Глава 205. Безумный нож

Предыдущая | Следующая


После того как мир изменился большинство видов живых существ начали мутировать, и растения не стали исключением. Дикие овощи и растения, которые в прошлом мире были съедобными, сейчас сильно изменились, и только лишь малую часть из них по-прежнему можно было употреблять в пищу. В то время как остальные стали ядовитыми, съев которые, человек отравится и, скорее всего, умрет. Из-за чего поиск таких растений стал сложным процессом, ведь не было никакого способа определить их токсичность заранее.

Хоть в окрестностях деревни Яцун и росло множество растений, лишь некоторые из них оставались съедобными. Поэтому когда Ма Чжэнминь и его группа вернулась в деревню, неся в сетях большое количество рыбы, все собравшиеся выжившие смотрели на них с жадностью. Из-за этого пришедшая группа мужчин держали голову высоко поднятой, словно возвращающиеся с триумфом герои, и в глазах жителей деревни люди, которые принесли столько еды, заслуживали быть героями.

Тем не менее, взгляды большинства людей быстро переместились на скелета, который тащил за собой труп мутировавшей змеи. Многие из жителей деревни впервые видели такое страшное чудовище, в то же время дети, подбежавшие с любопытством, начали трогать и щупать кожу этого монстра. Войдя в деревню следом за группой рыболовов, Юэ внимательно посмотрел на собравшихся, и увидел там более сорока женщин разных возрастов и еще около десятка детей. Среди мужчин остались только старший секретарь и те пять человек, которые ходили на смертельно опасную рыбалку.

Вернувшись в деревню, Ма Чжэнминь повел Юэ Чжуна, его молчаливого спутника и всех пятерых мужчин в свое поместье. Как только они пришли, их вышли встречать шесть женщин, самой старшей было 46, а младшей 16. Помимо самой старшей, остальные девушки были помоложе и имели более светлую кожу, поэтому их можно было назвать красивыми, а в этой деревне и вовсе первыми красавицами.

Передав ведро полное рыбы и креветок самой старшей женщине, Ма Чжэнминь сказал ей:

— Хуан Цзы, возьми это и приготовь хороший ужин! Кроме того принеси чай Шэньцюань, я собираюсь хорошенько отдохнуть с моими братьями.

Молча забрав ведро полное даров реки, Хуан Цзы повела остальных женщин в дом, готовить ужин. Через некоторое время, когда все было готово, секретарь пригласил всех за стол, на котором стояли тарелки с вареными креветками, с приготовленными на пару карпами, сашими, рыбным супом и другими вкусными блюдами из речной рыбы. Помимо этого перед каждым мужчиной стояла кружка с зеленым чаем. Лю Эрхэй взял свою кружку и, поднеся к лицу, принюхался, и был поражен очень приятным бодрящим ароматом, который никогда раньше не чувствовал:

— Старший секретарь! Вы действительно так долго прятали такое сокровище?!

Ма Чжэнминь усмехнулся и, подняв свою кружку с зеленым чаем, сделал глоток, а потом сузившимися глазами посмотрел на остальных:

— Это Шэньцюань, Божественно-весенний чай. Выпейте его, и вы получите много преимуществ. Хехе!

Юэ также поднес кружку с зеленым напитком к лицу и вдохнул очень притягательный и освещающий аромат, а когда этот аромат добрался до каждой клеточки его тела, он почувствовал некое обновляющее ощущение. Высунув язык, он его кончиком попробовал этот чай и, не почувствовав никакой угрозы, сразу же выпил. Как только чай попал в желудок, оттуда начало распространяться еще более освежающее чувство, после чего Юэ получил неожиданное уведомление:

Поздравляем, вы получили 1 пункт духа!

— Хороший чай! – услышав сообщение, Юэ не сдержался и похвалил напиток.

Остальные мужчины один за другим также выпили свой чай. Скелету, носивший перед другими людьми человеческую маскировку, также пришлось выпить напиток, и чтобы не демаскироваться, он создал внутри себя небольшую костяную чашку, куда и вылил зеленый чай. Увидев, что все отпили его чудесного чая, Ма Чжэнминь посмотрел на мужчин странным взглядом и тепло сказал:

— Угощайтесь!

