Глава 195. Уничтожение армии зомби

Предыдущая | Следующая


«Так быстро?! Значит, он тоже Энхансер скоростного типа!» — Юэ был пойман врасплох, внезапным нападением Вэй Фэя, но уже в следующий миг нанес ответный удар, целясь в его правое плечо. Однако реакция бывшего спецназовца была превосходной, впрочем, как и его навыки фехтования; взмахнув вверх своим мечом Тан Дао, он смог заблокировать рубящий удар Темного Меча Юэ Чжуна.

Два меча столкнулись с мощной взрывной силой, из-за чего обоим пришлось отступить на пару шагов назад; в физической силе они оказались примерно равны. В то время как Юэ Чжун в своих странствиях смог сам найти снаряжение хорошего качества, то у Вэй Фэя была поддержка лагеря, правительство которого, конфискуя практически все снаряжение из Системы Богов и Демонов, передавало его подконтрольным Энхансерам, таким как личный телохранитель мэра. Поэтому, несмотря на небольшую разницу в уровнях, Вэй Фэй по характеристикам был примерно равен Юэ Чжуну.

После выяснения взаимной силы фигура Вэй Фэя мелькнула и, мгновенно, словно призрак, оказавшись рядом с противником, он начал серию нападений на Юэ Чжуна, раз за разом атакуя его со всех сторон, словно шторм. Юэ же мог лишь обороняться, едва сдерживая удары Вэй Фэя, который еще в прошлом мире был блестящим фехтовальщиком, не раз встречавшимся в поединках с самыми известными мастерами. Благодаря этому каждый удар Юэ Чжуна легко парировался или блокировался, помимо этого своими мощными ответными ударами Вэй Фэй постоянно оставлял на костяной броне противника новые зарубки.

Если бы не эта прочнейшая броня, то Юэ Чжун, никогда должным образом не обучавшийся фехтованию, давно был бы побежден. С начала апокалипсиса ему впервые довелось столкнулся с таким превосходным экспертом. Даже Цзи Цин У, навыки который были великолепны, не смогла бы оказать на него такого сильного давления.

«С этим черепаховым панцирем действительно трудно иметь дело», — внутренне удивлялся бывший спецназовец, в очередной раз уклонившись от удара Юэ Чжуна. Следующим выпадом Вэй Фэй попытался сильно ударить по его правой руке, но снова, услышав металлический звук, оставил лишь зарубку на броне. Столкнувшись с такой непробиваемой защитой, он почувствовал бессилие, ведь нанеся уже более десятка ударов, так и не сумел пробить его защиту. Если бы не этот чертов панцирь, Вэй Фэй смог бы одолеть его первым же ударом, однако ему так и не удалось нанести хоть какие-нибудь повреждения. Перед лицом непревзойденной защиты Юэ Чжуна, скорость Вэй Фэя, которой он так гордился, оказалась практически бесполезной.

«Неплохо. Этот парень силен, так что я должен стать немного серьезней», — пристально посмотрев на противника, Юэ активировал навык «Контроль гравитации», и из него во все стороны начала распространяться непрерывная пульсация, охватывая все в радиусе 10 метров от него. Попав в эту гравитационную рябь, Вэй Фэй внезапно почувствовал сильную тяжесть, из-за которой мог двигаться лишь с большим трудом. Активировав в тот же миг «Теневой шаг», Юэ превзошел скорость Вэй Фэй и, в долю секунды оказавшись рядом с ошеломленным противником, кулаком нанес сильный удар в живот. Почувствовав, будто в него врезался метеор, Вэй Фэй отлетел на несколько метров и, упав на пол, сплюнул сгусток крови.

— Ты еще хочешь продолжить? – спросил Юэ и, направив на него руку, выпустил из нее острый костяной шип, кончик которого практически задел горло поверженного противника.

— Нет, ты выиграл, — не шевелясь, ответил Вэй Фэй, одно не аккуратное движение, и шип просто проткнет его горло. Отодвинувшись от шипа, он криво улыбнулся и, тяжело дыша, уставился на Юэ Чжуна. Прочность этой костяной брони была слишком впечатляюща, не пробив ее первым ударом, он уже осознавал, что по большей части проиграл поединок.

