Арк. Том 14. Глава 7. Рапсодия

Предыдущая | Следующая


— Держи, — Роко передала чашку с водой потеющему Сиду и рассмеялась: — Не волнуйся, все будет в порядке.

— Спасибо, — Сид выпил воду, глядя на вход в магазин, после чего пробормотал: — Кстати, такая распродажа вполне в духе Арка.

— Она на удивление популярна.

В то время как владелец отсутствовал, эти двое отвечали за работу «Универмага Арка», и сейчас как раз подошло время ежемесячной акции. На этот раз они устроили распродажу «все за один золотой». Любой из товаров, выложенных на нижнем прилавке, можно было купить за одну золотую монету.

— Вот только предметами с малой прочностью долго не попользуешься… — Сид побледнел и тряхнул головой.

Предметы, которые Арк продавал за один золотой, были довольно-таки занятными. Хотя изначальная стоимость многих этих вещей была менее одной монеты, это все же были магические предметы, доступные для использования на пятидесятом уровне. Причина такой низкой стоимости крылась в их малой прочности. Дело в том, что навык ремонта, который получали все игроки, иногда срабатывал неудачно, при этом понижая максимальный запас прочности предмета. Многие игроки, например, изучали различные способы усиления своих вещей путем повышения их характеристик, что также, в случае неудачи, снижало прочность. На такие-то вещи и делал ставку Арк. После множества неудачных ремонтов или улучшений у некоторых предметов прочность падала до одного-пяти пунктов.

Арк отправил Сида в Нагаран, где такие вещи продавались как лом. Откровенно говоря, Сид не видел способа с выгодой продать это барахло, но кое-чего он не учел. Да, в битве от таких предметов экипировки не было никакого толка, но, тем не менее, они по-прежнему сохраняли отличный вид магической экипировки. Их можно было носить в качестве костюмов, и нашлось немало игроков, готовых потратить золотой на роскошные одежды.

— Малыш, хочешь, я куплю тебе этот чудный волшебный доспех? Я буду рад купить его для тебя.

— Разве у тебя сейчас не туго с деньгами?

— Хе-хе-хе, в Универмаге Арка сейчас все за один золотой.

— Ах, можно купить магическую броню в лавке Арка всего за золотую монету!

— Народ, в лавке Арка распродажа «все за монету»!

Джана занималась рекламой на входе в город, поэтому в лавке всегда было полно народу, благодаря этому вклад Арк в развитие города рос с каждым днем. Пока сам он бродил где-то по Городу Мертвых, его благосостояние уверенно увеличивалось.

«Арк-ним всегда продумывает свои шаги наперед. Я так стану весьма успешным торговцем», — пока Сид предавался размышлениям, Роко подсчитала кассу и задумчиво произнесла:

— Сегодня мы заработали чуть поменьше, чем вчера.

— Это из-за обстановки в Нагаране, — пояснил Сид. – Там сейчас жуть, что творится. Гильдии скупают оружие и расходники пачками, так что цены взвинчены. Если сейчас закупаться там и продавать в Сеутандале, получим одни убытки.

— В Нагаране дело плохо?

— Долго придется объяснять…

— Ничего страшного. Мне нужно знать на случай, если я туда соберусь.

— Как ты знаешь, там было затишье, потому как все пять альянсов, поделивших Нагаран, весьма сильны. Если один из них начнет действовать, все остальные Лорды выступят против него.

— Хм… тогда что происходит сейчас? – проявила любопытство Роко.

Арк, не желая ограничиваться своей лавкой, задумал создать торговый путь между своим бизнесом на континенте и Сеутандалем. Это дело он поручил Сиду, который в Нагаране работал в Континентальной Торговой Компании, ставшей для множества игроков настоящим полем боя. Особенностью высокоуровневых игроков было то, что они уже растеряли всю свою наивность начальных уровней, когда каждый медяк принимался как сокровище. Ради нескольких серебряных монет новички готовы были тащить тяжеленые сумки с добычей в соседний город, но на старших уровнях игроки переставали обращать внимание на серебрушки, сосредотачиваясь на золоте. Сумки, набитые хламом стоимостью в несколько серебряных монет, им проще было опорожнить по рыночной цене в ближайшей лавке. Особенно подобная практика была популярна в Нагаране. Для Арка же подобная операция была равносильна вышвыриванию денег на ветер, поэтому он поручил Сиду задание скупать подешевке такие вещи, а затем передавать их в Универмаг Арка, откуда товары переправлялись в Сеутандаль и дальше.

