Арк. Том 5. Глава 8. Спарринг

Предыдущая | Следующая


*Сторонний перевод*


Арк покинул Каир вместе с командой Джастисмена.

Они направились к столице королевства Шуденберг, Селебриду. Недавно докладчик объявил о последних новостях:

— Внимание всем жителям королевства Шуденберг! Бристоль, Княжество Синиус и Королевство Бавария больше не воюют! Три стороны подписали мирное соглашение. Долгой войне наконец-то подошел конец!
— Ура!

Все НПС и игроки радовались неожиданным новостям. В Новом Мире были три человеческих королевства. Отношения между Бристолем, Синиусом и Королевствами Шуденберга были очень натянутыми. А так как три королевства граничили между собой, перейти их границу для игроков было очень сложной задачей. Пока НПС-ы Нового Мира полагали, что они находятся в состоянии холодной войны, игроки терпели определенные лишения. Игроки, начавшие играть в разных государствах, не могли пересечь границу и встретиться. Докладчик поднял руку, чтобы усмирить толпу, и снова заговорил:

— Внимательно выслушайте суть Договора о Перемирии. Люди свободны торговать с любым из Трех Королевств. Если вы пересекаете границу для торговли, вам дается право избрания и налагается 5% тариф…

После того, как он долго и нудно оглашал условия договора, он ненадолго остановился и перевел дыхание.

— Это была самая важная информация Договора о Перемирии. К тому, в пограничны районах трех королевств запрещены драки. Три стороны провозгласили свободным достаточно большую территорию границы.

— Границы?

— Да. Все в этой зоне будет в свободном доступе для иностранцев.

Все игроки открыли рты, а докладчик продолжал, как ни в чем не бывало. Он очень просто объяснил суть договора. Официальное имя этого трехстороннего пограничного региона было Нагаран. Некоторое время назад на границе трех государств происходили постоянные стычки. Однако в последнее время произошло много событий, таких, как например, ивент-квест в Джексоне и другие события Нового Мира, и три стороны пришли к заключению, что войне должен прийти конец. Договор о Перемирие был подписан, когда из Нагарана были выведены солдаты всех королевств. В результате эта огромная территория осталась пустой. Три короля начали думать, как же заполнить образовавшуюся пустоту.  В голову им пришла идея об иностранцах. Иностранцы были незнакомцами, которые вели свои дела, не вникая в интересы и проблемы трех королевств.  Причина, по которой Нараган открыли для иностранцев, была проста. Если эту зону заполнят иностранцы, но она может стать военной пограничной зоной. К тому же, иностранцы будут вкладывать деньги в эту территорию, что не оставит три королевства в проигрыше. Лидерам эта идея очень понравилась.

Однако, хоть и звались они Королями, но оставались НПС-ами. Конечно, они думали, что обладают самосознанием, но это был лишь сценарий Нового Мира.

<Эпизод 2: эра лидерства иностранцев> начался.

— Если Вы являетесь членом выдающейся гильдии воинов, Вам будет дано право занять замок. К тому же иностранцы, занимающие замок, получат титул барона от трех Королей!

Таким образом, докладчик объяснил основные правила нынешнего правления. Занять замок было просто. В верхней части Нагарана существовало место, называемое Троном Правления. Если первый севший в него человек оказывается лидером гильдии, он становится Хозяином замка. После этого место нужно было защищать в течение 24 часов реального времени, или трех дней в игре, и отбивать атаки других гильдий. Если оборона прошла успешно, Хозяин замка может активировать защиту замка, действующую на определенной сфере его влияния. Однако условия пребывания в статусе Хозяина не были  постоянными. Игрок, занимающий это место, должен проходить испытание каждую неделю. В случае проигрыша власть отбирается. Так же они должны вкладывать деньги в развитие замка, даже не зная, поможет это ему или нет.

Однако после объявлений докладчика среди игроков поднялся шум и суматоха.

