Глава 218. Полная капитуляция

Предыдущая | Следующая


БАХ! Боец даже не успел отстрелять весь магазин, как пуля нашла путь к его голове, и мертвое тело бессильно рухнуло на землю. После такого боевой дух и смелость остальных боевиков упал еще ниже, у всех сильно побледнели лица – никто не хотел умирать.

— Три секунды истекли! Те, кто не бросят оружие, будут убиты, – раздался чуть ли не над всем лагерем громовой голос, заставивший вздрогнуть каждого человека.

В следующий миг прозвучал еще один выстрел, и следующий боец получил пулю в голову, замертво падая на землю. Увидев еще одного убитого на их глазах товарища, напавшие перепугались до смерти и тут же стали бросать свое оружие. Видя, что его бойцы сдаются, Сюн Чжэн слегка вздохнул и последовал их примеру, отбрасывая свой пистолет-пулемет «Тип 79». На пороге смерти только настоящие солдаты будут сражаться, отстаивая свою честь. Напавшие боевики же были лишь бандитами, которые под угрозой смерти сразу же сдадутся, и для них это было нормально.

Большинство бойцов побросали свое оружие, однако среди них было два человека, лежавших неподвижно на земле и, прикрываясь сдавшимися товарищами, ждали появления Юэ Чжуна. В тот момент, как только он появится, они сразу же сделают свой ход, расстреливая его. Тем не мене, они не могли знать, что Юэ Чжун уже видел каждого из них, и знал их местоположение, поэтому заметив, что два самых хитрых бойца все еще желали сопротивляться, Юэ, не раздумывая долго, сделал два выстрела, и оба смельчака продолжили лежать на земле, но уже с дырками в головах. Со смертью этих бойцов провалился и запасной план Сюн Чжэна.

— Все немедленно вышли из своих укрытий! Руки за голову и, не делая лишних движений, садитесь возле автобуса. Кто не подчинится, будет расстрелян на месте, – раздался приказ из темноты.

В конце концов, Юэ действовал самостоятельно, если, показав себя, он попадет в засаду, ему придется опасаться, что боевики разбегутся в разные стороны, а это станет весьма проблематичным. Поэтому ему нужно собрать их в одном месте, чтобы было проще следить за ними, тогда если они захотят сбежать, ему стало бы намного легче позаботиться о них.

Боевики один за другим начали выходить из своих укрытий, и послушно двигаться к автобусу. Однако один из них не хотел мириться с такой судьбой, предпочтя попытаться сбежать под покровом ночи. Раздался выстрел и храбрец, не успев сделать и нескольких шагов, получил, как и все его предшественники, пулю в голову. После этого страх перед ночным снайпером только возрос, поэтому боевики, не смея делать ненужных движений, прошли к автобусу и сели возле него с поднятыми за голову руками, больше не нашлось желающих проверить меткость стрелка.

На самом же деле если бы все боевики побежали в разные стороны, то Юэ Чжун, действуя в одиночку, смог бы убить не более семи-восьми человек и не стал бы преследовать убежавших. Тем не менее, испытывая страх перед ним, бойцы могли лишь послушно следовать его приказам, и не пытались сбежать.

— Лю Эрхэй, выходи. Свяжи их, – скомандовал Юэ, как только все напавшие расселись возле автобуса.

— Да, босс Юэ, – отозвался Лю Эрхэй, который за это время сопроводил трех пленных ближе к лагерю, и продолжая подталкивать, привел их к остальным, после чего, достав веревки, начал связывать новых пленников. После того, как всех сдавшихся связали, Юэ Чжун также вышел из своего укрытия и крикнул в сторону полицейских, продолжавших находится на своих позициях:

— Ван Цзянь и остальные, выходите, все в порядке.

Даже если эти пятеро и хотели бы выступить против него, Юэ в условиях ночной темноты был уверен в своих силах, поэтому он и вышел спокойно. Полицейские же, услышав слова Юэ Чжуна, помедлили, переглядываясь между собой, но приняв решение, стали все-таки выходить из своих укрытий. Став свидетелями его способностей, они были уверены, что если бы он хотел убить их, то они уже умерли бы.

— Следите за этими, я пойду к остальным, — скомандовал Юэ, указывая на пленников, когда увидел вышедших полицейских, после чего сразу же растворился в темноте. В ночную пору у команды Ван Цзяня, не обладавшей достаточной силой, было мало возможностей помочь ему, поэтому он и оставил их охранять пленников.

— Старший Ван, что будем делать? – один из полицейских взглянул на их лидера, — Мы просто останемся здесь и будем ждать его? — Ван Цзянь, среди всех пятерых, был самым сильным и имел уже 13-ый уровень, поэтому их маленький отряд и считал его главным.

— Да, будем ждать, – стиснув зубы, ответил он, понимая, что имел в виду его товарищ.

Воспользовавшись отсутствием Юэ Чжуна, разбиравшегося с остальными боевиками, они могли взять автомобиль и покинуть этот ставший таким опасным лагерь. Все-таки Юэ Чжун был лишь временно на их стороне, к тому же иметь кого-то, кто контролировал бы вас, не самый лучший вариант, ведь после того, как он вернется, их жизни были бы на его милости. В темноте у них не было ни единого шанса противостоять ему в бою. Впрочем, исходя из вчерашних событий, было заметно, что Юэ Чжун не был вспыльчивым молодым человеком и не принимал поспешных решений.

Взвешивая все за и против, Ван Цзянь принял решение остаться и ждать его возвращения. Одним из пунктов в пользу этого решения было то, что большинство их припасов было сосредоточено в грузовиках DongFeng, которые уехали. А без достаточного продовольствия, даже если они смогли бы сбежать, они вскоре столкнулись бы с голодом.