Это и был торговый путь, соединяющий Нагаран, Лансель и Сеутандаль. Маршрут по треугольнику, задуманный Арком, был воплощен в жизнь, но еще не полностью отработан. Вот почему они, на всякий случай, устраивали распродажи. Как бы то ни было, обстановка в Нагаране не могла не повлиять на бизнес, поэтому-то Роко, как управляющая лавкой, и интересовалась происходящим в нем.

— Дела пошли вразнос, когда альянс Гермес привлек наемников для неудавшегося завоевания Сеутандаля. Прежний баланс был нарушен. Все нынешние союзы начали накапливать военную мощь, поэтому я даже не представляю, что случится дальше.

— Разве для альянса Гермес это не слишком? Потеря трех тысяч золотых должна была ударить по ним.

— Все несколько сложнее, — пояснил Сид. – Фактически, потеря равна прибыли, полученной гильдией Гермес от Сильваны. Три тысячи золотых – большие деньги, но для Альянса это не так уж и много. Проблема в Джуиле и Дюке.

Вину за провал завоевания Сеутандаля возложили на эту парочку. Если бы Джуил не был таким жадным и попросил о помощи немедленно, то ситуация сложилась бы по-иному. Этого было достаточно, чтобы остальные входящие в альянс гильдии потребовали изгнать его и Дюка. Но Райден, будучи бета-тестером, проигнорировал требование альянса. Как оказалось, зря: в Гермес входило восемь гильдий, и не все они были рады тому, что глава союза отмахнулся от их требования, как от надоедливой мухи. В итоге, когда недовольство превысило критическую массу, несколько гильдий покинули альянс и нашли себе место у соперников. В таких условиях управлять альянсами становилось затруднительно.

— Многие завсегдатые Континентальной Торговой Компании являются членами альянса Гермес, от них-то я и узнал все это. Они не говорили этого напрямую, но человек с определенными навыками способен сложить два и два, — Сид жутковато хихикнул. – В любом случае, все пять союзов Нагарана тайно готовятся к войне. Я не знаю, когда она начнется, но отношения между Лордами меняются. При определенных условиях война может разразиться даже без приказа одного из них.

Это и было причиной того, что цены на экипировку и расходники в Нагаране в последнее время устремились в небеса. Однако Сид говорил об этом как о чем-то незначительном.

— Да и пусть. Зато упали цены на некоторые драгоценные металлы. Это из-за того, что каждый союз сейчас сливает свои запасы драгметаллов, чтобы было на что закупаться для войны, так что значаительная часть ресурсов на рынке – они и есть. Их можно перепродавать игрокам с навыками Гравировка или Зачарование, или отвезти в Сеутандаль и продать там.

— Тебе, должно быть, досталось там…

— Да уж… — Сид поскреб затылок, припоминая минувшие дни. – Честно говоря, поначалу я счел это нечестным. Ну,то,  что меня отправили в Континентальную Торговую Компанию. Но позже я понял, что это даже неплохо. Я мог пользоваться публичными фондами компании для покупки свитков [Безопасного Путешествия], а также был защищен и от хаотичных игроков.

Не было секретом, что альянс Гермес имел долю в Континентальной Торговой Компании, поэтому он должен был защищать ее всеми силами. А поскольку Сид вел свои торговые дела под флагом Гермеса, ни один хаотичный не смел напасть на него. Большая же часть путешествий Сида была предпринята по поручениям Арка, так что, получается, Гермес помогал Арку вести бизнес. Если бы Райден узнал об этом, могло бы случиться всякое, а пока что Сид успешно занимался своими делами.

— А еще я получил трехсотый уровень, — рассмеялся Сид.

— Трехсотый?

Сид был менеджером иностранного отделения Компании, которая росла с каждым годом. За каждую успешную сложную сделку он получал два-три уровня. Сид с довольным видом указал на лошадь с повозкой.

— И недавно купил себе экипаж.

— Разве это не экипаж Компании?

— Я все свои деньги на него потратил. Экипаж – самая необходимая торговцу штука, его содержание ложится на Компанию, а я сохраняю копеечку для своего собственного будущего магазина, — в руках Сид держал лишь «пригоршню желудей», но вид у него был самый воодушевленный. — Ладно, оставляю лавку на тебя. Мне еще много куда нужно заехать.

