Глава 174. Силач Гао Дацян

Предыдущая | Следующая


Заключенные на подконтрольных Юэ Чжуну территориях не имеют никаких прав, поэтому если бы слова тощего Налань Минчжу достигли охранников, то даже расстреляй они его за это, никто бы слова не сказал. И штрафники не могут возразить против такого отношения, даже если бы они подняли бунт, то им просто нечего было бы противопоставить десятку автоматчиков, которых хватило бы с головой расстрелять их всех.

К тому же помимо охранников, патрулирующих по периметру, на входе в этот лагерь стояло два армейских джипа, с установленными на них тяжелыми пулеметами.

— Я сказал, не подумав, ха-ха! – с глупой ухмылкой нервно ответил Налань Минчжу, когда патрульные прошли мимо.

Вскоре после этого ворота в лагерь открылись и к ним вошли несколько бойцов, один из которых, держа какие-то бумаги, обвел заключенных взглядом и прокричал:

— Кто Гао Дацян?

Все заключенные, повернув головы, посмотрели на высокого массивного мужчину. Те, кто находился недалеко от него, постарались быстро пересесть подальше, но с ним все же остался один человек, это был невысокий Налань Минчжу, сидевший рядом с очень бледным видом.

— Я! – также сильно побледнев, встал массивный Гао, сжимая кулаки, — Я Гао Дацян.

Для смертников выкрикивание их имен не очень хороший знак. Не так давно из их отряда вывели двадцать с лишним человек, которых расстреляли прямо перед всеми.

— Гао Дацян, — посмотрев в свои записи, боец начал громко зачитывать, — В последнем бою с зомби ты показал свою храбрость и силу, лично убив семерых зомби! С этого момента ты назначаешься капитаном первого отряда в составе вашего штрафбата. Следующие заключенные назначены в твой отряд: Налань Минчжу, Ван Ху, … — перечислив еще десять имен, он продолжил, — Все эти двенадцать человек немедленно вступают в твое подчинение. К тому же Гао Дацян, как капитан отряда, каждый день в течение недели будет получать кусок рыбы. Мы надеемся, что ты сможешь быстро убить 30 зомби и, заслужив свободу, начать новую жизнь.

— Большой босс, – глаза Налань Минчжу светились счастьем, как за своего друга, так и за себя, — Пожалуйста, позаботьтесь обо мне!

Остальные названные люди также начали подходить к нему и вежливо поздравлять, с этого момента он становится их капитаном и будет нести за них ответственность. Однако сам Силач Гао, услышав речь бойца с бумагами, просто не мог в это поверить, продолжая стоять в ступоре, и только подошедшие мужчины, начав поздравлять, вывели его из этого состояния.

— Спасибо! Спасибо! – сразу же начал благодарить он солдата, принесшего хорошую весть.

— Нет необходимости меня благодарить, — спокойно ответил тот, — Я здесь только для того, чтобы выполнить приказ командира Юэ.

После этого он продолжил перечислять имена отличившихся в бою с зомби, назначая их капитанами отрядов-взводов. В итоге сформировалось десять отрядов, и все штрафники были приписаны к тому или иному взводу. Также каждый лидер отряда за свою храбрость получил ежедневную порцию рыбы.

Закончив зачитывать имена и распределять их по отрядам, солдат взмахнул рукой, и в лагерь начали въезжать тележки с едой. В пищевых лотках, помимо обычного риса и булочек, было видно несколько кусков рыбы, смотря на которую, все заключенные начали бесконтрольно пускать слюни.

После апокалипсиса еда стала большим дефицитом, поэтому многие люди недоедали. Например, в лагере выживших Лонг-Хай такую рыбу могли позволить себе только лидеры города. В то же время большинство штрафников не ели мяса практически с самого начала зомби-апокалипсиса, поэтому увидев и почувствовав аромат свежеприготовленной рыбы, они не могли ничего с собой поделать, продолжая пускать слюни.

Развернув импровизированную полевую кухню, лидер бойцов охранения крикнул:

— Все, подходите и получаете свою еду. Не шуметь, не торопиться, всем выстроиться в очередь. Кто не понимает правил, получит 20 ударов кнутом и двойной объем работы!

