Глава 217. Изменение хода битвы

Предыдущая | Следующая


Убивая бойцов одного за другим, Юэ продолжал постоянно менять свою позицию. В то же время боевики, видя, как их товарищи умирают по одному от пуль, появляющихся из ниоткуда, стали уже терять свой боевой дух. Поэтому быстро вернувшись в свои автобусы, они решили дождаться прибытия подкрепления, а пока даже не смели высунуть голову наружу. После того как Юэ заставил боевиков отступить внутрь автобуса, он быстро, словно призрак, приблизился к транспорту напавших и взмахом руки отправил туда гранату.

— Граната! – закричали сжимавшие свои автоматы бойцы, которые охраняли двери; увидев же залетевший снаряд, они запаниковали и попытались выбраться из автобуса.

БУМ! Внутри автобуса раздался ужасающий взрыв, от которого во все стороны полетели осколки и волны обжигающего воздуха, весь автобус в считанные секунды был поглощен огнем, убив и сильно ранив многих прятавшихся там боевиков. Немедля ни секунды, Юэ после того, как забросил гранату в первый автобус, моментально приблизился ко второму и забросил туда такую же гранату. Раздался еще один взрыв, и напавшие бойцы, спрятавшиеся в этом автобусе, встретили точно такой же конец.

Снова вернувшись к первому автобусу, Юэ достал Темный меч и добил тех, кто не умер от взрыва. Быстро разобравшись с ними, он поспешил ко второму автобусу, где также перебил уцелевших боевиков, после чего стал быстро собирать их снаряжение, оружие и боеприпасы, и скидывать их в свое хранилище. Как-никак огнестрельное оружие считается очень ценным даже на сегодняшний день, поэтому Юэ не оставил после себя ни одного уцелевшего автомата или пистолета, как ни одного магазина или обоймы. Не сделай он этого, оружие могло достаться его потенциальным противникам.

Только закончив собирать оружие из этих автобусов, Юэ увидел, как из темноты вышла одна из школьниц, и направилась в его сторону. Увидев ее, Юэ несколько нахмурился и строго спросил ее:

— Что ты здесь делаешь?

— Это на самом деле вы, – разглядев его, Тун Сяоюнь радостно подтвердила свои предположения и, набравшись смелость, обратилась к нему, — Босс Юэ, позвольте мне быть вашей шестеркой. Я могу стирать, готовить, убирать, если необходимо я готова взять оружие и сражаться. Если вы хотите, я могу спать с вами. Будьте уверены, я все еще девственница и не позволяла никому прикасаться к себе.

Видя два уничтоженных автобуса боевиков и множество трупов вокруг них, девушка поняла, что этот мужчина разобрался с ними со всеми в одиночку, поэтому если за кем и следовать, то только за таким сильным человеком. Она отчаянно хотела выжить в этом чрезвычайно опасном мире и знала, что единственный способ — это положиться на сильного лидера. Одноклассник Чжан Ми явно не был таким человеком, в ее глазах только Юэ Чжун обладал достаточной силой, чтобы рядом с ним она чувствовала себя в безопасности. Что же касается ее тела, то как умная девочка, она понимала, что оно ей уже не больно-то принадлежит, рано или поздно появится кто-то и насильно овладеет ею только из-за того, что она была слаба и бессильна что-либо с этим сделать.

— Ни звука! – пока девушка ждала его ответа, Юэ внезапно набросился на нее и повалил на землю.

Тун Сяоюнь собиралась инстинктивно оттолкнуть его, но сдержалась, однако одновременно с этим в ее глазах вспыхнула горечь, она не ожидала, что Юэ Чжун настолько быстро захочет ею овладеть. Но в следующий миг она осознала, что ошибалась, потому что в то место, где они стояли до этого, ударили несколько пуль, оставившие на земле маленькие выбоины.

Боевики, отправившиеся в погоню за уезжавшими машинами, услышав взрывы гранат, немедленно поспешили назад. Юэ Чжун, по-прежнему обнимая Тун Сяоюнь, перекатился в сторону большого камня и, укрывшись за ним, передал ей пистолет «Тип 54» со словами:

— Оставайся здесь и не двигайся! Я пойду позабочусь о них.