Внезапно спохватившись, он бросился к экипажу, зарывшись в багаж, и чуть погодя вернулся со старой арфой в руках:

— Мне эта арфа попалась абсолютно случайно во время одной из сделок. Роко-ним, ты же Менестрель? Я не знаю, нужна ли она тебе, но во всяком случае держи. Хорошая вещь? Я просто не силен в музыкальных инструментах.

Антикварная Арфа

Похоже, она очень долгое время пролежала без дела, и при использовании непременно сломается. Однако, человек с наметанным взглядом способен разглядеть ее истинную стоимость. У арфы элегантный корпус с плавными обводами и превосходное звучание. В этот инструмент вложил душу и сердце великий командир, и отдать ее в руки невежественных людей будет надругательством над шедевром.

Как и указано в описании, арфа была очень старой, но она пленила сердце Роко с первого взгляда. Когда она сменила класс на Менестреля, ей в качестве награды за задание досталась именно арфа, которой она недолго пользовалась. В сравнении с другими музыкальными инструментами та была тяжелой и дорогостоящей, так что девушка решила сменить ее на другой инструмент. Но в этой было какое-то очарование, тайна. Особенно Роко была впечатлена изображением женщины, вырезанном на деке.

— Она так и просится в руки!

— Я так и думал, — Сид с усмешкой кивнул. – Купил я ее за пять золотых, планируя продать за шесть. Но тебе уступлю за те же пять.

— Это же так дорого! Ты хочешь пять монет за подержанную и сломанную арфу? Ей красная цена — два золотых.

— Дешевле трех не отдам.

— Вот почему ты такой, а? Ты же сказал, что купил за пять золотых. Наврал, да? Мне кажется, скидка должна быть побольше.

В группе Арка не было такого понятия, как бесплатные подарки. Все они следовали примеру своего лидера, который «готов был даже камни продавать!». Таким был и девиз группы. Но Роко и Сид были знакомы давно и виделись каждую неделю, так что торговля между ними развернулась почти дружеская.

— Ладно, я тебя понял. Будет тебе скидка, ты очень убедительна. Два золотых и сорок серебряных, дешевле и не проси.

— Окей.

Цена арфы была сброшена до двух золотых монет и сорока серебрушек.

— Сапжиль, Ульмеок, отнесите эти товары на склад и высчитайте цену на них.

— Да, управляющая!

Дав указания своим помощникам, Роко поднялась на второй этаж: «Хм, никакой важной работы не осталось, придется поскучать».

В последние дни у девушки была масса свободного времени, так как она была занята, лишь пока Арк пытался накопить средства на взнос за дом. Но сейчас эта проблема была решена, воспитание Сапжиля и Ульмеока закончилось, и теперь они тряслись от страха уже при одном ее виде. Не так уж много у нее было обязанностей, как у управляющей магазином. Казалось бы, девушка должна была быть рада свободному времени, но оно лишь заставляло ее нервничать.

«Я надеялась, что в лавке я буду чаще встречаться с оппой, но сейчас мы видимся с ним еще реже. Пока я торчу здесь, эта проныра Лариетта постарается… меня это бесит!».

Хорошо еще, что она узнала у Реабилитаторов, что Лариетта не может встречаться с Арком. Но это было не единственной причиной ее подавленного состояния. Когда она впервые встретилась с Сидом, тот был в плачевном состоянии, но вот он уже достиг трехсотого уровня. Сапжиль и Ульмеок тоже росли в уровнях благодаря тому, что работали торговыми помощниками. Вероятно, дело в том, что эта троица была как раз Торговцами. Но она-то Менестрель! Она не получала ни капли опыта, какую бы сложную сделку она не провернула. Конечно же, она все это время продолжала играть, и иногда выбиралась на охоту вместе с бывшими ворами или Мяу, но это было совсем не то, что быть в группе Реабилитаторов, поэтому ее уровень все еще не достиг двухсотого.

— Хотела бы я поиграть в Сеутандале вместе с ними… — но она не могла оставить магазин на Сапжиля и Ульмеока. – Да, я должна набраться терпения и защищать бизнес оппы.

Последней мыслью она укрепила свою решимость.

[перевод подготовлен командой сайта darklate.ru]

Чтобы бороться со скукой, Роко не так давно нашла себе новое хобби. В реальности она играла на разных музыкальных инструментах, а игра позволяла ей заняться этим и в Новом Свете. В лавке было собрано приличное количество всякой всячины, и Роко выделила инструменты в отдельную коллекцию. Скрипка, альт, труба… второй этаж был завален ими. Скука способствовала игре на них и повышению соответствующего навыка.