Игроки могли стать  хозяевами замка! Это было серьезным поворотом событий! Это была уже не просто развлекательная игра. Если посмотреть на историю корейских игр, захват замка первый раз был в игре «О». Занятие замка обеспечивали гильдии огромное богатство и честь. После года правления также можно было захватить дом. Новый Мир был новым поколением игр, и деньги были его неотъемлемой частью. Возможные вознаграждения должны быть просто неописуемые. Даже докладчик уделил этому особое внимание: как только игрок становится Хозяином, у него появляется право взимать налог.  Кроме того, если нужно, хозяин может изымать у игроков имущество. Конечно, установить тиранию было проще всего, и трон приходилось охранять. Но в любом случае, власть хозяина замка была почти безгранична.

— Я не могу обращать внимание и на это, когда под ногами болтается этот Арк, — Алан сжал кулак. Только что он получил звонок от Андела.

Он потратил 1500 золотых для найма 15 ассасинов  и послал их к Арку. Однако план не сработал. Как вообще 15 ассасинов 120 уровня могли не прикончить его? Вдобавок, когда план провалился, Андел пришел плакаться к нему…

— Тупой ублюдок!

Найти Темное Братство было очень сложно, и непросто было договориться на работу. Алан рискнул своими очками славы и тоже ввязался в это дело.  После найма 15 убийц его очки славы заметно упали. Но, похоже, все это только сыграло на руку Арку. Конечно, немалую роль в этом сыграл и Андел. Он никогда бы не подумал, что реабилитанты вообще могут противостоять или что откуда-то появятся НПС. Но главной проблемой был идиотизм Андела.

Новый Мир не был такой простой, какой ее считал Андел. Ассасины могли бы действовать лучше под лучшим руководством. Иными словами, если сам клиент работает неправильно, то и эффективность работы ассасинов нулевая. И уровень игрока при этом не был самой главной проблемой.

— Как и ожидалось, мне не нужно было доверять ему!

Андел стал причиной потери его инвестиций. Даже после смерти Андел не признал, что его навыки на самом деле были лучше навыков Арка.

— Даже организация не смогла справиться с Арком и его командной работой. А с появлением НПС ситуация еще более усложнилась. Арка нужно устранить, пока он не прошел экзамен. Если это вообще возможно, нужно найти его как можно скорее…

Алан тряхнул головой.

— Нет. Я не могу упустить эту возможность только из-за Арка.

Алан уже заранее был в курсе информации по поводу «Эры лидерства иностранцев». Взятки работали и в реальности, и в игре. Святой рыцарь Алан  был одним из немногих игроков, у которых имелся доступ к Собору. Теперь там он мог подслушать разговоры НПС, отношения с которыми у него были на уровне близких.

— Они уже приняли решение открыть Нагаран иностранцам. И если ты сейчас будешь двигаться в этом направлении, то собор впоследствии  тебя поддержит. Понимаешь?

Не так давно епископ церкви по секрету сказал это Алану. Несмотря на то, что регион должен был привлекать только иностранцев, НПС с определенным уровнем власти тоже хотели приложить сюда свою руку. Так как прямо сделать этого они не могли, оставался вариант союза с влиятельным игроком, способным контролировать Нагаран. Три самые влиятельные гильдии скорее всего, предпринимают похожие шаги. С этого времени Алан забросил свои задания и сфокусировался на развитии гильдии. Для Андела вступительный экзамен был не важен, чего нельзя была сказать об Алане. У него была причина присоединиться к Global Exos. Поэтому Алан полагал, что занятие властной позиции поможет ему пройти экзаменационное тестирование.

— Система игры не предполагала легкого занятия замка. Но если уж его занимали, то гильдия могла установить огромный налог и поднять свое влияние. Сейчас — самое время сделать первый шаг. Скоро игроки осадят замок и будут сидеть там день и ночь. Мне нужно собрать всю свою силу, пока другая сильная гильдия не заняла замок.

Глаза Алана блестели.

— Даже если я ничего не вынес из этих нападений, организация Темный Брат до сих пор считает Арка врагом. Потому что 18 их ассасинов были убиты… Я оставлю Арка на них. А когда я обрету эту силу, я смогу размазать Арка, когда захочу.

