мог совершить человек с точки зрения жестокости и безумия. Но то, что они только что увидели на заводе, вышло далеко за пределы их представлений. Сейчас они благодарили небеса, что им повезло не оказаться там.

— Будь ты проклят, Тяньян! Я обязательно убью тебя!

Даже Юэ Чжун думал, что был морально готов к этому, но оказалось, что и ему пришлось бороться с подступавшей тошнотой. Увидев все это, в сердце он стал питать дикую ненависть по отношению к Беспощадному Тяньяну, чье безумие вышло за все возможные границы. Если он когда-либо встретит его, то Юэ, не колеблясь, приложит все силы, чтобы убить этого зверя в людском обличии.

Внутри завода было несколько десятков тел, подвешенных на цепях. Помимо них они обнаружили огромную клетку позади завода, внутри которой было порядка еще двадцати женщин, чьи глаза были полны страха и ужаса, большинство из них, казалось, уже лишились рассудка.

— Что нам с ними делать? Должны ли мы их убить, босс? – с трудом проговорил Сюн Чжэн.

Лагерь Свежий-Ветер с самого начала не имел больших запасов продовольствия, поэтому Сюн Чжэн не горел желанием тратить еду на уже обезумевших от страха женщин. По его мнению, эти явно нездоровые женщины не имели никакой ценности, и забота о них просто потребует больше ресурсов.

Юэ также смотрел на голые и грязные тела женщин, некоторым из них, скорее всего, уже не помочь, но все же отклонил предложение Сюн Чжэна:

— Нет, вернуть и заботиться о них. Пока они являются женщинами, они смогут родить.

— Ясно! – и помедлив, Сюн Чжэн спросил, указывая на хранилище, — А что насчет этого?

Внутри склада было несколько тонн колбасных изделий из человеческого мяса. В период нехватки продовольствия, если Юэ и Сюн Чжэн промолчат, то можно было бы втихаря распространить это мясо, и никто об этом не узнает, а если даже узнают, то можно притвориться непонимающими. Без мяса люди, конечно, не умрут, но им будет не хватать сил и энергии.

Бывший лидер лагеря как раз-таки хотел сохранить и силы, и энергию своих элитных бойцов, поэтому постоянно кормил их этими колбасами. Среди них, разумеется, были люди, не желавшие совершать столь отвратительных поступков, они предпочитали оставаться слабыми и голодными, нежели есть мясо соплеменников.

— Закопайте все! – сурово ответил Юэ.

— Есть! – вздохнул с облегчением Сюн Чжэн, и повел своих людей хоронить эти тошнотворные изделия.

Когда Юэ покинул этот ужасный завод, к нему тут же подбежали Гу Маньцзы и Тун Сяоюнь, и с бледными лицами схватились за его руки, только так они смогли вернуть немного своего мужества и храбрости. Юэ Чжун же, утешая, мягко похлопал их по спинам, после чего большими шагами направился прочь из этого гнусного места.

 

На следующий день Юэ Чжун начал вербовку солдат в свою армию из оставшихся выживших людей. После апокалипсиса бойцы получали лучшее снабжение и, обучаясь, становились сильными, поэтому, когда Юэ открыл набор, многие люди начали бороться друг с другом, ради получения открывшихся вакансий.

Среди двух с лишним тысяч выживших около 1200 были мужчинами, 1000 из которых были взрослыми, способными держать оружие. Беспощадный Тяньян тоже не был дураком, и уже отобрал среди выживших наиболее сильных и здоровых мужчин, сделав из них своих прямых подчиненных или бойцов Зеленых Волков. Оставшиеся же мужчины преимущественно недоедали, и сейчас были слабыми и голодными.

Юэ Чжун очень внимательно отнесся к набору будущих бойцов, и с большим трудом под его требования подошли порядка 450 мужчин, 400 из которых вместе с Лю Эрхэем, Сюн Чжэном и Чжан Нюцзяном сформировали один батальон. Эти трое стали командирами рот, в то время как сам Юэ, само собой, принял пост командира батальона. Оставшиеся же 50 человек были переданы полицейским Ван Цзяня на обучение, чтобы они смогли стать полноценными полицейскими. Так как Ван Цзянь был нравственным человеком с собственными принципами, то Юэ Чжун назначил его главным полицейским лагеря Свежий-Ветер. Прямолинейный и праведный человек во главе полиции, а также обучаемые им полицейские, по крайней мере, давали Юэ Чжуну небольшое чувство спокойствия.