— Мм, – кивнула девушка, шокированная близкой стрельбой, отчего она никак не могла перестать дрожать и крепко вцепилась в пистолет, выданный Юэ Чжуном. В конце концов, Тун Сяоюнь была 14-летней девушкой, которая никогда не испытывала таких событий, как неожиданно стала частью перестрелки. Юэ Чжун же, сделав глубокий вдох, быстро выбежал из их укрытия.

Вернувшиеся боевики стреляли с большого расстояния и потому, как ничего не видели в темноте, продолжали стрелять туда, где Юэ стоял до этого. Не слыша ответных выстрелов, они вышли из своих укрытий и, расходясь в стороны, стали быстро приближаться туда, где в последний раз видели мужчину и девушку.

Юэ же как раз и ждал этого, поэтому, как только бойцы начали выходить из своих укрытий, он сразу же сделал два выстрела из своего автомата «Тип 03», и два бойца с пулевыми отверстиями в головах навзничь рухнули на землю. Оставшиеся десять боевиков, запаниковав, тут же прыгнули в укрытия или просто легли на землю, непрерывно при этом стреляя в направлении атаковавшего их стрелка.

Однако Юэ Чжуна там уже не было, сделав выстрелы, он немедленно сменил позицию, поэтому все выстрелы боевиков ушли в пустоту, не попав даже в его тень. Юэ подобно убийце в ночи стал тихо и осторожно приближаться к бойцам, время от времени делая выстрелы, которыми насмерть поражал очередного врага.

Не имело значения, где укрывались боевики, и так как Юэ прекрасно видел в темноте, он по-прежнему одним выстрелом убивал одного человека. После того, как еще шесть боевиков были убиты, они наконец-то осознали насколько страшен враг, с которым они сейчас столкнулись. Не в силах даже контратаковать, один из них бросил оружие на землю и отчаянно закричал:

— Не убивай меня! Не убивай! Я сдаюсь!

Юэ, уже нацелившийся на этого бойца, увидев, что тот сдался, тут же сменил цель и метким выстрелом убил другого бойца, продолжавшего сопротивляться. Выстрел пришелся, как обычно, точно в голову, и боевик упал прямо рядом со сдавшимся человеком, который, не смея шевелиться, с ужасом смотрел на упавшего товарища.

Став свидетелем этой сцены, сердца двух продолжавших сопротивляться боевиков дрогнули. Отбросив оружие, они тут же подняли руки за головы и, встав на колени, закричали:

— Я сдаюсь! Не убивай! Я сдаюсь!

Не осмеливаясь делать лишних движений, два боевика просили пощады, все-таки они даже не видели врага, в то время как тот убивал их одного за другим. В этом не было ничего удивительного, как-никак они не были безмозглыми зомби, не испытывавшими страха, поэтому и выбрали жизнь. Подойдя поближе к сдавшимся людям, и продолжая держать их на прицеле, Юэ крикнул в сторону:

— Лю Эрхэй, забери оружие и немедленно свяжи их.

Лю Эрхэй скрывался все это время за большим камнем и, притворяясь трупом, не смел пошевелиться, но услышав приказ, тут же вскочил и, держа веревку в руках, подбежал к Юэ Чжуну:

— Бой наконец-то закончился. Босс Юэ, вы действительно удивительны! Я бесконечно восхищаюсь вами, – громко льстил Лю Эрхэй.

— Свяжи их, как положено, – сурово ответил Юэ, не обращая внимания на лесть, — У нас нет времени, чтобы тратить его впустую.

Разобравшись с этой группой в 12 бойцов, у него было еще много дел: в лагере было еще порядка 20 боевиков, продолжавших перестрелку с пятью полицейскими, поэтому ему нужно торопиться, пока полицейских не убили.

— Да, – ответил Лю Эрхэй, и стал быстро и четко связывать трех человек, после чего кляпами заткнул им рты.

— Оставайся здесь и следи за ними, – отдал Юэ следующую команду, — Если они посмеют предпринять что-либо, смело их расстреливай.

