Глава 212. Сила жареного мяса

Предыдущая | Следующая


Прикладывая постоянные усилия, Ван Цзянь со своими коллегами искали ресурсы, провизию и выживших, благодаря чему их флот постепенно сформировался до нынешних размеров. Они передвигались там, где могли избежать зомби, и искали любые возможности обезопасить свой путь. Секретаря из города Цзяо-Юань, которого звали Хуан Вэйань, и его людей также нашли и спасли полицейские Ван Цзяня.

Что касается группы учащихся, то в день изменения мира только 12 из них превратились в зомби. Хоть из остальных многие и выкинули свои дубинки новичков, учитель и еще 13 учеников смогли сохранить свое оружие. После того как к автоколонне присоединились Энхансеры, они объяснили им преимущества такого оружия и возможности усиления.

Узнав о таких возможностях, Ван Цзянь и его четыре сослуживца, вооружившись дубинками, стали Энхансерами. Ученики также под руководством Ван Цзяня и Лю Цзиня стали по очереди становиться Энхансерами. Только из-за того, что убийство зомби при помощи других людей дает намного меньше опыта, большинство из них имели низкие уровни, и самый сильный сейчас был всего лишь девятого уровня.

Сам же Ню Цзян в прошлом мире был отставным солдатом и, опираясь на собственные способности и навыки, смог получить доступ к полицейскому участку, где и раздобыл огнестрельное оружие. Набрав довольно много людей, они бродили и сражались некоторое время, пока зомби, не начав эволюционировать в больших количествах, не перебили большинство его бойцов. После чего он бежал с оставшимися своими людьми и, встретив эту автоколонну, присоединился к ним.

Ван Цзянь, управлявший флотом, распределял еду равномерно — так, чтобы все ели одинаковое количество пищи. Только те, кто занимался поиском провизии, или высокопоставленные чиновники, как секретарь Хуан Вэйань, получали больше еды. Ван Цзянь был праведным человеком, но не педантом, слишком концентрирующимся на правилах, просто он имел довольно спокойный характер. Так как они направлялись к правительственной базе, он не хотел действовать неразумно, и обижать кого-то с таким статусом, как у Хуан Вэйаня.

Дело в том, что в прошлом мире человек уровня секретаря города мог легко разобраться с таким незначительным сотрудником, как Ван Цзянь. Конечно, это не означает, что Хуан Вэйань своей физической силой мог заставить что-либо делать Ван Цзяня, но несколькими словами он мог легко уволить его со своей должности, и послать его в какую-нибудь дыру охранником, для секретаря это было не сложным делом. После изменения же мира никто из них не знал, что собой представляет правительственная база, поэтому еще меньше людей осмеливалось обидеть Хуан Вэйаня, и ему оставили его официальную должность и достаточное снабжение.

Пока Ню Цзян и Юэ Чжун обсуждали подобные вопросы, к ним подошла высокая девушка, которая некоторое время с колебанием смотрела на Юэ, после чего указав на мясо, негромко сказала:

— Позвольте мне поесть! Я дам вам сделать со мной все, что вам нравится!

Нахмурившись, Юэ поднял взгляд на нее и увидел, что это была очень высокая девушка. Хоть ее фигура и не была столь совершенна и заманчива, как у Чжоя Тун, она по-прежнему обладала очень белой кожей, длинными ногами, грудью третьего размера и приятными чертами лица. Однако сейчас ее глаза казались немного тусклыми, а лицо излишне бледным и несколько изможденным, тем не менее, несмотря на то, что она не могла сравниться с Чжоя Тун, она все еще оставалась очень красивой девушкой, обладавшей собственным обаянием.

Видя, что Юэ ничего не отвечал, девушка, стиснув зубы, продолжила:

— Меня зовут Гу Маньцзы! Я окончила университет искусств, мне 25 лет в этом году, у меня нет парня, и я до сих пор девственница! Если вы дадите наесться этого мяса, я позволю вам делать со мной все, что вам заблагорассудится! И если вы сможете меня кормить, то с сегодняшнего дня я буду следовать за вами, и стану вашей женщиной.