Поражение Вэй Фэя означало, что в лагере Лонг-Хай больше не было никого, кто мог бы остановить Юэ Чжуна. В том числе поэтому мэр Чэнь Цзяньфэн, начав тесно сотрудничать с ним, отдал распоряжение, чтобы и бойцы спецназа, и солдаты военной полиции и обычные полицейские сложили оружие. Таким образом, весь город оказался в руках нового командующего Юэ Чжуна, которому однако некогда было радоваться, потому что сразу после этого появилось множество хлопотных дел, таких как безопасность города, поиск источников припасов, улучшение санитарных условий, распределение пищи, успокоение людей, до сих пор опасающихся зомби, и тому подобное.

Первым делом Юэ Чжун уволил всех чиновников и освободил их от должностных обязанностей, позволив им забрать только некоторые личные вещи. Тем не менее, некоторые люди, имевшие с ним связь, такие как Конг Тао, посол, водивший его в ночной клуб «Седьмое Небо», или Чэнь Чжигуан, таможенник, помогавший вербовать людей в лагере, и другие чиновники смогли сохранить свои должности и помогали Юэ Чжуну с управлением города. Чэнь Цзяньфэн также был смещен со своей должности мэра и освобожден от своих обязанностей, но остался рядом с Юэ Чжуном и, помогая ему в решении внутренних проблем, выполнял функции начальника штаба. Как-никак бывший мэр имел хорошие навыки управления городом, что сильно облегчало работу Юэ Чжуну, тем не менее, он не осмеливался полностью передавать в руки Чэнь Цзяньфэна государственную власть.

Далее, Юэ разобрался с правительственными чиновниками и их детьми, которые, пользуясь своим положением, мучили, насиловали или убивали женщин, детей или других малоправных жителей города. Наиболее заядлые насильники и преступники были немедленно расстреляны, в то время как остальные злоупотреблявшие властью люди были сосланы в штрафбат, где в будущем будут использованы в качестве пушечного мяса. Перед подавляющей мощью Юэ Чжуна и его бойцов никто не осмелился ослушаться его приказов, даже те, кто был сильно недоволен его действиями, затаив в сердце обиду на него.

В полицейских подразделениях были ликвидированы все виды клановых связей и отношений, а также весь мусор, который, ничего не делая, лишь запугивал обычных людей и получал правительственное снабжение. Так что в полиции были оставлены только настоящие полицейские со способностями и мужчины с сильным чувством справедливости. Такие люди имели большой опыт поддержания законности и порядка, что было намного лучше, чем если бы эти функции выполняли бойцы Юэ Чжуна.

Подразделения спецназа и вооруженной полиции были полностью расформированы непосредственным приказом Юэ Чжуна, а из членов этих отрядов были созданы небольшие отдельные команды. Среди правительственных сил, которыми распоряжался бывший мэр, эти подразделения были самыми мощными, потому что среди них было много профессиональных бойцов с отличными навыками стрельбы. Некоторые из них превосходили в этом компоненте лучших снайперов и элитных стрелков из первой и второй команд Юэ Чжуна.

После реорганизации и учета всех своих военных сил Юэ мобилизовал бойцов и дал старт масштабному наступлению на армию зомби, оставшуюся без своего командира, используя БМП и другую тяжелую технику как основную ударную силу. Четыре БМП и бригада тяжелых транспортных средств, выехав за пределы города, начали ездить взад и вперед, давя толпы обычных зомби. Следом за ними из города по очереди выходили отряды ближнего боя и, используя мечи Тан Дао, осторожно, но быстро рубили не задавленных зомби, обезглавливая их одного за другим. Их сопровождали элитные бойцы первой и второй боевых групп Юэ Чжуна, которые брали на себя появляющихся эволюционировавших зомби, также аккуратно обезглавливая их.

Без приказов командующего Z1 толпы нормальных зомби действовали по отдельности и, соответственно, ничего не могли сделать против вооруженных до зубов войск Юэ Чжуна, которые к тому же уже неоднократно повысили уровни.

Масштабное уничтожение продолжалось три дня, по истечении которых войска Юэ Чжуна наконец-то смогли совладать с почти ста тысячами зомби, окружавших Лонг-Хай. За это время было потрачено огромное количество топлива, погибло три десятка бойцов из числа выживших и двадцать штрафников, заразившихся по невнимательности.

— Победа! Победа! Сто тысяч зомби, окружавшие Лонг-Хай, были уничтожены войсками под управлением командира Юэ Чжуна!

Подобные радостные новости быстро распространились по городу сразу же после уничтожения последних групп зомби. Услышав вести о победе, немного безжизненный до этого лагерь, взволновавшись, начал возвращаться к жизни. Все-таки армия зомби, стоявшая у города, словно дамоклов меч, сильно давила на сознание его жителей. Ведь если бы стены пали, то все люди были бы растерзаны этой ордой зомби, поэтому новость об их уничтожении действительно сильно подняло настроение выживших.