Предложив не стесняться, он первым взял вареную креветку и, положив в рот, начал с удовольствие ее жевать. Даже если к этим креветкам не было никаких приправ, они все еще имели свежий и приятный вкус. После апокалипсиса такие блюда уже стали редкими деликатесами, которых выжившие деревни Яцун не пробовали уже давно, поэтому все мужчины, за исключением Юэ Чжуна и его молчаливого спутника, с жадностью набросились на выставленные блюда, быстро поглощая их в несколько укусов, словно голодные только что обратившиеся вурдалаки.

Юэ успел съесть лишь несколько креветок, как внезапно почувствовал, что его тело начало замедляться, и вскоре он вообще потерял над ним контроль. С изменившимся выражением лица Юэ посмотрел на старшего секретаря и хладнокровно спросил:

— Вы отравили еду?

— Что случилось? Почему я не могу больше двигаться?

— Черт! Что происходит?

Почти одновременно с ним Лю Эрхэй, Цай Вэнь, Лю Ци, Чжан Эр и Хэ Гуан также с непониманием стали задавать вопросы. Палочки, которые они держали в руках, упали на пол, а сами мужчины безвольно упали грудью на стол или же откинулись назад. Глядя на Юэ Чжуна и остальных парализованных людей, глаза Ма Чжэнминя вспыхнули радостью и, не стесняясь, он объяснил:

— Отравление? Я действительно не делал подобных вещей. Просто этот Божественно-весенний чай может дать свежесть телу, но одновременно с этим парализует человека минут на пять.

— Чего ты добиваешься? – тяжелым голосом спросил Юэ, смотря окаменелым взглядом на секретаря. Если Ма Чжэнминь скрыл информацию о параличе, очевидно, что он не имеет благих намерений, иначе бы заранее предупредил людей.

— Маленький брат Юэ, — мрачно улыбнулся ему секретарь, — Мне очень понравился черный меч в твоих руках. Тем не менее, я знаю, что ты определенно не будешь его отдавать или продавать. Нужно лишь сейчас приказать кое-кому, и ты просто умрешь, таким образом, твой волшебный меч будет принадлежать мне. Получив его, я смогу разрезать змеиную кожу и сделать броню для всего тела, после чего мне не придется бояться зомби в деревне Чэньцун. Убив всех там, я смогу получить ресурсы из этого поселка. Очищая одну деревню за другой, я буду становиться все сильнее, а моя жизнь – все лучше и лучше. Для будущего деревни и моего лучшим вариантом будет принести тебя в жертву.

— Лю Эрхэй и другие уже видели твою подлость, — не изменившись в лице, громко спросил Юэ, — Ты их тоже хочешь убить?

— Человек, который стремится к великому будущему, не будет заморачиваться такими пустяками. Они также очень быстро последуют за тобой, чтобы ты не чувствовал себя одиноко по дороге к лучшему миру, — мрачно оскалился Ма Чжэнминь Юэ Чжуну, после чего, посмотрев на других мужчин, успокаивающе сказал: — Не волнуйтесь о ваших женах и дочерях, я правильно о них позабочусь.

— Ма Чжэнминь, скотина!

— Будь ты проклят! Даже если я стану призраком, я буду вечно тебя преследовать!

— Старший секретарь, почему бы вам не отпустить меня? Я готов сделать для вас все, что угодно. Прошу пощадите мою жизнь!

Как только секретарь показал свои истинные намерения, собравшиеся за столом мужчины стали кто проклинать его, кто умолять сохранить жизнь.

— Хуан Цзы! Иди сюда и убей их! – в ответ на их проклятья Ма Чжэнминь лишь холодно улыбнулся им и, громко крикнув, позвал старшую жену. Ведь чтобы не закрались подозрения, он и сам выпил чай Шэньцюань, поэтому аналогично остальным пребывал в состоянии паралича, и мог рассчитывать лишь на кого-то другого, кто сможет убить собравшихся людей.

Держа в руках кухонный нож, в комнату вошла взрослая женщина с обыкновенной внешностью и, встав рядом со своим мужем, в глазах замерших мужчин казалась призраком.