Алан принял решение и немедленно выдвинулся в гильдию. Неделю назад он инвестировал огромную сумму денег в гильдию Падающий Клинок. Большая часть членов гильдии была кандидатами экзамена.  По сравнению с игроками, просто наслаждающимися игрой, уровень этих ребят был выше и развитии они были сильнее. Он собрал их, чтобы занять замок. Одно только это событие уже должно впечатлить персонал из Global Exos. Алан посмотрел на красивую эльфийку, ждущую в гильдии, и сказал:

— Лариэт-ним, я ждал вашего прибытия.

— Да, я слышала.

— Это объявление точно имеет решающее значение для прохождения экзамена. И Лариэт должна получить столько же очков, сколько и я, как второй человек в гильдии.

-Благодарю.

— Пожалуйста, следуй за мной. Так ты точно сдашь экзамен.

— Хорошо… — мягко ответила Лариэт, избегая взгляда Алана. Она чувствовала себя не в своей тарелке при приближении Алана. Даже после ивент-квеста в Джексоне…

— Только не говори мне, что это… из-за Арка?

Когда дело касается женщин, у мужчин тоже проявляется интуиция. У Лариэт сложилось хорошее впечатление об Арке. Когда Алан понял, в чем дело, он со злостью нахмурил лоб и некоторое время молчал.

— Да, ты не отличаешься от других девушек. Когда у меня будет все в этом мире, ты будешь просить моего внимания. Да, ВСЕ В ЭТОМ МИРЕ БУДЕТ ЗАВИСЕТЬ ОТ МЕНЯ. Ты не можешь уйти от меня, пока я сам этого не захочу.

Алан развернулся.

— Собери всех членов гильдии Падающего Клинка.

 

***

Красотка, стоящая за стойкой администрации Global Exos, вздохнула. Она принимала участие в экзаменационном тесте под именем Лариэт.

В последние дни она часто вздыхала.

Алан становился все более деспотичным. Поначалу он был добрым и дружелюбным человеком.

Конечно, ее целью игры было прохождение экзамена. Но цель  эта была не единственная. Она относилась и к тем, кто наслаждался Новым Миром. Именно поэтому она и была с Аланом, который играл более активно, чем остальные. Но в последнее время Алан изменился. Ее коллега внезапно начал подавлять и доминировать.

Когда кто-то их намеревающихся пройти тестирование, приходил к Алану, требовалось пройти ряд испытаний. Затем он получал доступ к контролю денег и власти. С другой стороны, если после этого они не хотели подчиняться Алану, он запросто мог вышвырнуть их из гильдии. Похоже, он играл только для того, чтобы набрать побольше очков на экзамене. Что сделало Алана таким нетерпеливым? Она не могла этого понять.

— Среди всех моих коллег текущая оценка Алана не очень хороша. Люди должны наслаждаться игрой. Две тысячи людей… Я не хотела, чтобы игра повернулась вот так…

— Эй, красотка! Тебе не идет такое хмурое выражение лица.

Парень, который ждал неподалеку, подошел к ней и заговорил.

Она взглянула на него и поняла, что это был человек из отдела планирования Global Exos – Хо Маянг-хвон.

— Да я и не хмурюсь.

— Если такая красавица будет сидеть на стойке администрации с таким угрюмым выражением лица, моя мотивация точно упадет.

— Ничего страшного.

Кан Ми-су кисло улыбнулась, а Хо Маянг-хвон подал ей чашечку кофе, и снова заговорил:

— Если ты беспокоишься о вступительном экзамене, то это излишне. У тебя же есть друг по имени Алан? Отдел планирования уже обратил на него внимание. Его повышение идет быстрыми темпами, и его партнер тоже в тени не останется. Если будешь продолжать в том же духе, то точно пройдешь.

— Спасибо.

— Не стоит благодарности, — почесал голову Хо Маянг и, холодно улыбнувшись, собрался уходить.

В это время Кан Ми-су кое-что вспомнила и спросила:

— Вам известно что-нибудь об Арке?