Выслушав слова солдата, штрафники, которые в прошлом вели себя довольно агрессивно, начали послушно и тихо собираться в единую очередь. Их дисциплина и послушание были во много раз лучше, нежели у заключенных из прошлого мира.

Силач Гао, также взяв свою порцию риса и булочки, получил в дополнение кусок рыбы и пошел на свое место, по пути к которому ощущал голодные взгляды людей, смотревших на рыбу. Если бы не охранники, внимательно наблюдавшие за всем происходящим, и не его массивные габариты, то большинство мужчин попытались бы отобрать у него этот деликатес.

Налань Минчжу, взяв свою порцию риса и булочки, сел рядом со своим капитаном. Как и все, он не ел рыбу очень давно и, с большим трудом проглотив слюну, сказал:

— Поздравляю тебя, большой брат Гао!

— Минчжу, иди сюда, — сказал Гао, положив рыбу между ними, — Давай поедим вместе!

— Спасибо! Спасибо! Большой брат Гао, спасибо! – неоднократно поблагодарил сильно удивленный Минчжу.

Силач Гао улыбнулся и, подняв кусок рыбы, отправил его в рот, смакуя вкус под множеством завистливых взглядов. Несмотря на то, что в прошлом мире он был фермером, свежеиспеченный капитан Гао не был глуп. Он понимал, что для взятия под контроль команды недисциплинированных людей необходимо иметь своих приближенных, ведь если его никто не будет поддерживать, то от должности капитана останется только одно название. К тому же во время боя с зомби, Гао спас жизнь щуплому Минчжу, поэтому естественно тот будет поддерживать его.

 

Между тем штаб Юэ Чжуна временно переехал в город Дайянь, поближе к заводам. Поэтому сейчас в кабинете мэра города перед самим Юэ Чжуном стояла юная Го Юй, одетая в красивое белое платье, очень ей идущее, и докладывала:

— На сегодняшний день под нашим управлением находится 2786 человек, из которых в городе Шима – 1438, а в городе Дайянь – 1348. Помимо этого, вчера поисковым отрядам удалось найти еще 87 выживших.

— Нам по-прежнему не хватает людей, – недовольно хмурился погруженный в свои мысли Юэ, сидя за своим столом.

Не имея официального правительственного статуса, ему очень тяжело набирать людей. Даже если он начнет распространять сигнал о создании лагеря выживших, Юэ Чжун не сможет привлечь столько же людей, сколько правительственный Лонг-Хай, при прочих равных люди, само собой, будут выбирать законную базу. Даже продолжая набор добровольцев в Лонг-Хай и кропотливый поиск выживших в окрестных деревнях и поселках, его силы до сих пор очень немногочисленны.

Без достаточного количества людей Юэ не сможет создать сильную армию.

База Лонг-Хай имеет больше шести тысяч выживших, и это число растет день ото дня, приближаясь к отметке в семь тысяч. Именно это демонстрировало Юэ Чжуну силу статуса официального правительственного лагеря.

— Чэнь Чжигуан прислал секретное донесение, в котором говорит, что правительство базы Лонг-Хай выпустило приказ, запрещающий набор добровольцев на их территории для строительства стены в нашем городе Шима, и плюс к этому сами начали ремонт стен своего города, — сообщила Го Юй.

— Что? Позволь мне взглянуть на донесение, – вскинув брови, сказал Юэ.

Чэнь Чжигуан, таможенник, который показывал Юэ Чжуну базу Лонг-Хай в первое его посещение, стал доверенным лицом Юэ и снабжал его внутренней информацией лагеря Лонг-Хай. Будучи местным жителем, он прекрасно разбирался в городе и его окрестностях, поэтому и помогал Юэ Чжуну искать добровольцев для переезда к нему.

Немалое количество мужчин было набрано именно из лагеря Лонг-Хай и, запретив дальнейший набор, лидеры базы серьезно пошатнули планы расширения и развития Юэ Чжуна. «Должен ли я атаковать их?» — сильно задумался Юэ, глядя на донесение в своих руках.

Само присутствие этого лагеря сдерживает Юэ, как от серьезных действий, так и от дальнейшего развития. Несмотря на то, что они совсем недавно провели совместную операцию, совершив нападение на зернохранилище, это оставалось единственным их общим интересом. И сегодня было уже трудно понять, союзник ли Лонг-Хай или же враг.


Предыдущая | Следующая