Пробежав весь путь в сторону последней группы боевиков, Юэ вскоре увидел, как они понукали группу из 17 выживших людей двигаться в его сторону, причем каждый из них нес тяжелую поклажу на спине. Казалось будто бы, боевики приказали этим людям нести припасы из грузовика DongFeng, который был заполнен всевозможными необходимыми в пути припасами. Однако бойцы решили взять только еду и топливо, отказавшись от всего остального. Количество припасов флота выживших уже было катастрофически малым, там оставалось не более 50 кг риса, помимо этого в грузовике были и некоторые другие продукты. А так как там вообще было мало еды, 17 человек могли довольно просто все это унести.

Юэ Чжун еще издали поднял автомат и, прицелившись, выстрелил в одного из боевиков, снова попав тому в голову. Остальные вооруженные люди, уставившись на упавшего товарища всего лишь на мгновение, сразу же рассредоточились в поисках укрытия, одновременно с этим открывая ответный огонь в сторону, откуда прозвучал выстрел.

Выжившие же, воспользовавшись суматохой в рядах боевиков, сразу же стали разбегаться в темноте, унося с собой продукты. Только четверо или пятеро из них отбросили свою ношу, остальные же, понимая, насколько важна сегодня еда, не осмелились их отбросить, они готовы были ради этих продуктов, рискнуть своей жизнью. Ведь если бы они выбросили эти припасы, то, даже сохранив свою жизнь, неизбежно вскоре столкнулись бы с проблемой голода.

Между тем боевики, продолжая стрелять, попадали лишь в пустоту, в то время как Юэ каждым выстрелом убивал очередного бойца.

— Я сдаюсь! Не убивайте меня!

— Я сдаюсь!

Такие крики начали разноситься в темноте после того, как пятеро или шестеро бойцов уже упали с простреленными головами. Подвергшись такому расстрелу, многие из них испытали сильный страх, из-за чего и стали кричать, что готовы сдаться.

— Все отбросили оружие, и вышли из своих укрытий, – раздался громкий приказ из темноты, — Возьмите выброшенные припасы, и немедленно идите в сторону автобуса. Я слежу за вами.

Боевики послушно выбросили оружие и, подобрав всего четыре сумки с продуктами, направились в сторону автобуса. Они не знали, сколько стволов смотрит в их сторону, поэтому в их сердца заползал все более сильный страх. Дождавшись, когда сдавшиеся бойцы отойдут, Юэ быстро проследовал к брошенному оружию и, мгновенно покидав все в свое пространственное кольцо, продолжил следить за боевиками.

После убийства двух попытавшихся сбежать бойцов остальные решили не испытывать судьбу и, подчинившись, спокойно донесли продукты до указанного автобуса. К возвращению Юэ Чжуна недалеко от автобуса, возле которого сидели пленные, собралось уже довольно много выживших. Когда перестрелка закончилась, многие убежавшие стали с опаской возвращаться к автобусам, потому что по сравнению с диким внешним миром здесь было безопаснее.

— Потрясающе! Насколько же он силен?! Он безумно силен! – подобные возгласы можно было услышать среди собравшихся людей автоколонны, когда они увидели, как под прицелом Юэ Чжуна из темноты стали один за другим выходить понурые боевики. Вспоминая, что сами, подстрекаемые секретарем Хуан Вэйанем, вчера вечером попытались отобрать у него припасы, они испытывали сейчас глубокое сожаление. Если бы Юэ Чжун стал действовать более агрессивно, то вероятно к этому времени все они были бы уже мертвы.

«Невероятно силен. Если бы он только мог стать моим парнем», — думала Ван Ни, наблюдая запуганным взглядом, как Юэ Чжун в одиночку справился с целой бандитской группировкой.

Как только новые боевики пришли к автобусу, Лю Эрхэй, взяв веревку, сразу же стал связывать вновь прибывших пленников, соблюдая при этом повышенную осторожность. Видя, что ситуация стала успокаиваться и налаживаться, Юэ Чжун громко прокричал в ночную темноту:

— Железный, приведи их. Тун Сяоюнь, ты тоже выходи.

Вскоре после этого под защитой молчаливого здоровяка Чжоя Тун и остальные пришли на голос Юэ Чжуна, следом за ними Тун Сяоюнь также подошла к автобусу.

«Он смирил всех этих людей в одиночку? Как это возможно?» — удивлялись Чжоя Тун, Гу Маньцзы и Тун Сяоюнь, когда, подойдя к Юэ Чжуну, увидели связанных и коленопреклоненных боевиков, при этом их глаза блестели от легкого шока и гордости за их молодого человека. Они никак не ожидали, что он будет настолько силен, что сможет в одиночку перевернуть весь ход боя, захватив при этом в плен более тридцати мужчин.

Женщины, среди собравшихся выживших, с завистью и ревностью смотрели на Чжоя Тун и других девушек, ведь иметь на своей стороне кого-то настолько сильного и смелого было огромным благословлением.

«Потрясающе, и этот сильный мужчина на моей стороне. Я должна крепко держаться за него», — Гу Маньцзы с радостью и гордостью в глазах и в сердце смотрела на Юэ Чжуна, с удовольствием чувствуя при этом многочисленные ревнивые и завистливые взгляды других женщин.

«Я ни в коем случае не должна отказываться от такого человека. Независимо ни отчего, мне нужно всегда оставаться на его стороне», — мысли Тун Сяоюнь были похожи на размышления Гу Маньцзы, пока она во все глаза смотрела на Юэ Чжуна.


Предыдущая | Следующая