— Арк? – Хо Маянг выглядел озадаченным. – Никогда о нем не слышал. Это твой друг?

— Да, если можно так сказать…

— Хм, я знаю id каждого, на кого обратил внимание отдел планирования. Но об Арке не слышал, наверное, он не играет большую роль в игре.

— Но я слышала, что в ивент-квесте он добился большого успеха! – сказала Кан Ми-су с озадаченным выражением лица. Да, большинство игроков знали Арка. Во время ивент-квеста именно ему все были обязаны успехом. Поэтому она не могла понять, почему же отдел планирования не знает его имени. Кан Ми-су объяснила это Хо Маянгу, и тот покачал головой:

— Правда? Странно… Это вполне заслуживает привлечения внимания. Но у нас 2000 кандидатов, возможно, мы что-то упустили. Я проверю.

— Пожалуйста.

— Ого! Мисс Global Exos Кан Ми-су просит меня проверить парня! Он тебе нравится? Я начинаю ревновать.

— Все не так.

— Ха-ха-ха, хорошо, хорошо. Не злись так. Мы разберемся.

Хо Маянг не преминул отпустить шутку перед уходом. Кан Ми-су посмотрела ему вслед с растерянным выражением лица. Среди всех тех людей на инвервью, Ким Хён-ву… Нет, Арк. Почему внезапно она вспомнила его имя? Она правда не знала. Но Арк отличался от всех тех, кого она повстречала, и она очень нервничала по поводу его существования. Да, я всего лишь беспокоюсь. Только и всего.

 

***

— Это еще что? Если ты хочешь спать, делай это ночью!

Хён-ву потер сонные глаза, выслушивая жалобы.

Гвон Хва-ран схватился за голову.

— Ах ты! Ты играл вместе со мной. Внезапно соединение оборвалось, я прибежал его проверить… а ты спишь?!

— Я же сказал, что в Поземном Мире мне пришлось несладко, и спал я очень мало…

— Когда я был в твоем возрасте я мог не спать неделю!
— Ты что, был супер-роботом, разработанным для спасения нации?

— Любой может это сделать. Дело только в сознании.

— То есть если я уснул, у меня что-то не в порядке с сознанием? – надулся Арк.

Дядя Гвон рассмеялся:

— Ладно, у нас есть некоторое время, пока остальные снова не подключатся. И, значит, у меня есть время, чтобы представить тебе кое-кого. Я пытался представить их, но в последнее время не было момента.

— Представить? Это вроде группового свидания вслепую?

— Хватит молоть ерунду. Подожди немного.

Раздался звон, человек вошел в кафе и осмотрелся. Возраст — 30, рост — 170. На нем была футболка без рукавов, мешковатые шорты и шлепанцы, волочившиеся по земле. В общем, выглядел он как третьесортный гангстер. Он осмотрел кафе, взглядом нашел Гвона, и плюхнулся на стул напротив. Хён-ву посмотрел на дядю Гвона. Он был бывшим детективом. Пока он был при делах, он встречал и плотно сотрудничал с реабилитантами, но были и иные примеры. Были многие преступники, которые не очень жаловали дядю Гвона. Хён-ву не мог понять их чувств. Гвон Хва-ран поприветствовал собеседника.

— Почему ты так поздно?

— Эй, хён-ним. Разве я не присоединился к тебе, как ты и хотел? Когда ты перестал работать детективом, твоя жизнь явно улучшилась. С раннего вечера те парни писали в записной книге, и что, мне вызвать Национальное Полицейское Агентство, чтобы их увезли?

— Хватит играть. Полиция вмешается, только если ты окажешься бессилен.

—  Думаю, полиции это сделать выгоднее.

Он улыбнулся и направил взгляд на Хёна-ву.

— Это твой друг?

— Да! Это – Хён-ву, поприветствуй его. Он юниор атлетического университета. Это – Ли Маянг-рён. Прежде, чем стать детективом, он стал преступником.