Из-за нехватки рабочих рук способный и скрупулезный Чэнь Мин, бывший дворецким в особняке Юэ Чжуна, был назначен ответственным за внутренние дела лагеря, в его ведении было управление внутренним распорядком лагеря, подбор и организация персонала для бытовых служб, общее распределение ресурсов, и тому подобные гражданские дела. Что же касается центральной виллы, принадлежавшей Юэ Чжуну, и его обитателей, в том числе девушек-служанок, то все это было передано под управление Чжоя Тун. В конце концов, она была сильной женщиной, которая в прошлом мире справлялась с собственным бизнесом, поэтому она имела необходимый опыт для управления делами дворца и гарема, и это не будет для нее проблемой.

По приказу Юэ Чжуна Чэнь Мин определил всех не задействованных людей в группы по укреплению обороноспособности лагеря, направив их рыть ямы и траншеи по всему периметру их городка. Всем тем, кто готов был принять участие в рытье ям, было обещано повышенное снабжение, и при таких привлекательных условиях принять участие в этом выразило огромное количество выживших. Так, почти по всему периметру лагеря, кроме главных дорог, стали появляться огромные ямы. В прошлом в лагере Лонг-Хай мэр Чэнь Цзяньфэн применил именно такую тактику для сражения с армией зомби, и она оказалось довольно эффективной. В той битве в этих ямах погибло, по крайней мере, несколько тысяч обычных зомби. Против разумных противников такие преграды, конечно, не столь эффективны, но против зомби самое то. Во время рытья ям и траншей выжившие, принимавшие в этом участие, занимались тяжелым физическим трудом, что в сочетании с насыщенными обедами дало эффект тренировки, тела людей стали немного сильнее.

Юэ Чжун же лично занялся подготовкой своего батальона солдат, полностью придерживаясь известных ему военных правил подготовки. В то же время он поставил невероятно высокий уровень требований, из-за чего новобранцы были просто несчастны. Если бы не тот факт, что, сделав обучение чуть ли не в шесть раз труднее обычного, Юэ Чжун кормил их до отвала, причем новобранцы удостаивались даже нереально вкусного мяса Свирепого кабана. Только благодаря этому будущие солдаты могли выдерживать такой темп подготовки. Хоть мясо Свирепого кабана не было способно превратить их в сильных Энхансеров, оно по-прежнему было в состоянии быстро восстанавливать выносливость и силы, а также общий жизненный тонус, сильно упавший у людей из-за долговременного недоедания и истощения. Благодаря мясу и подготовке лица мужчин стали возвращать свои обычные цвета, а тела восстанавливали свои изначальные кондиции.

После десятидневной высокоинтенсивной тренировки солдаты батальона полностью восстановили свои первоначальные силы, и в дополнении к этому даже немного нарастили свои физические характеристики сверх нормального. Из-за этого Юэ Чжун наконец-то снизил сложность подготовки до обычного уровня, сосредоточившись на строевой подготовке и общем обучении внутренней дисциплины. Юэ Чжун прекратил интенсивную подготовку не потому, что не хотел создавать большого количества отборных войск, но потому что у него осталось не так много еды. Проводя изнурительное обучение солдат и соответствующе их кормя, он за десять дней истратил почти все мясо Свирепого кабана, которое хранилось в его кольце, сейчас там осталось лишь порядка четырех тонн из первоначальных двадцати с лишним, которое было потрачено исключительно на солдат.

Помимо этого огромное количество людей, участвовавших в создании ям и траншей, а также в ремонте самого лагеря, подъели большую часть хранившихся в лагере припасов, утекавших как вода сквозь пальцы. Беспощадный Тяньян не стал делать из всех мужчин своих бойцов именно по этой причине. Он, естественно, хотел бы увеличить количество подконтрольных боевиков, но на это ему не хватало провизии, ведь такое большое войско неизбежно быстро истощит их невеликие запасы. Даже после создания Зеленых Волков, которых он к тому же кормил человеческим мясом, он по-прежнему ощущал недостаток продовольствия.