«Арфы у меня пока нет, так что приобретение удачное. Ее нельзя использовать как экипировку, но, если я починю ее, звук должен быть превосходным. И она очень красивая, я могу использовать ее для украшения. Главное, разобраться с ремонтом».

В реальности и в игре специализацией Роко была работа по дому. Убираясь в лавке, она прокачала навык до среднего уровня. Со счастливой улыбкой на лице девушка взяла в руки тряпку для пыли и принялась тереть арфу, которая начала приобретать свой первоначальный сверкающий вид. Каждый раз, когда появлялась новая деталь оформления инструмента, Роко чувствовала удовлетворение.

«Глаза меня не подвели, ее первоначальный цвет прекрасен. Интересно, как она звучит? Так, теперь струны. Чтобы я могла играть на арфе, нужно их заменить».

Побывав в музыкальном магазине в Джексоне, Роко приобрела струны и, завершив починку, с предвкушением разглядывала инструмент. Вот ее пальцы коснулись струн и… раздался ужасный дребезжащий звук.

*Дди-дду-ру-рун-ди-ран-дданг~

— А? В чем дело?!

Почему арфа звучит так, будто жернова кирпич перетирают? Роко поняла, что упустила из виду самую важную вещь в ремонте музыкального инструмента. Она забыла об индивидуальной настройке каждой отдельной струны.

— Но мне не приходилось настраивать арфу…

Да она вообще ничего не настраивала в Новом Свете, поскольку большинство лавок продавали инструменты уже настроенными и готовыми к игре. Конечно же, она уже занималась настройкой, но то были, в основном, акустические гитары, да и то в реальности. А в этой арфе было целых сорок семь струн, поэтому Роко снова отправилась в музыкальную лавку Джексона, но НПС лишь взглянул на ее приобретение и помотал головой:

— Прошу простить, но я ничего не знаю об арфах. Более того, она выглядит так, будто срок ее использования уже подошел к концу. Даже после настройки будет очень сложно извлечь из нее правильный звук. Быть может, вы посмотрите мои товары и подберете себе новую арфу? Их изготовил известный мастер, так что о звучании можете не беспокоиться. А в руках они лежат, как влитые. Взгляните на эту, видите тут, в углу, металл заточен? Ей можно поранить монстра… — владелец лавки принялся всучивать ей стальную арфу с повышенной силой атаки.

— Я попозже зайду.

Задавшись целью настроить арфу, Роко изучила кучу различных инструкций и книг по этому делу. К счастью, у нее был очень хороший, хоть и не абсолютный, слух, поэтому, спустя десять дней, она сумела настроить инструмент.

— Вот и все! Теперь я слышу, что она звучит правильно, — Роко коснулась струн, наполняя воздух чистым, мягким звуком. — Вот оно! Вот как она должна звучать! – она счастливо засмеялась. – Из-за всех моих потраченных на починку усилий она звучит даже лучше, чем моя старая арфа. Может, мне стоит поучиться играть на ней? Так, какую я песню играла?..

Едва только Роко пошла к своей шкатулке с нотами, как арфа вздрогнула и заиграла сама по себе. Но самым удивительным было то, что вырезанная на деке женщина открыла рот и начала петь. Роко в нерешительности смотрела на инструмент, в то время как по комнате плыли нежные звуки арфы и чистое пение… Арфа играла прекрасную, но незавершенную мелодию, которую девушка слышала впервые. Но это не помешало ей тут же влюбиться в эту песню.

«Никогда еще не слышала такой чудесной песни. От нее так щемит сердце, будто я нахожусь одна в прекрасном таинственном лесу. Поистине, исцеляющая музыка. Кажется, она прочистила мои запутавшиеся мысли», — Роко уселась перед арфой и позволила песне полностью поглотить себя, а потом раздался громкий звон, и перед ней возникло окно с описанием задания.

Искушение Загадочной Мелодии

К вам в руки попала старая арфа, на которой невозможно было играть, но вы, истинный ценитель музыки, сумели починить ее, подарив инструменту новую жизнь. Чтобы отплатить вам за труды, арфа сыграла загадочную мелодию песни о трагической судьбе гениального музыканта. Когда песня умолкла, выяснилось, что вырезанная на инструменте женщина куда-то вглядывается.