— Приятно тебя видеть. Я – Ли Маянг-рён. Как ты уже услышал, я был преступником, а потом стал детективом.

Ли Маянг-рён улыбнулся и протянул руку для приветствия.

— Я – Ким Хён-ву.

Хён-ву пожал руку, не смотря на Гвона. И зачем ему понадобилось перерывать его сон? Просто чтобы представить его полицейскому?

— Хён-ву, ты сказал, что в последнее время много упражнялся?
— Да, 2 часа каждое утро.

— А, так вот почему твои навыки такие развитые в игре. Но просто упражнениям есть предел. Он работает в Национальном Полицейском Агентстве, которое находится рядом с твоим домом, и теперь ты можешь тренироваться в их зале.

— Да?! Но…

Хён-ву задумался. Он не чувствовал, что его движения как-то изменились за последнее время. Конечно, был предел одиночных тренировок. Но после упражнений его физическая сила повысилась, и ее хватило бы для нормального человека. Но Хён-ву применят таэквондо в игре. Поэтому у него было жадное желание повысить навыки еще больше. Но почем внезапно зал НПА? Хён-ву не предполагал этого и не слышал об этом раньше, он озадаченно смотрел на Ли Маянга, который уже не обращал никакого внимания на дядю Гвона.

— Это не обязанность. В наш зал приходит заниматься много гражданских. Там тренируется парень, который выступает в национальной сборной по таэквондо. Хотя его характер и ужасен, но ты можешь тренироваться и развиваться. А ты слышал о спортсмене, которого сместили из-за приступов жестокости?

— Эй, ты в своем уме? Зачем говорить такие вещи перед детьми?

— То есть мои занятия е будут никому мешать? Если наоборот, я их прекращу.

— Успокойся, ты никому не будешь проблемой. Но хочу тебя предупредить, что зал НПА отличается от простого зала по соседству. Не важно, какой у тебя характер, или есть ли у тебя дядя в полиции, если ты будешь валять дурака, тебе этого не простят…

Ли Маянг посмотрел на Хёна-ву сомневающимся взглядом.

— Ха-ха, ты, похоже, не понял. Хотя он и выглядит довольно обычно и окончил атлетический университет, он поразительно сведущий ученик. Разве в давние дни я тебе не рассказывал о парне, который залепил мне в челюсть спин-кик? Так он и есть тот парень!

— А, так это  и есть тот парень, который шатался по улицам и ввязывался в драки?

— Драки? Нет. Это было очень давно. В то время даже мне было страшно при его появлении. Сейчас он – совершенно другой человек. Он как будто снял оковы.

— А, аджуши! – закричал Хён-ву с красным от ярости и смущения лицом.

Да-да, был случай, когда какой-то парень напал на Гвона Хва-рана  и пнул его в челюсть! Того,  чей вид даже террористов заставлял трепетать в ужас!

Несколько дней спустя после аварии, в которой погиб отец Хёна-ву, Гвон Хва-ран навестил Хёна-ву. Его мать хотела с ним поговорить. Хён-ву пребывал в состоянии полной подавленности и расстройстве. Гвон Хва-ран говорил свои первые слова.

Однако до того, как он успел их закончить, Хён-ву злобно обернулся и ударил Гвона в челюсть. Если бы на месте Гвона был другой человек, суда с последующей выплатой компенсации было бы не избежать.

Гвон замер. Однако через несколько секунд он довольно рассмеялся.

Хён-ву помнил все, начиная со следующего момента. Он упал в обморок и очнулся возле кабинета интенсивной терапии, где лежала его мать. Он не знал, были ли его слезы слезами раскаяния или боли, которую он испытывал.

— Это был первый раз, когда я упал в обморок от жажды крови? Почему я боялся приблизиться?..

Хён-ву с досадой смотрел на Гвона, но тот делал вид, что ничего не произошло. Внезапно он ощутил на себе острый взгляд. Ли Маянг-рён, «третьесортный преступник».

— О, значит, этот парень пнул Гвона…

— Нет, это был всего лишь несчастный случай. Аджуши ничего мне не сделал.