— Если мы сохраним текущую норму потребления, то в течение месяца наши припасы будут полностью исчерпаны, — стоя перед Юэ Чжуном, докладывал Чэнь Мин, державший в руках документы, — Мастер, должны ли мы остановить создание земляных ловушек и ремонтные работы? Таким образом нам удастся сохранить наше продовольствие на более продолжительный срок.

— Позовите ко мне Сюн Чжэна, — вместо ответа, попросил Юэ, поразмышляв перед этим какое-то время.

Чэнь Мин немедленно ушел, и довольно скоро привел Сюн Чжэна, который неплохо так загорел, постоянно находясь под солнцем. Он сразу же шумно обратился к Юэ:

— Босс Юэ, вы хотите, чтобы я что-то сделал?

Несмотря на то, что Юэ хотел создать дисциплинированное войско, в такой короткий промежуток времени из них, в самом деле, довольно трудно искоренить прежние привычки. В конце концов, солдаты создавались из «бандитов», даже сам Юэ, командир батальона, никогда не проходил полной и строгой военной подготовки.

— Где находится ближайшее зернохранилище? – прямо спросил Юэ, глядя на Сюн Чжэна.

— Босс Юэ, — горько рассмеялся Сюн Чжэн, услышав слово «зернохранилище», — Вы думаете о взятии складов с продовольствием, чтобы облегчить проблемы с едой, верно? Бывший босс лагеря также думал об этом, поэтому все небольшие склады, расположенные в непосредственной близости от лагеря Свежий-Ветер, были уже очищены нами. Кроме, возможно, одежды, шампуней, стиральных порошков и других ненужных вещей, там не было ни зернышка риса.

— Что, там нет еды? – воскликнул Юэ.

Однако удивился он лишь на мгновение, тут же вспомнив склад в районе Шанлинь, который он захватывал совместно с лагерем Лонг-Хай, там также было несколько пустых секций. Юэ наконец-то понял, в чем суть проблемы: вся еда, которая должна там храниться, вечность назад была распродана чиновниками, ответственными за их сохранность. Причем эти опустевшие хранилища они потом еще и сдавали в аренду для получения дополнительного дохода.

— Где-то поблизости должны быть государственные стратегические зернохранилища, которые должны быть использованы во время войны. Там должна быть еда, — уставившись на Сюн Чжэна, тяжело проговорил Юэ.

— Да, на самом деле есть два огромных зернохранилища. Одно из них в районе Ся-Ци, расположенное к северу отсюда примерно в ста километрах, было уже захвачено военными из правительственного города SY. Второе в районе Нин-Гуан, в пятидесяти километрах к востоку, которое в настоящее время занято группой, называющей себя Свирепым Тигром. После того как они захватили это зернохранилище, они создали в городке Нин-Гуан военный лагерь с оборудованием для целого батальона, у них есть два БМП и бесчисленно количество пулеметов. Контролируя большое количество еды, а также имея серьезное вооружение, они стали привлекать к себе множество выживших людей, которые рискуя жизнью, стремились попасть туда. Я слышал, что сегодня в том городе насчитывается порядка 10 000 человек, 2000 из которых составляют их вооруженные отряды. Это одна из самых больших военных сил в нашем регионе, не считая китайской армии.

Услышав такие новости Юэ Чжун сильно нахмурился. 2000 бойцов со стандартным снаряжением батальона китайской армии. Не странно, что Беспощадный Тяньян не осмеливался их провоцировать. Хоть Юэ и набрал 400 бойцов, они же прошли лишь десятидневную подготовку. Они не пережили еще ни одного сражения, и не проходили через кровопролитие. К тому же сейчас они были вооружены только старыми автоматами, доставшимися от предыдущих членов Зеленых Волков, и на каждого бойца приходилась лишь пара гранат. Если их начнут бомбить, то их моральный дух, безусловно, быстро упадет. Юэ только начал формирование этого батальона, если бы ему пришлось столкнуться с силой, равной, например, его войскам в лагере Лонг-Хай, то все его бойцы будут быстро и полностью уничтожены. С точки зрения знания тактики, воинского опыта и боевых навыков, его нынешний батальон просто нельзя сравнивать с другими силами.

После этого Юэ, достав карту, развернул ее на столе и, указывая на область к северо-востоку от их лагеря, которая была зачеркнута, спросил:

— Какие из мест в этой области вы еще не открыли?


Предыдущая | Следующая