— В честь победы над армией зомби командир Юэ распорядился увеличить сегодняшний рацион, поэтому каждый житель лагеря получит дополнительные сладкие булочки!

Это была вторая радостная новость, услышав которую большинство выживших стало еще счастливее, поэтому повсюду можно было услышать восславления в адрес Юэ Чжуна. Подавляющее большинство жителей лагеря полагались на ежедневные рационы, которые были недостаточны, поэтому они уже очень давно хорошо не ели. За одну такую булочку многие женщины были готовы продать себя. Узнав же сейчас, что все могли получить дополнительную еду, люди, само собой, стали очень взволнованны.

Когда наконец-то начали раздавать обещанные булочки, каждый из выживших жадными и голодными глазами смотрел на вынесенные лотки со свежей выпечкой. Жители, получившие булочки, съедали их в несколько укусов, и в этот момент в их глазах можно было заметить миг краткого счастья. Почти все жители города, которые уже давно голодают, были очень удовлетворены дополнительной едой, тем не менее, были и те, кто остался недоволен.

 

На одном из пунктов продовольственной помощи, расположенном в жилом районе, где компактно проживали иностранцы, собралось 43 человека, которые не были китайцами и имели кожу разного цвета. Они также получили миску кашицы и сладкие булочки, но держа их в руках, лишь горько друг на друга смотрели. Проживая раньше в особом районе, они хоть и не ели столько же, сколько до апокалипсиса, все равно хорошо питались и не голодали, поэтому эту кашицу и булочки даже не считали за еду.

— Черт! Снова эта каша! – ругался чернокожий мужчина, смотря на миску с кашей, — Мы питаемся этим уже три дня, у меня уже понос начался от нее. Боже! Этот ублюдок Юэ Чжун действительно слишком скупой.

Светловолосая, голубоглазая женщина средних лет, которая была несколько тучновата, нахмурившись, посмотрела на чернокожего и попросила его:

— Айк! Пожалуйста, не мог бы ты быть культурнее, из-за твоих слов я потеряла желание есть!

Айк лишь пожал плечами и, глумливо улыбнувшись ей, продолжил:

— Эта каша отвратительна, как моя сегодняшняя рвота. Смотря, как вы это едите, мне кажется, что вы едите мою блевотину. Бог мой, это действительно слишком забавно.

Все иностранцы, слышавшие его, сразу же потеряли аппетит, и зло на него посмотрели. Тогда красивый молодо выглядящий человек в очках сказал:

— Это не дело! Я думаю, что мы должны собраться вместе и найти нового правителя этого города, Юэ Чжуна, чтобы поговорить с ним. Мы должны бороться за свои права.

— Хорошо.

— Чой Минхо, ты должен стать нашим представителем.

— Да, я тоже выбираю Минхо, ты должен стать представителем.

Один за другим все собравшиеся проголосовали и выбрали его своим представителем в надежде, что он смог бы вести переговоры с Юэ Чжуном, дабы они вновь начали получать хорошее снабжение, хотя бы такое же, какое было в особом районе. «Хорошее дело не остается безнаказанным» — этот закон понимали не только китайцы, но и иностранцы, проживавшие в Китае.

— Хорошо! – воодушевленно сказал Чой Минхо, доев свою булочку, — Я буду представителем граждан мира, и буду бороться за наши права и требовать должного обеспечения, — Минхо тоже не был дураком и понимал этот закон, тем не менее, даже став представителем группы не факт, что он сможет стать лидером, ведь риски и возможности всегда находятся рядом.

Через некоторое время после этого Юэ Чжуна, тренировавшегося в тире, нашел Ван Шуан и, поморщившись, обратился к нему:

— Командир Юэ, иностранцы создают проблемы и хотят видеть вас.

— Что случилось? – спросил Юэ, опустив автомат.

— 43 иностранца, проживающие в лагере, сформировали группу, — криво улыбнувшись, ответил Ван Шуан, — И сейчас настоятельно требуют, чтобы мы предоставили им гуманитарную помощь, и справедливое обращение согласно международным конвенциям.

— Гуманитарную помощь? – поднял брови Юэ, — Чэнь Цзяньфэн и его чиновники действительно откормили мужество этих иностранцев. Что ж, пойду, посмотрю на них, — недобро улыбнулся Юэ.


Предыдущая | Следующая