— Так он просто проглотил этот удар? Этот парень?! Это что, шутка?! – рот Ли Маянга раскрылся от удивления.

— Ладно, вставай. Сейчас зал пуст, я хочу посмотреть на твои навыки.

— Сейчас? Но я…

— Этот парень так и будет хлюпать все это время? Иди за мной!

Как и у многих преступников, характер Ли Маянга был прямой. Можно сказать, что Хёна-ву приволокли в зал. Когда он только вошел туда, он подумал, что зал довольно мил. Он был забит разными видами тренажеров, и немаловажным фактором было присутствие раздевалки и душа. Хён-ву заворожено озирался, а Ли Мяанг швырнул ему комплект сменной одежды. Маянг тоже переоделся.

— Надень. Размер должен подойти.

— Хорошо.

— Ты же не собираешься прийти сюда и ничего не попробовать? Ты же боец, так давай, работай! Кстати, ты можешь удивиться, но переодеваться в эту одежду тут запрещено. Даже гость не может этого делать. Невыполнение карается смертью! Так что пошевеливайся и иди в раздевалку!

Корейский детектив явно играл с правами человека. Хён-ву быстро переоделся и встал напротив Ли Маянга. Гвон Хва-ран наблюдал издалека. Ли Маянг почесал подбородок и сказал:

— В этом зале нет правил и фолов. Если двое дерутся, бой заканчивается, когда один из них уже не может двигаться. Если ты понял, то… начали!

Ли Маянг быстро сократил дистанцию и подскочил, как мячик. Его нога, двигающаяся как молния, попыталась пригвоздить Хёна-ву к полу. Хён-ву испугался и отошел назад на несколько шагов. Однако еще до того, как он закончил, Маянг изменил шаг и нацелился бить в висок. Рефлекторно Хён-ву уклонился, а Маянг был уже в нескольких метрах сбоку. Он двигался, как демон.

— О, а ты ничего. Я достаточно увидел, чтобы понять, в каком ты состоянии. Все, как и говорил Хён-ним.

Его атака дважды промазала, но голос Маянга был удовлетворенным. Даже сам Хён-ву удивился. Кики Ли Маянга были уровня профессионального бойца. Хён-ву, знания таэквондо которого были не такими глубокими, не шел с ним ни в какое сравнение. Может быть это было и совпадение, но Хён-ву избежал атаки в челюсть.  Хён-ву уже дважды избежал атаки благодаря подготовке.

— Движения, выученные в Новом Мире, тоже можно применять на практике!

До этого дня он и не предполагал этого. Арк использовал техники уклонения, разученные в Новом Мире. Не только техники, выученные в реальности, работали в Новом Мире, обратное тоже было возможно. Инстинкты, приобретенные в игре и в реальности, смешивались. Но результат был очевидным. В игре в виртуальной реальности мозг игрока привык управлять персонажем. Хотя мозговые волны распознавались компьютером, от реальности движения почти не отличались. Сама идея применять навыки игры в жизни очень вдохновляла.

— Я думал, что не смогу увернуться от атак Ли Маянга после того, как  не смог увернуться от ударов лианами Кангуля. Но я избежал атак Кангуля несмотря на неровную землю под ногами. А если противник стоит на коврике – избежать атаки еще проще.

Хён-ву несколько раз пнул коврик и кивнул. Итак, спарринг начался! Нужно выложиться по полной! Хён-ву начал продвигаться вперед, спокойно дыша. Затем он начал увеличивать темп, затем резко ускорился и ударил.

— Вы только посмотрите, бьет, даже не задумываясь! А он хорош, хоть по виду и не скажешь.

Ли Маянг легко отбил удар, перенося вес попеременно на ноги. Но именно этого движения ждал Хён-ву. Хён-ву крикнул, повернулся и ударил ступней.

— Есть!

Хён-ву обернулся, чувствуя себя приободрившимся, но тут же застыл и раскрыл глаза от удивления. Его прошиб холодный пот.