Существует Музыкальный Холм, на котором гениальный музыкант провел очень много времени. Арфа жаждет представить своего нового владельца прежнему, встретившему печальный конец.

Уровень сложность: В

Ограничения: только для Менестрелей

— Задание? Арфа – предмет, начинающий задание? – шокированная Роко читала информационное окно. – Музыкальный Холм ведь совсем неподалеку.

Девушка сверилась с картой и без раздумий приняла задание. Ей было любопытны эти поиски, появившиеся после того, как она починила арфу и прослушала незавершенную песню. Быть может, если она доберется до холма с арфой, то сможет услышать оставшуюся часть. К тому же, если она возьмет Единорога, дорога займет не больше часа.

— Ладно… Единорог!

Скакун отозвался ржанием и, оседлав его, она отправилась к Музыкальному Холму.

Единорог быстро доставил девушку к Музыкальному Холму, что находился неподалеку от деревни Харукон. Обойдя холм верхом на единороге, она нашла простенькое надгробие, окруженное цветами. Когда Роко приблизилась к нему, арфа мелко задрожала, но не издала ни звука.

— Что случилось? Или мне нужно самой сыграть?

Струны арфы завибрировали, будто отвечая. Роко, надеявшаяся услышать конец загадочной песни, была разочарована. Но, раз уже она здесь, нужно завершить задание.

— И что же мне сыграть?

Хотя об этом как раз не стоило беспокоиться, потому что девушка умела играть на арфе всего одну мелодию, которую изучила с нотного листа, полученного при получении класса Менестреля. Как волшебник изучал новые заклинания с волшебных свитков, так и менестрель запоминал новые мелодии с нотных листов. Магический эффект зависел от уровня владения конкретным инструментом и процента завершенности сыгранной мелодии. Но, в отличие от волшебника, менестрель при достаточно высоком уровне владения инструментом мог сам создавать мелодии. Жаль только, что у Роко навык игры на арфе был ниже некуда, хотя она и могла сыграть что-то более-менее приличное, если как следует сосредоточится. Вот и сейчас она подошла к этому со всей серьезностью, играя простенькую мелодию, пока кое-что не произошло.

— Прекрати, хватит! Я не вынесу более такого отвратительного исполнения!

Похоже, вырезанная на арфе фигура была раздражена ее игрой. Ошеломленная Роко прекратила играть и уставилась на арфу.

— Да не арфа это. Эй! Подними голову! Я здесь.

Подняв взгляд, девушка увидела парящего над могильным камнем длинноволосого человека среднего возраста.

— Т-ты кто?

— Я? Я Мелодия, хозяин арфы. Или бывший хозяин?

— Но… я думала, ты мертв.

— Позволь-ка объяснить… Проклятье, не могу сказать об этом ни напрямую, ни через арфу. Ха-а, я всю свою жизнь отдал музыке, а теперь не способен даже поведать тебе об истинном назначении этой арфы… Это так прискорбно, а то, как я погиб, еще более досадно. Хочется плакать. Я сейчас расплачусь, мне так грустно.

Роко в изумлении смотрела, как Мелодия высмаркивается, всем своим видом показывая, насколько это прискорбно. Честно говоря, жалобы призрака ей были не особо интересны. К тому же, он давно мертв, какой смысл слушать его стенания? Но ради продвижения в задании она все же спросила:

— Что случилось?

— Это настолько печально и прискорбно, что я не хочу ничего объяснять. Но объясню.

И Мелодия безо всякого стеснения поведал ей о себе. Он родился в семье, на протяжении нескольких поколений дарившей свету множество известных музыкантов, но, в отличие от своих братьев, он не обладал великим талантом. Всю свою жизнь он страдал от издевательств и насмешек, пока не решил взобраться на гору. Оставаясь затворником, он практиковался в игре на арфе до тех пор, пока не достиг уровня мастерства, способного удивить даже его родственников.

— И вот, с арфой за пазухой я вскарабкался на гору и провел на ней пятнадцать лет, без устали практикуясь. Я достиг того уровня, когда никто на свете не смог бы даже приблизиться ко мне в мастерстве игры. Должно быть, — захихикал призрак, — я и правда был гением. Но вот пришел тот день, когда я, став гениальным музыкантом, решил шагнуть в мир.

— Так вы удивили своих братьев?

Прежде чем ответить, Мелодия тяжело вздохнул:

— … утес.

— Что? Какой утес?