Услышав эти слова, трое мужчин содрогнулись, не смея даже в мыслях делать каких-либо ненужных движений. В нынешнем мире уже никто не соблюдал права человека, так что убийство пленников ни у кого не вызовет желания наказать за это. Просто если человек умрет, это будет не очень хорошо.

Оставив Лю Эрхэя следить за пленниками, Юэ развернулся и в очередной раз быстро помчался в другой конец лагеря, туда, где до сих пор продолжалась перестрелка.

Ночная темнота вообще не была благоприятным временем для перестрелки, в этих условиях это может продолжаться довольно долго, если только стрельба не велась на коротких расстояниях. Именно благодаря темноте Ван Цзянь и его коллеги все еще удерживали свои позиции, противостоя двум десяткам бойцов.

В лагере раздавались многочисленные выстрелы, но смертность среди обеих сторон была очень низкой. За все время боя со стороны полицейских только один по неосторожности получил ранение в руку, и не было никаких серьезных травм. Они и отвечать-то уже могли не часто, так как у них было мало боеприпасов, если к ним не придет помощь, то в скором времени они будут бессильны что-либо сделать против двух десятков врагов.

Именно в этот момент и подоспел Юэ Чжун, который двумя выстрелами сразу убил двух боевиков.

— Эксперт! Появился мастер, способный сражаться ночью, – воскликнул лидер команды боевиков, как только увидел двух своих бойцов, упавших замертво с простреленными головами, отчего по его коже пробежал мороз. Он знал, что полицейские за время боя израсходовали более двухсот патронов и, кроме убитых в самом начале, позже не было не одного смертельного случая, и только три его бойца получили различные раны.

А раз внезапно сразу двое боевиков получили пули в головы, стало очевидно, что прибыл мастер стрельбы. Если в условиях кромешной тьмы появлялся кто-то, обладавший ночным зрением и хорошей меткостью, то он превращался в машину для убийства, чего все остальные боялись. Даже с их числом не факт, что они смогут одержать победу в перестрелке с таким врагом.

— Ночной снайпер! Меня зовут Сюн Чжэн. Наша команда Свирепого Тигра признает поражение. Пожалуйста, прояви милость и сохрани нам наши жизни. Женщины, еда, оружие, любые запросы, которые у вас будут, просто скажи нам, и мы безусловно сделаем все возможное, чтобы предоставить достаточную компенсацию, – громко прокричал в ночную темноту лидер боевиков, назвавшийся Сюн Чжэном.

Его способность вести за собой эту небольшую команду основывалась не только на его боевых навыках, но и на его наблюдательности и трезвого суждения. Он уже догадался, что взрывы гранат в автобусах было делом рук этого снайпера, и что команда, отправленная обеспечить подкрепление, должно быть, убита или захвачена в плен. Поэтому ему оставалось только вести переговоры для достижения компромисса, иначе единственное, что их ждет, это верная смерть.

— Вы должны сложить оружие и сдаться, – сурово прокричал из темноты Юэ Чжун, — В этом случае я могу сохранить ваши жизни, а иначе, вы все умрете. У вас есть три секунды на принятие решения. Через три секунды я начну убивать каждого, кто до сих пор держит оружие.

— Юэ Чжун! Это был голос Юэ Чжуна, — воодушевившись, негромко проговорил Ван Цзянь, услышав переговоры в ночной темноте, — Он пришел спасти нас? Как ему удалось заставить их просить снисхождения? Он действительно обладает невероятной силой, – после этого лидер полицейских смог успокоиться, независимо ни отчего, но с приходом Юэ Чжуна они теперь будут в безопасности. Если бы он не прибыл, то полицейские, истратив все патроны, были бы убиты или захвачены в плен.

Услышав слова снайпера, Сюн Чжэн и его команда колебались, прежде чем следовать его требованиям. Ведь бросив оружие, их жизни будут полностью на милости врагов.

— Кто ты такой, черт возьми! Этот папка отправит тебя на тот свет, – воинственно закричал один из бойцов и, подняв свой автомат со штыковым ножом, начал яростно стрелять в сторону раздавшего голоса.


Предыдущая | Следующая