— Хуан Цзы, убей их! – громко приказал Ма Чжэнминь этой уже далеко не молодой женщине.

Однако та осталась стоять на месте и даже не шелохнулась, будто каменное изваяние.

— Хуан Цзы? – с недоумением позвал ее старший секретарь.

— Ма Чжэнминь, мы женаты вот уже 27 лет. С первого же дня замужества я всегда мирилась с твоим плохим характером. Я мирилась с этим целых 27 лет. Даже если я выражала чуть-чуть недовольства, ты избивал меня. Ты считаешь меня своей женой или просто мешком для битья? Я всегда думала, что мне придется до конца жизни мириться с этим, я хотела прожить жизнь достойной жены! Тем не менее, как только мир изменился, ты взял другую женщину прямо на моих глазах. Думал ли ты о том, что я чувствовала? И каждый раз ты брал девушку все моложе и моложе. Сяо Хун настолько молода, что могла бы считаться твоей дочерью, но ты не отпустил ее. И ты все еще называешь себя человеком?

Слова Хуан Цзы вызвали в Ма Чжэнмине жуткий холод, он почувствовал, как его кости покрываются слоем льда. Ему ничего не оставалось, как попытаться оправдаться:

— Я должен был каждый раз ставить свою жизнь под угрозу, когда искал еду за пределами деревни, только так я мог прокормить свою семью. Сяо Хун пошла за мной по своей воле, я не сделал ничего плохого!

— Да! Я все время заботилась о тебе, потому что только ты мог найти для нас еду, но сейчас ситуация изменилась. Монстр, который жил в маленькой речке, был убит этим человеком. Поэтому убив тебя, я теперь сама смогу пойти на рыбалку со всеми другими женщинами. Деревне Яцун больше не нужны извращенные мужчины.

В глазах Хуан Цзы мелькнули сумасшедшие огоньки, подняв свой нож высоко над головой, она начала наносить бешеные удары со стороны спины в шею своего мужа, но часто промахиваясь, изрезала всю шею, спину и затылок мужчины. Будучи женщиной из сельской местности, ей часто приходилось заниматься тяжелым физическим трудом на ферме, так что ее сила была наравне с обычными мужчинами деревни.

Ма Чжэнминь был сильно изуродован этим кухонным ножом, и все время испускал дикие вопли боли и ужаса, но постепенно он начал кричать все тише и тише, пока совсем не замолк. Видя такое состояние секретаря, шесть мужчин, до сих пор парализованных, испытывали накатывающий на них страх и ужас перед этой женщиной. Другие жены сгрудились в углу комнаты, и также с ужасом смотрели на эту кровавую сцену.

Убив наконец-то Ма Чжэнмина, Хуан Цзы взяла передышку и, смотря мрачным взглядом на замерших мужчин, вся покрытая брызгами крови выглядела как злой дух, сошедший из фильма ужасов. Подойдя к Юэ Чжуну, она молча подняла нож высоко над головой, и в этот момент в ее глазах снова разгорелись безумные огоньки.

— Утихомирь ее! – приказал низким голосом Юэ.

В следующий миг его молчаливый спутник поднял руку и выпустил из нее костяной шип, пробивший державшую нож правую руку женщины, плотно прибив ее к стене. Увидев торчащее из руки мужчины костяное копье, Хуан Цзы отчаянно закричала, смотря на свою руку с неверием и безумием.

— Как это возможно?! Люди, выпившие Божественно-весенний чай, должны быть парализованными не менее пяти минут. Как ты можешь двигаться?

— Почему невозможно? – хладнокровно спросил Юэ, также поднимаясь со своего места, — Мало того, что он может двигаться, я тоже могу.

Чай Шэньцюань действительно имеет эффект паралича, но 87 пунктов живучести сыграли свою очень большую роль, Юэ был парализован лишь первые секунд тридцать, после чего просто притворялся неподвижным, позволяя этому трагическому спектаклю развиваться по своему сценарию, не каждый день увидишь резню между мужем и женой.

Хуан Цзы посмотрела на выпрямившегося Юэ Чжуна глазами, полными страха, она отчетливо понимала, что теперь ей будет очень трудно избежать смерти.


Предыдущая | Следующая