— Проклятье, обычный утес! Я шагнул в мир с утеса!

Роко заморгала, осмысливая слова призрака. Мелодия потратил пятнадцать лет на то, чтобы научиться извлекать из арфы божественные звуки, а потом, спускаясь с горы, упал с утеса и разбился насмерть. Она не знала, то ли ей плакать, то ли смеяться.

— Это так прискорбно, что я даже после своей смерти не могу сомкнуть глаз. Но вот если бы кто-нибудь исполнил что-нибудь приличное на моей арфе, я смог бы расслабиться и уйти на покой, —  меланхолично пробормотал Мелодия, и тут же внезапно повысил голос: — Но нет, первым, кто появился спустя десятилетия, стала женщина! Я решительно не могу этого принять! Ты точно менестрель? Почему арфа у тебя звучит, как в лапах у огра? Может, ты все же волшебник, а не менестрель?

— Что ты такое несешь? Я просто пришла и сыграла…

— Сыграла? Ты называешь это игрой? Ты просто-напросто шумела! Я даже проснулся из-за этой какофонии. Лучше бы я и дальше продолжал спать, чем слушать такое.

— С какой стати я должна слушать тупого призрака, который нырнул с обрыва и разбился? – разъяренная Роко начала собираться.

— Что ты сказала? Нырнул? Моя гордость не вынесет человека, который смеет так обращаться с моей арфой. Этот инструмент – наследие моей семье. Если ты не умеешь играть на ней, то верни арфу мне!

— И не подумаю! Ее починка дорого мне обошлась, и я не собираюсь тебя слушать, — Роко, закончив собираться, встала с угрюмым видом.

Мелодия, придя в замешательство, торопливо воскликнул:

— Погоди немного! Ты меня слышишь? Я не усну без арфы, и только превосходное исполнение на ней поможет мне упокоиться. Почему бы тебе не присесть?

— Уснешь ты или нет, меня не волнует, потому что я не тот менестрель, что тебе нужен. Но зато я владелица арфы. Может, это не слишком справедливо, но я тебе ее не отдам, ты меня понял?

— Хорошо, тогда ты не оставляешь мне выбора. – Мелодия помолчал немного, нервничая, после чего продолжил: – Признаюсь, я не очень-то хочу этого, но выбора у меня нет. Начиная с сегодняшнего дня, я начну учить тебя играть на арфе. После моего, гениального музыканта, обучения ты с этим легко справишься. Что скажешь? Вот это превратность судьбы! Вряд ли ты еще где-нибудь найдешь такую великолепную возможность пройти обучение у великого музыканта, такого как я. Это будет тебе наградой за починку моей арфы.

— Пф! Мне не нужен учитель, унижающий меня только потому, что я женщина. Поехали, Единорог.

Фыркнув напоследок, Роко исчезала верхом на единороге, в то время как Мелодия кричал в отчаянии:

— Ты же еще новичок! Тебе невероятно повезло с возможностью пройти у меня обучение. Подожди же ты! Выслушай меня! Я хочу сказать… да посмотри ты на меня! Хорошо, хорошо. Я не буду больше называть тебя «женщиной». Вернись, пожалуйста! Вернись! Вернись! Уехала? Ты уже уехала? Что же мне теперь делать…

— … Роко, — обронила девушка, выезжая из-за деревьев.

Мелодия в изумлении размазывал по лицу слезы:

— Ты не уехала?

— Не смогла, ты же проснулся из-за меня. Если ты будешь правильно меня называть, то я согласна стать твоей ученицей. И еще я хочу услышать, как играет арфа. Раз уж я твоя ученица, то мне нужно знать песню, которую придется играть.

— Разумеется. Я сам написал эту песню. О, ты все же добрая женщина, благодарю. Я обучу тебя чему угодно. Мое единственное желание – поскорее уснуть. Разве я многого прошу?

— Я понимаю. И постараюсь.

Таким образом, Роко стала ученицей призрака и начала серьезно учиться музыке.

✩✩✩

Яркие огни, жалящие глаза, и оглушительный рев, ввинчивающийся в уши. Это так отличалось от обыденной повседневной жизни, что казалось чужеродным пространством. Ночью эти разноцветные огни уводили людей с улиц, и те, кто входил в эти места, возвращались к своей первобытной природе. Но сделать это могли лишь избранные. И зависело это не от каких-то записей, а от возраста и одежды человека. Люди, не прошедшие фейс-контроль, ныли и причитали, жалуясь на несправедливость. И назывался этот пандемониум наших дней — клубом.