Гу Маньцзы не ела в достаточной степени уже больше двух месяцев, и голод довел ее до той степени, что она готова была сломаться. Поэтому когда Юэ начал жарить сочное и ароматное мясо Свирепого кабана, с которого в огонь падали крупные капли жира, она не выдержала. Если бы дело было в прошлом мире, Гу Маньцзы лишь фыркнула бы на такое жирное мясо, ведь оно плохо влияет на фигуру, однако сейчас, глядя на истекающее соком мясо, она хотела его больше всего на свете, даже больше, чем сто тысяч долларов в прошлом мире.

Девушка даже ничего не спрашивала о нем, ей достаточно было видеть легкий автомат на его плече, черный меч на его поясе, и двух довольных девушек рядом с ним, одна из которых казалась взрослой, а другая еще совсем маленькой, в его группе были даже взрослые мужчины. Она понимала, что если уж продавать себя, то только такому как этот человек.

Все-таки немногие женщины были в силах терпеть голод, в конце концов продавая себя за еду. Несколько красивых женщин, стоявших рядом с секретарем Хуан Вэйанем, также продав себя, охотно стали его любовницами в обмен на возможность есть больше. В то же время в их караване было несколько женщин, которые иногда продавали свои тела в обмен на еду и, таким образом, это не было чем-то особенно шокирующим. Если бы лидер этого флота, Ван Цзянь, не был праведным и моральным человеком, сдерживавшим людей, то, вполне возможно, уже начались бы случаи людоедства.

Услышав слова Гу Маньцзы, Чжоя Тун не могла не забеспокоиться и, занервничав, схватилась за руку Юэ Чжуна. Несмотря на то, что она была уверена в своей красоте, темпераменте, и даже силе, превосходя по всем параметрам Гу Маньцзы, Чжоя Тун также знала из своего опыта, что мужчины были существами, которые всегда предпочитали новых женщин старым. Кроме того, она уже не была девственницей, как эта девушка, а для большинства мужчин желание заполучить «вишенку» было огромным соблазном.

К тому же Чжоя Тун понимала, что у нее нет возможности контролировать Юэ Чжуна, даже если она захочет помешать его решению, то послушав ее один раз, в нем медленно будет расти неприязнь к ней. Поэтому для нее самым мудрым выбором будет использование своего собственного очарования, обаяния и умений, чтобы постепенно завоевать его сердце.

— Ты умеешь готовить? – холодно спросил Юэ, посмотрев на Гу Маньцзы.

— Нет, — она вышла из хорошо обеспеченной семьи, и в прошлом мире жила как принцесса. Кроме покупки готовых горячих блюд, она ходила в различные рестораны и кафе, чтобы поесть там. Что касается приготовления еды, то она не занималась этим раньше.

— Ты умеешь стирать? – продолжил расспрашивать Юэ.

— Нет, — на лице Гу Маньцзы появилось некрасивое выражение. В прошлом мире каждая семья имела стиральные машины, а будучи принцессой, она даже не знала, как стирать вручную. Тем не менее, сегодня это занятие стало очень важным, так как огромное количество одежды необходимо было стирать и чистить.

— Ты красива как она? – Юэ схватил руки Чжоя Тун и снова посмотрел на девушку.

Гу Маньцзы ревниво посмотрела на Чжоя Тун – ее лицо снова изменилось, казалось, будто она готова сломаться, и потому девушка почти выкрикнула:

— Нет! – она всегда была очень уверена в себе, но глядя на женщину рядом с Юэ Чжуном, понимала, что не могла сравниться с ней ни по красоте, ни по элегантности, ни по производимой ауре.

С другой стороны, Чжоя Тун от слов Юэ Чжуна почувствовала сладость в своем сердце, отчего ярко улыбнулась ему. Малышка Юнь Цайвэй, видя, что старший брат держит за руку ее маму, тоже радостно улыбнулась и продолжила с удовольствием есть жареное мясо. Все-таки нежное мясо дважды эволюционировавшего кабана действительно было удивительным лакомством. Кроме того, боясь оставаться голодной, она ела при любой возможности и столько, сколько могла, не давая передышки своим зубам.