Ли Маянг заблокировал его удар предплечьем. Однако пот прошиб не по этой причине. Его никогда не впечатляли обычные люди, но что-то блеснуло в глазах Ли Маянга. Сложно описать словами, что это было за чувство. Будто тело его было изрезано острым ножом. Хён-ву по опыту знал, что опасаться надо не накачанных громил. Он понял, что в глазах другого человека – яд. Это были глаза человека, который испытал много жестокости в своей жизни. Чаще всего таким взглядом обладали военные.

— Опасно!

Мозг подал сигнал об опасности, и Хён-ву  отступил на несколько шагов назад. Он не двигался. Инстинкты подсказывали не делать резких движений перед хищником. Но Ли Маянг напал до того, как Хён-ву успел встать в стойку. Он действительно был похож на устремившегося вперед хищника.

— !.

Это было 20 лет назад?

Шел период К-1, когда соревнования по боевым искусствам процветали. Однако быоо очень много критики, и вскоре соревнования превратились в бесполезные спектакли, но ЧПБ (Чемпионат Предельного Боя)  к этому времени уже неплохо развил и продвинул боевые искусства. Была нарисована линия победы или поражения, и результат определялся больше не духом и разумом, а систематическими тренировками и методикой. Да, боевые искусства развились именно за этот период. Но это была только техническая сторона. Этот период времени был использован как отступление. Опасные техники были запрещены, и для практических занятий это подходило  лучше всего. Однако на занятиях ему не так много успели рассказать, и он понятия не имел, какие техники использовать было нельзя. Боевые искусства появлялись, как клыки хищника. Однако сейчас оставалось не так много мест, где обучали настоящему искусству. Например, полицейские спецотряды учились сражаться, ставя на кон жизнь и смерть, и не важно, в какое время суток. А Ли Маянг-рён был лидером спецотряда. Хён-ву был знаком с таэквондо, где проливалась настоящая кровь. Уровень этой техники был выше обыкновенного. Но беда была в том, что очень хорошие техники куда-то испарялись.

К тому же Маянг был неимоверно кровожаден, так что странно, что Хён-ву как-то переносил эти атаки. Когда он блокировал рукой, он ощутил, будто по руке прошелся молот.

— Если он заденет жизненно важные точки, я умру!
Эта кровожадная атака заставляла думать, что к ней приложила руку сама смерть.

Но это пробудило упрямый характер Хёна-ву.

— Если я не положу этому конец, это будет продолжаться еще долго!

Хён-ву стиснул зубы и заставил ноги твердо стоять на полу. Удар! Возможность представится только один раз! Хён-ву ударил ногой, как ураган, когда ему представилась возможность. Ли Маянг перестроился для использования сайдкика, но Хён-ву быстро начал работать ногами.

— Танец Тьмы!

Это была та же самая схема работы ног, которую он недавно выучил в Новом Мире. Когда движения Арка усложнились, Маянг кинулся вперед. Хён-ву избежал атак Маянга и выпрыгнул перед ним, как резиновый мяч. Он вложил всю свою силу в один кик.

Глаза Ли Маянга выражали полнейшее удивление. Такая работа ног не применялась в таэквондо, поэтому он никак ее не ожидал. Однако он жил в мире, где непредвиденные ситуации могли стать кровавыми жестокими полями боя. Ли Маянг остановился и повалился на пол с раскинутыми в разные стороны руками.

Хрясь!

Судя по звуку, у Маянга сломалось ребро. Гвон Хва-ран, все это время молча наблюдавший за происходящим, вскочил:

— Хён-ву! Ты что, с ума сошел?

Хён-ву пришел в себя и увидел валяющегося на земле Маянга.

— Простите, я неосознанно перегнул палку… С вами все в порядке?

— Да, вполне сносно.

Хён-ву глубоко вдохнул и встал. Грудь болела, но настроение было весьма ничего. Спарринг… Как давно он не испытывал таких чувств? К тому же навыки Ли Маянга были на несколько ступеней выше инструкторов, которые раньше обучали Хёна-ву. По ощущениям Маянг был сильнее, чем бойцы по телевизору. Хён-ву понимал, что возможность спарринга с таким противником была очень редкой. К тому же, это был не просто тренировочный бой… Хён-ву вытер пот со лба и улыбнулся.