— Три бутылки выпивки и немного закуски! Шевелись! – послышался громкий голос из кабинки над главной сценой.

— Оппа такой крутой, — сидевшая сбоку от кричавшего девушка бросила на него игривый взгляд. — Мне нравится. Но, может быть, хватит?

— Ты прикалываешься? Ты знаешь, кто я? Да пара бутылок ликера — ничто для моего счета! Заказывай, что угодно, сегодня я плачу за все, даже больше: у меня отличное настроение.

Парня с самодовольной миной звали Ли Мюнг-бан, также известный как Андел, как-то встретившийся с Арком в Новом Свете. Но то было в игре, а в реальности он был сыном богатых и влиятельных родителей. Он помахал рукой, на которой красовались инкрустированные камнями часы, и сидящие вокруг девушки оживились.

— Оппа такой щедрый!

— Оппа такой клевый!

— Ха, я не вожусь с неудачниками. Окей, девчата, вы сегодня меня хорошо повеселили. Хотите сыграть в Королевскую игру?

— Ум, разве сейчас подходящее время?

— Оппа, ты слишком пьян.

Андел расхохотался:

— Человек человеку волк, вы разве не знали? – он ухмыльнулся и игриво отвесил девушке пощечину.

В этот момент открылась дверь, и послышался сердитый голос:

— А ты везучий!

— Что? Кто посмел? — Андел бросил взгляд на вошедшего и вздрогнул: — Алан? Как ты здесь…

— Я знаю, по каким местам ты любишь шляться…

В кабинке появился не кто иной, как Алан, который был знаком с Анделом вот уже десять лет. Когда Алан уселся, внимание девушек тут же сфокусировалось на нем. Одет он был скромно, в джинсы и белую футболку, но они выглядели дороже, чем расписные рубашки, что носил Андел. Другими словами, на фоне Алана Андел выглядел как крестьянин перед дворянином. Совершенно иной уровень.

— Ого, этот оппа клевый!

— Точно, прям мой идеал.

У Андела такое внимание девушек к Алану явно вызвало недовольство. Эти двое знали друг друга уже десять лет, но в последние дни их отношения странным образом изменились, и все из-за Арка, который обманул Андела, в результате чего Алан потерял Сильвану. Конечно же Андел знал, сколько Алан вложил в нее, поэтому и решил избегать товарища, пока тот не успокоится, но позже передумал: «Это всего лишь игра. Почему я должен из-за нее забыть о друге?».

— Алан, ты хотел меня видеть? — само собой, тон Андела не был сентиментальным.

— Ты в последние дни не заходил в Новый Свет? – посмотрев на него, внезапно спросил Алан.

— Чего? Ты все еще играешь? Я забил уже. Я лишь участвовал в тестировании, думал, смогу устроиться на работу в «Global Exos». Но теперь не хочу иметь с ними ничего общего. Ты разве не так же думал?

— Так ты больше не интересуешься Новым Светом? – настойчиво спросил Алан, и Андел прикусил язык.

Поначалу Мюнг-бан играл более агрессивно, чем его друг. Как он и сказал, его целью была работа в «Global Exos», поэтому он ночами не спал, не выходя из игры. К тому же, это было весело. А причина, по которой он не входил в игру…

В этот момент Алан достал портативный плеер и включил видео. Лицо Андела исказилось. На экране крутилось видео, которое уже было на ТВ, и его главное действующее лицо, черного волка, Андел узнал с первого взгляда.

— Арк, ублюдок!

Да, это точно был он. Причина, по которой Андел забросил игру. Каждый раз, когда он подключался, то вспоминал унижение, которое Арк заставил испытать его, и это было выше его сил. Его организация была подорвана Арком и разрушилась, а потом еще и Алан разозлился на него, поэтому он и перестал играть.

— Тебя это не тревожит? – тем временем продолжил Алан.

— Что именно?

— Арк. Он разрушил все, что мы создали. А теперь он на коне. Ты и дальше будешь так себя вести? Ты спустишь ему все это? Ты настолько добр и пушист? Я, например, не смогу. Меня прямо разрывает, настолько я хочу добраться до него.

— Твою мать, и меня это бесит. Но что поделать?

— Разве ты не пострадал из-за него?

— Было дело. Знаешь, как мне досталось?

— И все же ты ему все спустил.

