Глава 149. От надменности к почтительности

Предыдущая | Следующая


— Молодой Гу, позвольте мне представить, — встав, Конг Тао начал представлять собравшихся, — Это лидер города Шима, Юэ Чжун. Это сын Пламенного Короля Гу Яньи и его сестра Гу Фэйфэй. Это сын вице-секретаря Ма Бу. Это сын шефа полиции Гу Ли. Это сын заместителя шефа полиции Чжан Ян. А это, — указал он на скрученного парня, — сын секретаря Нин Цзысюань. Юэ Чжун, пожалуйста, освободите молодого Нин Цзысюаня. Это недоразумение.

Юэ махнул рукой и Конг Тяньюй освободил пьяного парня.

— Я убью тебя! Я убью всю твою семью! – пьяные люди не прислушиваются к голосу разума. Как только парень был освобожден из захвата бойца, он сразу же бросился в сторону Конг Тяньюй, глядя на него своими красными глазами.

— Успокой его, – недовольно скомандовал Юэ.

Конг Тяньюй безжалостно улыбнулся и, сделав парню подсечку, снова сбил его на пол. После чего наклонившись, резко ударил его по шее, отправляя того в небытие.

Увидев безжалостную и неустрашимую натуру группы Юэ Чжуна и узнав их статус, жители базы Лонг-Хай, собравшиеся в комнате, в удивлении уставились на них. После представления Гу Яньи, молодой человек в элегантном костюме, и остальные ребята, пройдя к диванам, сели напротив Юэ Чжуна и его людей. Миниатюрная обаятельная девушка также подошла к ребятам.

— Так вы Юэ Чжун, — вежливо улыбнулся Гу Яньи, — Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Изначально я считал, что человек, захвативший город Шима, должен быть грубым крепким мужиком средних лет. Никогда бы не подумал, что вы так молоды и изысканы.

Услышав такую вежливую речь Гу Яньи, остальные ребята по-новому посмотрели на Юэ Чжуна, в их глазах появилось почтение и даже намек на страх.

Рядовые чиновники и обычные жители лагеря не знают, что Юэ Чжун захватил город Шима, но это было хорошо известно высокопоставленным чиновникам и офицерам, а также членам их семей. Они также знали, что Юэ, захватив военную базу, получил современное военное снаряжение для целого батальона. Уже сейчас боевую мощь города Шима можно было сравнивать с лагерем выживших Лонг-Хай.

Практически Юэ был на равных с лидерами базы Лонг-Хай, ему только не хватало официального статуса. Без такого статуса город Шима, даже начав транслировать сигнал о создании нового лагеря, не сможет привлечь столько же людей, как и правительственный лагерь Лонг-Хай.

Поэтому эти молодые отпрыски высокопоставленных должностных лиц не хотели обидеть Юэ Чжуна. Своим статусом и положением они могли запугивать лишь простых людей, не смея провоцировать сильных врагов.

— О, ты мне льстишь, – учтиво ответил Юэ.

Юэ не боялся этих сыновей высокопоставленных чиновников, но он и не отказывался от своих хороших намерений. Он пока не знал как себя вести с нейтральными людьми, но вероятно, создание дружеских отношений не самый плохой выбор, даже если их интересы пересекаются.

Гу Яньи выгодно отличался от дурных сыновей влиятельных людей, с которыми Юэ Чжуну приходилось встречаться. У него были интересы в нескольких областях, и разбавляя разговор остроумными комментариями, их беседа была весьма оживленной. Юэ не мог не признать, что Гу Яньи был одним из самых выдающихся молодых людей, с которыми ему доводилось общаться. Ему было видно, что помимо боевых и лидерских способностей, он не мог сравниться с этим парнем в умении вести беседу, в определенных знаниях или в этикете.

В аристократических семьях встречается много детей-неженок, но талантливые дети таких семей были намного более выдающиеся, нежели обычные люди. Имея богатые ресурсы и вырастая под влиянием успешных родителей, они естественно будут гораздо успешнее своих сверстников, конечно, при условии усердной работы над собой.

Все женщины, работающие в клубе «Седьмое Небо», были не простыми. Увидев вежливое отношение известного молодого мастера семьи Гу, они стали более вежливы к Юэ Чжуну. Поняв, что его истинный статус был намного выше, чем они изначально предполагали, девушки также стали более лестными. Лю Хун, сидевшая рядом с ним, стала еще очаровательнее, используя все свои способности для соблазнения Юэ Чжуна. Только холодная красавица Фан Чу осталась такой же, не пытаясь стать ближе к нему, у нее не было никаких интимных желаний к нему.

Внезапно дверь снова распахнулась от пинка и в комнату вошла большая группа людей. Впереди был молодой человек с окрашенными светлыми волосами, одетый в военную форму капитана армии. Обнимая двух девушек, на которых из одежды были лишь небольшие лоскутки, со смехом сказал:

— Я спрашиваю, кому же служит Фан Чу, но никто не отвечает, а оказывается молодому Гу. Гу Яньи, здесь так много женщин, что ты думаешь о передачи Фан Чу мне? Я оплачу все ваши сегодняшние расходы в «Седьмом небе». Передайте ее мне, я возьму ее в свою свиту.

Двое мужчин, также одетые в военную форму и стоявшие за вошедшим парнем, без слов направились к Фан Чу. Но Юэ притянул ее к себе и, сделав глоток из своей чашки, сказал:

— Преподайте им небольшой урок.

Конг Тяньюй и Ван Цзе, еще один боец Юэ, резко подскочив с дивана, атаковали военных. Они были лучшими Энхансерами, постоянно следовавшие за Юэ Чжуном, и достигшие восьмого и девятого уровня. Их сила намного превышает возможности обычных людей, а броня из кожи мутировавшей змеи может остановить большинство атак.

Двое военных были элитными солдатами, поэтому смогли отреагировать на нападение, однако хватило трех раундов, чтобы они оба были прижаты к полу.

— Кто этот человек? – спросил Юэ, глядя на Гу Яньи, — Почему он столь высокомерен?

— Это Лэй Шэн, — Гу Яньи быстро представил парня в военной форме, — Он сын командующего Лэй Чэна. Слева от него сын командира роты Юань Ган, а справа сын другого командира роты Чэн Гуан.

Увидев, что два его человека были быстро повержены, Лэй Шэн присмотрелся к человеку, осмелившемуся противостоять ему. Рассмотрев этого молодого человека, его лицо изменилось, и он с некоторым удивлением спросил:

— Вы Юэ Чжун?

Его отец, Лэй Чэн, рассматривал Юэ Чжуна как потенциального противника, поэтому посылал шпионов сфотографировать его издалека. Лэй Шэн тоже видел то фото, правда, оно было немного размытым. Однако он смог опознать Юэ Чжуна по его фигуре и по уважительному отношению Гу Яньи.

— Да, я Юэ Чжун, — прямо ответил Юэ.

— Так это командир Юэ Чжун, — улыбнулся Лэй Шэн, — Позвольте сохранить мне лицо, освободите моих телохранителей.

— Отпустите их, — махнул рукой Юэ. Ван Цзе и Конг Тяньюй отошли от поверженных.

Немедленно встав, оба солдата с красными от стыда лицами быстро вернулись к Лэй Шэну и, встав позади него, с ненавистью уставились на одолевших их бойцов.


Предыдущая | Следующая