— А вы научите меня паре техник? Я никогда не видел такого по телевизору. Давайте еще разок!

— Ого, вы только посмотрите на этого парня!

Ли Маянг нетерпеливо тряхнул печами, но остановился, увидев злое лицо Гвона. Он вздохнул и покачал головой:

— Нет, на сегодня хватит. Даже если сейчас боль терпима, завтра будет хуже. Возьми пару припарок перед уходом и не забудь приложить к ушибленным местам. И не забудь прийти в зал, когда настанет время тренировки. Я здесь с 5 утра до 7 вечера.

— Правда? Вы будете лично меня обучать?

— Да. А теперь иди прими душ и марш домой.

— Есть!

Хён-ву кивнул и поклонился, выходя из зала со счастливым выражением лица. Ли Маянг-рён взглянул на уходящего Хёна-ву и серьезно сказал:

—  Хён-ним, вы же сказали, что он не тренировался уже 5-6 лет?

— Да.

— Ему 22?

— Да.

Ли Маянг рассмеялся после ответа Гвона.

— Ха-ха-ха, вот это да! Все возможно…

— Когда я только привел его к тебе, я забыл про то, что он использовал свои навыки в игре в виртуальной реальности. Я даже не знал. А он хорошо вырос.

— Отлично. Я подниму его уровень еще выше.

Гвон Хва-ран и Ли Маянг-рён засмеялись. В их глазах блестело озорство. Когда Хён-ву вышел из зала, на улице его уже ждала машина Гвона.

— Садись, я подвезу.

— Но ведь до моего дома всего несколько остановок.

—  Хватит нести чушь и залазь!

Гвон Хва-ран запихнул Хёна-ву в машину.

Спарринг отнял у него больше сил, чем он думал. И вообще Хёна-ву сонного выдернули из дома и привели сюда, так что сейчас ему снова хотелось спать. Глаза закрывались. Когда он открыл глаза, обнаружил себя в незнакомом месте.

— А? Где это мы?

— Все, вылезай. Сейчас появится кое-кто, кого ты знаешь.

— Что?

— Все, я уехал.

Гвон Хва-ран уехал, оставив Арка в полном замешательстве.

— Что за?.. Встретить кого-то мне знакомого?

— А? Хён-ву-оппа?

Хён-ву застыл на месте. Он совершенно не знал, что делать.

Из магазина вышла женщина и уставилась на Хёна-ву. Голос был знакомым… Джан Хэ-сун. Он вспомнил, что она говорила ему о посещении вечерних занятий для поступления в университет, когда он еще работал в магазине. Хён-ву понятия не имел, где проходят занятия, но Гвон, похоже, был в курсе. И поэтому выбросил его из машины и укатил в обратном направлении.

«Черт, я думал, что это енот, а это медведь!..»

— Что ты тут делаешь? Ты что… Пришел меня встретить?

— А… Ну…

Хён-ву почесал голову и открыл рот. Хён-ву не был медведем. И он не хотел, чтобы Джан Хэ-сун так считала, хотя никогда этого и не говорил. Он не ненавидел ее. Но хотел, чтобы их отношения продолжались просто как отношения брата и сестры. Однако если бы он сейчас сказал это, то был бы не мужчиной.

— Ты голодная? Может… поедим рису? – сказал Хён-ву, глядя на смущенную Джан Хэ-сун. Однако она улыбнулась:

— Оппа приглашает?

— ДаЖ если уложимся в 6000 вон.

— 8000 вон! Я знаю хорошее место токатсу неподалеку.

— Ладно. Тогда кофе из кофе-автомата.

— Ха-ха-ха, я поняла. Тогда прогуляемся туда пешком? Дорога ночью темная и страшная.

Джан Хэ-сун не упустила возможности схватить Хёна-ву за руку: может быть, дорога и вправду опасная?


Предыдущая | Следующая