— Да, да. Я уже видел этот ролик. С удовольствием размазал бы его. Знаешь, как долго я бесился? Но он уже не тот Арк. Он сильно вырос в уровне и мощи, будет сложно убрать его.

— Нет, это же всего лишь игра. Есть один способ, — уверенно произнес Алан. – Тестирование мне тоже побоку, но этого гада я игнорировать не могу. Я доберусь до него, чего бы мне это ни стоило. В реальности или в игре.

Алан говорил правду. За всю его жизнь никто не смел так игнорировать его. Были, конечно, случаи, но он, будучи богатым и умным, не колеблясь, использовал все свое влияние, чтобы раздавить противника. И не было случая, когда бы он потерпел неудачу. Единственным пятном в его беспроигрышном списке был Арк. Позор всей его жизни. Дыра в эго, небольшая, но невероятно раздражающая. И единственным способом заполнить эту дыру было уничтожение Арка в Новом Свете. Вот из чего росли корни его лютой ненависти к Арку.

— Та же фигня, — сжав кулаки, кивнул Андел. — Готов на все ради такого! Меня еще никогда так не оскорбляли. Но легче сказать, чем сделать. В игре, во всяком случае.

— Да, признаю. Он не так прост, как мне казалось, и это бесит еще больше. Новый Свет для меня теперь не просто развлечение, я всем готов рискнуть ради того, чтобы стереть его из игры. Поэтому мне нужна твоя помощь.

— Моя помощь?

— Да. Я думал лишь о мести Арку и для этого наращивал силу. Теперь я уверен в себе, но, как ты верно заметил, он уже не тот враг, что был раньше. Еще не время, мне нужно немного выждать, прежде чем раскрыть себя. И тебе нужно сделать кое-какие приготовления.

— Зачем тебе моя помощь?

— Тебе нужно собрать народ. Отряд, который понадобится, раз уж мы хотим уничтожить Арка и его группу. Нам не нужны люди из «Клинка Рассвета», отлично подойдут хаотичные игроки. Нужны люди, которые будут выполнять наши приказы. Я… не могу сказать почему, но я не могу заниматься этим. Я надеялся, что ты возьмешь ее на себя.

— У меня все еще двухсотый уровень, кто будет меня слушать? – угрюмо спросил Андел.

— У нас есть для этого средство.

— Средство? Какое?

Алан что-то вынул и показал Анделу. Это была чековая книжка, при взгляде на которую одна из девушек взвизгнула:

— Сколько же там нолей?

— Я получил эту сумму за клуб пару месяцев назад.

Андел тупо смотрел на Алана:

— Такая сумма даже для тебя немалая… мы и правда этим воспользуемся?

— Меня не волнуют деньги, если они помогут прижать этого гада. Мне даже кажется, что этого будет маловато, но с помощью одного друга все получится. Что скажешь? Ты поможешь мне?

Андел колебался, на его лице одно выражение сменялось другим. Но он все же схватил Алана за руку и кивнул:

— Окей, мы прижучим этого ублюдка. Если ты идешь на такие жертвы, то и я не отстану. Деньги достать не так легко, но будем считать это инвестициями. Если мы покончим с ним, то сможем захватить Новый Свет. Для этого ты приготовил такую сумму, хочешь влить в игру?

— Меньшего я от тебя и не ожидал.

— За три года в частной школе я тебя хорошо изучил.

— То есть, ты решился?

— Да, я верю в тебя и использую твои средства для набора отличных парней.

— Хорошо, я доверяю тебе и оставляю это дело на тебя. Но держи в уме вот что: он не простой противник. Ничего не предпринимай, пока я не закончу свои приготовления.

— Я столько раз сталкивался с ним, что знаю его лучше всех. Будь уверен, я не совершу прежних ошибок, – Андел мрачно рассмеялся. – Если нужно, я буду ждать месяц или год, но отомщу.

— Одна ошибка, и мы лишимся всего.

— Я понимаю. Я переживу, это всего лишь игра. Буду ждать твоей отмашки, — Андел допил бокал и поднялся на ноги: — Пора. Ну что, Новый Свет, погнали!

— Оппа, а как же вечеринка?

— Заткнись, у меня больше нет денег! Сама себе купи! – огрызнулся Андел и вышел из кабинки.

Вскоре после встречи с Аланом он вернулся в Новый Свет с самым сильным своим оружием — деньгами.


Предыдущая | Следующая