— Мне нужна горничная, которая будет следить за бытом, так что если ты хочешь остаться, то должна научиться быть квалифицированной служанкой. Если ты не готова, то можешь уходить, если же останешься, то можешь сесть с нами и есть нашу еду.

Гу Маньцзы уже готова была уйти униженной, с трудом удерживая слезы, когда Юэ неожиданно заговорил успокаивающим тоном. Он не готов был брать под свою защиту других людей, так как этим только увеличит нагрузку на себя, но все же разрешил ей остаться и только потому, что ему нужна горничная. Чжоя Тун уже была его женщиной, поэтому он не хотел относиться к ней как к служанке, постоянно отдавая ей различные бытовые поручения.

— Я согласна! – сразу же ответила девушка и, тут же сев, немедленно устремила свой голодный взгляд на жареное мясо. Не в силах больше сдерживаться, она громко проглотила слюну, не обращая внимания на свое достоинство.

Увидев ее выражение, Чжоя Тун понимающе улыбнулась и начала отрезать куски мяса, помещая их в миску с рисом, в конце концов, совсем недавно она была в таком же положении. Получив тарелку, Гу Маньцзы с жадностью очень быстро съела свою порцию и, с удовольствием проглотив последний кусочек мяса, начисто вылизала миску, после чего снова уставилась на истекающее соком мясо.

— Сейчас ты можешь съесть только три куска мяса, — посмотрев на девушку, сказал Юэ, — Глядя на твое состояние, будет не хорошо для твоего организма, если ты съешь слишком много.

Тому, кто голодал продолжительное время, как например Гу Маньцзы, очень вредно много есть, так как для организма это станет сильным стрессом, что может привести к смерти от переедания. После его слов, Чжоя Тун отрезала еще две порции мяса и, добавив немного риса, передала тарелку девушке.

Взяв тарелку и посмотрев на мясо с рисом, глаза Гу Маньцзы покраснели, и по ее щекам начали медленно стекать крупные капли слез, ведь это была лучшая еда за последние три месяца с тех пор, как мир изменился. Тем не менее, съев ее, она также должна была принять тот факт, что она больше не гордая принцесса, а служанка-горничная этого молодого человека. Несмотря на то, что ее назвали служанкой, ей все же было очевидно, что Юэ Чжун хочет заполучить ее тело, и она никак не сможет этому воспротивиться. Хоть она, дойдя до грани, и была морально готова, Гу Маньцзы все же не могла не чувствовать горечь унижения.

Ню Цзян, не обращая внимания на плачущую девушку, снова уставившись на мясо, попросил:

— Юэ Чжун, можно мне еще одну тарелку? Это мясо слишком уж вкусное. Что это за мясо?

— Это мясо мутировавшего зверя, — с легкой улыбкой ответил Юэ, взглядом указывая Чжоя Тун, которая улыбнулась ему и, отрезав еще кусок мяса, передала новую порцию Ню Цзяну. Быстро съев мясо, Ню Цзян продолжил:

— Мясо мутировавшего зверя? Раз вы в состоянии избавиться от таких опасных и грозных мутировавших зверей, то вы должно быть очень сильный. Прежде чем мы смогли убить мутировавшего кота, десять моих братьев погибло. Ах да, Юэ Чжун, вы наверно Энхансер, да? Какой сейчас у вас уровень?

Когда он спросил об этом, все собравшиеся посмотрели в сторону Юэ Чжуна, каждый из них хотел бы знать этот секрет. Однако Юэ только засмеялся и легко ответил:

— Это тайна.

Уровень Энхансера считается секретом, ведь если это будет известно, то можно было бы предсказать его навыки и способности, а также сколько примерно пунктов характеристик он имел. Это очень важная информация, естественно, Юэ не позволит другим слишком легко узнать это.

Пока они вели беседу и насыщались, из лагеря, расположившихся на отдых людей, вышли пять женщин и направились в сторону Юэ Чжуна.


Предыдущая | Следующая